0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Законодательство государственного управления и сословной организации в первой половине XIX в


Условие задачи:

Содержание

Введение…………………………………………………………………………………………3.

1. Сословный строй XVIII ― первой половины XIX вв………………………………..4.

2. Развитие государственной системы в первой половине XIