0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Законы Ману 2»


Условие задачи:

ВВЕДЕНИЕ

Одна из самых древних цивилизаций в мире сложилась более четырех тысяч лет тому назад в долине Инда, с центрами в Хараппе и Махенджо-Даро. Археологические раскопки дали возмож­ность установить, что еще в III тысячелетии до н.э. здесь существо­вали крупные города — центры ремесленного производства, раз­витое земледелие, торговля, имущественное расслоение населения.

Наука, к сожалению, располагает скудными историческими сведениями по этому периоду истории Древней Индии. Полнее представлены исторические свидетельства по так называемому ведическому периоду (вторая половина II тысячелетия до н.э. — середина I тысячелетия до н.э.), когда углубляется социальное рас­слоение и складывается государственность в долине Ганга, чему способствует продолжающееся ряд столетий волнообразное про­никновение на территорию Индии с северо-запада индо-арийских племен, консолидировавшихся где-то на рубеже III—II тысячеле­тия до н.э. в районах Причерноморья и Прикаспия. Долина Ганга к началу проникновения ариев (XIV—XIII вв. до н.э.) была заселена этническими общностями мундов и дравидов, которые были либо оттеснены к югу, либо ассимилированы ариями, носителями более высокой материальной и духовной культуры. До нас дошли отно­сящиеся к этому периоду литературные памятники религиозного содержания — веды, ставшие позже священными книгами индусов, а также произведения народного эпоса.

Хараппская культура долины Инда, существовавшая несколько веков раньше индо-арийской, не оказала существенного воздейст­вия на исторические судьбы народов долины Ганга, с которыми и связано возникновение одной из самобытных, сохранивших до на­стоящего времени свои культурные ценности цивилизаций Востока.

Наиболее многочисленные и разнообразные исторические све­дения (при их общей бедности и ограниченной научной ценности) относятся к следующему, так называемому магадхо-маурийскому периоду (вторая половина I тысячелетия до н.э. — до I в. н.э.), периоду складывания и существования самого крупного не только в Древней Индии, но и на всем Древнем Востоке государственного образования — империи Маурьев (IV в. до н.э. — II в. до н.э.) Среди литературных памятников этого периода особое место занимает древнеиндийский политический трактат Артхашастра, приписы­ваемый Каутилье, советнику основателя империи Маурьев Чанд-рагупте, а также целый ряд религиозно-ритуальных и правовых брахманских компиляций — дхармасутр и дхармашастр, в частно­сти наиболее известная дхармашастра, получившая название "За­коны Ману" (II в. до н.э. — II в. н.э.).


1. ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ДРЕВНЕЙ ИНДИИ. ЗАКОНЫ МАНУ.

Законы Ману представляют собой сборник религиозно-моральных наставлений, изложенных в стихотворной форме от имени легендарного прародителя челове­чества полубога Ману и относящихся в своей окончательной редак­ции к середине II в. н.э.

Слово "дхарма" происходит от санскритского "то единое, что охватывает и поддерживает все вещи вместе" и означает вечный космический порядок или закон (Закон долга и благочестия, как формулировал его содержание Дж. Неру в книге "Мое открытие Индии"), включающий природные (естественные, в том числе кос­мические) и моральные нормы, а также нормы обычного права и установления государства, не расходящиеся с первыми двумя раз­рядами норм. Распространено также восприятие дхармы и как истинного закона индивидуальной и общественной жизни, и сле­дование ему образует основную человеческую добродетельную обя­занность.

Законы Ману состоят из 12 глав, в которых содержится 2685 стихов-шлок. Стихотворная, или, по крайней мере, ритмизиро-ванная, форма изложения — характерная особенность многих древ­них законодательных и в особенности религиозно-законодательных сводов и текстов. На главы и стихи подразделяются тексты Библии, ритмизированной прозой написаны Законы Хаммурапи и древнерим-ские Законы XII таблиц. Многие законодательные положения древ­них народов имеют также форму афоризма. Афористическая форма, как и стихотворная, имеет родственную близость с художественным творчеством и отчасти с творчеством научным (искусством упорядо­ченного изложения определенных знаний). Афоризмы мы встречаем в гимнах "Ригведы", в комментариях к этим гимнам, которые име­новались упанишадами. Многие буддистские тексты представляют собой литературу изречений, например Кхуддака-никая (Собрание кратких изречений), в которое входит переведенный на русский язык буддистский канон Дхаммапада. Насыщен многими афоризмами древ­неиндийский эпос IV в. до н.э.Махабхарата, включающий в качестве составной части знаменитую Бхагаватгиту. Помимо Законов Ману запоминающиеся изречения можно найти в таких ученых трактатах, КакАртхашастра (Наука политики) Каутильи (IV в. до н.э.) и Кама-сутра (Наука любви) Ватсьяяны (ок.111 в. н.э.).

Зафиксированное афоризмом правило (в том числе дхарма) юридическим становится не сразу, а только после составления прозаических комментариев к нему (Д. Деретт). Таким образом, текст дхармашастры, содержащий ритуальные предписания, ста­новится текстом этическим (моральным) и юридическим лишь после "обрамления ритуальных предписаний этическими"[1] . В этом про­являет себя один из характерных (и типичных) для древних об­ществ Востока и Запада способов возникновения правил этического и юридического назначения из обрядовых и ритуальных правил и соответствующих им способов праведного поведения.

Афоризм, таким образом, выполняет ту же просветительскую роль в существующих правилах праведного и законопослушного поведения, что и тексты дхармашастр или артхашастр, перечис­ляющие конкретные дхармы. При этом афоризм может охватывать правила и обыкновения не одной, а нескольких областей социаль­ной жизни и деятельности в их добродетельном или греховном проявлении. "Злодею ученость служит для споров, деньги — для высокомерия, власть — для угнетения. Доброму же наоборот: уче­ность — для-.увеличения знании, деньги — для подаяния, власть — для защиты ближних". Нарушение законов и обычаев чаще всего связывается в них с проявлением какой-либо страсти и предосудительного влечения. "Пьяный, опрометчивый, безум­ный, утомленный, разгневанный, голодный, жадный, робкий, торопливый и влюбленный — все не знают закона"[2] .

Структура Законов Many. Глава I Законов Ману излагает све­дения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхождении основных четырех сословий (варн) и главенствую­щей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского За­кона, которому следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед, в частности "того священного Зако­на, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запе­чатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненави­сти и страстей" (II, 1). После изучения Вед человек считался при­уготовленным для новой духовной жизни — "дваждырожденным" (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также "запомненной священной мудрости" дхарма­шастр.

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни, правильному браку (анулома), а также повествует о последстви­ях неправильных браков (пратилома) и требованиях к соответству­ющим обрядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализа­ции повседневной жизни: повседневные правила гигиены, распо­рядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуа­лов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о дхарме царя, о роли наказания в правосудии, поддержании порядка и "защите всех творений''; в ней даются советы по делам административным, налоговым, воен­ным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (нару­шение договорных отношений, преступные деяния: кража, наси­лие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодея­ние, осквернение ложа духовного наставника-гуру, распитие хмельных напитков и др.), а также роли закона и правилам судо­производства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в случае необходимой обороны (защита от насилия ре­бенка, женщины и священника-брахмана).

Глава IX повествует о "вечном законе для мужа и жены" в их семейной жизни, о личных и имущественных правах и обязан­ностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложении наказаний.

Глава Х содержит правила, общие для трех дваждырожденных варн; семь законных способов приобретения собственности, десять способов существования, дозволенных всем людям в бед­ственном положении; дхармы, общие всем четырем варнам.

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты не­прикасаемых (каста появляется вследствие заключения неправиль­ных, смешанных, межварновых браков, нарушивших дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственно­сти человека за недостаточный контроль за своими мыслями, сло­вами и своим телом.

Согласно толкованиям знатоков Вед, дхарма входит в состав риты (рты), основного справедливого закона, направляющего жизнь вселенной и всего, что в ней содержится. Дхармы имеют , несколько разновидностей. Сакральные дхармы (учение, приноше­ние жертв и раздача даров) входят в обязанности прежде всего брахманов.

Дхармы мирские включают уплату налогов (в шестую долю доходов), охрану всех живых существ (в том числе родственников, душевнобольных, неспособных к оплодотворению и др.). В обязан­ности кшатриев входит исполнение наказаний (X, 70). Однако су­ществуют дхармы для всех четырех варн одновременно.

В шлоке 63 гл. Х говорится: "Ненанесение вреда, правди­вость, неприсвоение чужого, чистота и обуздание органов — ос­новная дхарма для четырех варн, — объявил Ману". И рядом, в шлоке 58, дается перечень запретных поступков и чувств. "Под­лость, грубость, жестокость, неисполнение предписанных обязан­ностей отличают в этом мире человека нечистого по происхожде­нию". Таким образом, исполнение обязанностей и правильное по­ведение с точки зрения морали порождают правильные послед­ствия и сохраняют гармонию человека с вселенским порядком, с правилами (рта) и долгом (карма).

Веды и связанную с ними литературу создали пришлые пле­мена ариев (вначале "арья" означало "земледелец", затем — "бла­городный"). Они же участвовали в распространении учения о варнах и четырех степенях земного совершенства (стадиях прохож­дения земного пути):

Правовые памятники дают яркую картину сословно-кастового деления древ­него общества Индии, которое приобрело здесь наиболее закончен­ные формы.

Процесс социального расслоения древнеиндийского общества начался в недрах разрозненных племенных общин В результате разложения родоплеменных отношений выдвигались более сильные и влиятельные роды, которые сосредоточивали в своих руках об­щественные функции управления, военной охраны, жреческие обя­занности Это привело к развитию социального и имущественного неравенства, рабовладения, к превращению племенной верхушки в родовую аристократию Способствовали развитию социального не­равенства и войны, в ходе которых возникали отношения зависи­мости, подчинения между отдельными племенами и общинами.

Дхармашастры закрепляют четкие религиозно-правовые гра­ницы между брахманами, кшатриями, вайшиями и шудрами, основанные на многочисленных религиозно-ритуальных ограничениях, запретах, предписаниях. Шудры устраняются, например, от уча­стия в жертвоприношениях, ритуалах — "самскарах", за исключе­нием самскары брака. За каждой варной строго закрепляется на­следственный круг занятий. Изучение священных книг — привиле­гия брахманов, кшатриев и вайшиев, которые получают название дважды рожденных (в отличие от шудр — единожды рожденных). Второе рождение и было связано с ритуалом особого посвящения в связи с началом изучения священных книг. Целые главы дхарма-шастр посвящены жесткой регламентации поведения людей, их общения друг с другом, с представителями так называемых непри­касаемых каст, стоящих вне варн индийского общества, ритуалам

На определенном этапе развития древнеиндийского общества по мере углубле­ния процесса разделения труда, неравенства стало складываться новое, касто­вое деление Кастами становились обособленные группы лиц с наследственным характером их деятельности, складывающиеся по профессиональному, родово­му, религиозному и другим признакам Кастовое деление в Индии существует и в настоящее время наряду с традиционным делением на четыре варны "очищения" от "загрязнения" при таком общении и пр. Тяжесть наказания за совершение тех или иных преступлений определяет­ся в дхармашастрах в строгом соответствии с принадлежностью к той или иной варне.

Закрепляемые правом границы варн чаще всего отражали фактическое положение индивида в системе общественного произ­водства и распределения, непосредственно связанного с его отно­шением к собственности на землю: государственной и общинной. Это и дает основания говорить с определенной долей условности о варнах как о сословиях-классах.

Формированию государственных земель способствовали арий­ские завоевания, войны. Одна часть земель завоеванных племен по мере укрепления государственной власти и расширения государ­ственной территории непосредственно переходила в царские вла­дения (сита), судя по Артхашастре здесь применялся труд рабов и зависимых арендаторов; другая — очень рано стала передаваться знати, лицам управленческого аппарата в виде служилых времен­ных пожалований, в "кормление". Они приобретали право сбора налогов с общин, целых областей, деревень одного или нескольких домохозяйств.[3]

С государственной собственностью на землю была связана экс­плуатация общинников-крестьян господствующей правящей вер­хушкой, состоящей из лиц управленческого аппарата, царских чи­новников, военачальников и пр., осуществляемая путем взимания ренты-налога. Другая система эксплуатации существовала в рам­ках самих полуавтономных изолированных общин с присущим им органическим соединением земледелия и ремесла. Общинная вер­хушка эксплуатировала труд рабов и других неполноправных жи­телей общины.

Владельческие права общин в Индии отличались исключи­тельной прочностью. Община имела почти неограниченное право распоряжения общинной землей: продавать, сдавать в аренду, да­рить ее, особенно храмам. В общинной собственности были пастби­ща, ирригационные сооружения, дороги. Коллективно ответствен­ная за сбор ренты-налога община в лице своей управляющей вер­хушки получала часть поборов с общинников-крестьян в свою пользу.

Общинное землевладение сосуществовало с частным кресть­янским землевладением или землевладением большой семьи, ко-торое также было связано с широкими правомочиями — прода­жей, сдачей в аренду, дарением земли. Основное ограничение зем­левладения свободного общинника-крестьянина выражалось в обя­занности платить налог в пользу государства и частных лиц, если государство передавало им свои права.

Полноправный общинник-землевладелец, чаще всего вайший, сам мог быть эксплуататором. В хозяйствах богатых общинников трудились безземельные наемные работники, .представители "не­прикасаемых" каст, которые в основном и создавали прибавочный продукт, присваиваемый различными категориями эксплуатато­ров, рабы. Рабский труд, однако, не был преобладающим в Древней Индии даже в царском хозяйстве. В наиболее распространен­ном мелконатуральном хозяйстве общинника в использовании труда рабов не было нужды. Невелико было число рабов и в ремесле.

Усиление имущественной дифференциации во второй поло­вине I тысячелетия до н.э. все чаще стало проявляться в расхожде­нии варнового статуса и фактически занимаемого человеком места в обществе. В Законах Ману можно найти упоминание о брахманах, пасущих скот, брахманах-ремесленниках; актерах, слугах, к кото­рым предписывается относиться "как к шудрам".

В маурийский период к кшатриям, сосредоточившим в своих руках военную, политическую и экономическую власть, стали от­носить в основном тех, кто принадлежал непосредственно к цар­скому роду и к категории привилегированных наемных воинов. Расцвет городов и расширение торговли вызвали появление зажи­точной торгово-ремесленной верхушки среди вайшиев, включаю­щей крупных купцов, ростовщиков, преуспевающих ремесленни­ков. Они объединялись в корпорации, выполняли роль торговых агентов царя, сборщиков налогов и пошлин.

В буддийской и джайнистской литературе древности описы­вается высокое положение богатых купцов, которые, вопреки пред­писаниям дхармашастр, причислялись к варне кшатриев, пользо­вались большой властью, в том числе и в суде. Затронуло имуще­ственное расслоение и варну шудр. Об этом свидетельствуют За­коны Ману (X, 129): "Шудра не должен накапливать богатство, даже имея возможность (сделать это), так как шудра, приобретая богатство, притесняет брахманов".

О неоднородности варны шудр свидетельствует и то, что к шудрам по мере усиления кастового деления стали относить отверженные, "неприкасаемые" касты па­риев, выполняющих самую унизительную работу. В Законах Ману упоминаются лица, "презренные даже для отверженных" (X, 39).

Таким образом, внутри каждой варны развивалось социаль­ное неравенство, деление на эксплуатируемых и эксплуататоров, но кастовые, общинные, большесемейные границы, скрепленные правом, религией, сдерживали их слияние в единую классовую общность. Это и создавало особую пестроту сословно-классовой социальной структуры Древней Индии.[4]

Социальное расслоение в Древней Индии привело, однако, не к формированию классов (рабовладельцев и рабов), а к возникно­вению особых сословных групп:

· варн брахманов (священнослу­жителей, жрецов),

· кшатриев (воинов, правителей),

· вайшиев (зем­ледельцев, ремесленников)

· шудр (слуг)

Первое упоминание о брахманах, кшатриях, вайшиях и шудрах содержится в самом ран­нем произведении ведической литературы — Ригведе В более позд­них ведах указывается на наследственный характер религиозной и военно-управленческой деятельности брахманов и кшатриев.[5]

Формированию варны жреческой верхушки брахманов способ­ствовала монополизация ими на определенном этапе историческо­го развития отправления религиозных церемоний, знание ведических гимнов

Особая воинская верхушка, военная аристократия — кшатрии начала складываться в процессе завоевания ариями реч­ных долин Северной Индии В эту категорию первоначально вхо­дили только арии, но в ходе ассимиляции завоеванных племен варна кшатриев пополнялась и местными вождями, главами силь­ных родовых групп, на что, в частности, указывает существование в Древней Индии особой категории "вратья-кшатриев", те кшат­риев по обету, а не по рождению

Название третьей варны "вайшии" произошло от слова "виш" — народ, племя, поселение. Это основная масса трудового люда, земледельцев и ремесленников Обособлению кшатриев сре­ди своих соплеменников — вайшиев-простолюдинов способствова­ли представления, что кшатрии — полновластные распорядители богатства, приобретаемого войной, в том числе и рабов-военно­пленных

В основе этой первой, трехчленной дифференциации древне-. индийского общества лежало разделение труда, та глубокая соци­ально действенная ступень разделения, когда труд физический от­делялся от умственного, материальный от духовного, производи­тельный от управленческого В таком разделении труда уже были заложены основы социально-экономического неравенства, эксплуа­тации родовой аристократией простого народа

По мере консолидации высших варн — брахманов и кшатриев складывался особый порядок регулярных отчислений от сельско­хозяйственного продукта доли, получившей название боли (налог) Налог шел на содержание брахманов и кшатриев Он все время возрастал, став со временем своеобразной формой государствен­ной эксплуатации рядовых общинников-крестьян

С формированием самой многочисленной и эксплуатируемой варны шудр связаны процессы завоевания аборигенных племен, но не меньшую роль играло и развитие социального неравенства внутри самого арийского общества; разряд шудр пополнялся представите­лями не только коренного населения, но и беднейшей части арий­ской общины, тех ее членов, которые отрабатывали долги, находи­лись в услужении, попадали в зависимость, иногда и в рабскую.

В Законах Ману (VIII, 415) указаны семь разрядов рабов (а соответственно и семь источников рабства): захваченный под зна­менем (военный плен), раб за содержание, рожденный в доме, куп­ленный, подаренный, доставшийся по наследству, и раб в силу наказания. Право хозяина распоряжаться жизнью и смертью раба было общепризнанным в Древней Индии. Раб был неправоспосо­бен, заключенные им сделки считались недействительными (VIII, 163 и др.). Рабов продавали, уплачивая при этом пошлину, равную 20—25% их цены, как при продаже других товаров, сдавали внаем, закладывали и пр. Потомство рабыни считалось собственностью хозяина (IX, 48, 54—55).[6]

В дхармашастрах в одних случаях проводятся различия меж­ду рабами и шудрами, между рабами и лицами, находящимися в услужении, в других — эти различия отсутствуют. Слово "даса" в Законах Ману (X, 32) одновременно обозначает и раба, и лицо, находящееся в услужении. Связано это было с тем, что рабство в Древней Индии было одной из форм зависимости, но далеко не единственной. Здесь широко были представлены многочисленные переходные социальные формы,. промежуточные социальные со­стояния (от свободных, но неполноправных беднейших слоев насе­ления — к рабам).

2. ОБРАЗОВАНИЕ ФРГ. БОННСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ.

В 1949 г. для Западной Германии были приняты Оккупационный статут и Основной закон Федеративной Республики Германии (ФРГ). «Боннская» конституция объявила Германию парламентской республикой, построенной на принципе федерализма. ФРГ определяется как демократическое, социальное и федеративное государство.

Первый раздел Конституции посвящен правам человека, что подчеркивает их приоритет перед всеми другими положениями. Федерация в целом и каждая земля в отдельности «самостоятельны в своем бюджете и независимы друг от друга». Выделяются широкая сфера исключительного федерального законодательства; сфера конкурирующего законодательства федерации и земель; сфера «рамочного» федерального законодательства; все остальное отнесено к законодательным полномочиям земель.

Основным законодательным органом ФРГ является нижняя палата парламента – бундестаг, избираемый на четыре года. Половина депутатов избирается по мажоритарной системе относительного большинства, вторая половина – по партийным спискам (пропорциональное представительство). Интересы земель представлены в бундесрате. Количество представителей земли (представителями земли в бундесрате являются члены земельного правительства) зависит от количества населения земли, но не менее трех человек. Согласие бундесрата необходимо при принятии законов, относящихся к конкурирующей сфере, затрагивающих интересы земель.

Для выборов главы государства – президента республики – создается особое собрание (федеральное собрание), состоящее из равного количества депутатов бундестага и лиц, избранных ландтагами на пропорциональной основе. Срок полномочий президента – пять лет. Президент назначает канцлера, который утверждается бундестагом. Обычно канцлером становится лидер победившего на выборах в бундестаг избирательного блока. Канцлер формирует правительство.

Президент выступает в качестве представителя республики во внешних делах, хранителя конституционного строя. Однако командует немецкими вооруженными силами (бундесвером) министр обороны (в мирное время) либо федеральный канцлер (во время войны). Распоряжения президента требуют контрасигнации федеральным канцлером. Президент формально назначает и увольняет федеральных судей, некоторых федеральных чиновников, промульгирует федеральные законы. Предусматривается процедура отрешения президента от должности (через Федеральный конституционный суд). Основная власть находится у правительства, возглавляемого федеральным канцлером. На практике именно федеральный канцлер определяет основные направления внутренней и внешней политики Германии, представляет страну в международных отношениях.

Правительство в своей деятельности ответственно перед федеральным парламентом. Федеральный конституционный суд (орган конституционного контроля) толкует Основной закон ФРГ, разрешает споры об объеме и пределах компетенции федеральных и земельных органов государственной власти, проверяет принимаемые федеральные законы и иные акты на предмет их соответствия Конституции.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Богданова Н. А. (автор и составитель). Конституционное право (общая часть). Учебное пособие в 2-х частях. — М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 2008.

2. Древние ин­дийские афоризмы / Сост. и пер. А.Я. Сыркина. М., 1999.

3. История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. Изд.2.-е, стереотип. Под ред. Проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – 480с.

4. История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. Доктора юридических наук, профессора О.Э.Лейста. – М.: Издательство «Зерцало», 1999. – 688с.

5. Мишин А. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. —М.,2006.

6. Самозван­цев A.M. Книга мудреца Яджнавалкьи. М., 1994.

7. Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. -М.: Юрист, 2007.


[1] Самозван­цев A.M. Книга мудреца Яджнавалкьи. М., 1994. С. 8

[2] Древние ин­дийские афоризмы / Сост. и пер. А.Я. Сыркина. М., 1999. С. 20, 22

[3] История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. Изд.2.-е, стереотип. Под ред. Проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

[4] История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. Доктора юридических наук, профессора О.Э.Лейста. – М.: Издательство «Зерцало», 1999.

[5] История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. Изд.2.-е, стереотип. Под ред. Проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

[6] История политических и правовых учений. Учебник / Под ред. Доктора юридических наук, профессора О.Э.Лейста. – М.: Издательство «Зерцало», 1999.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!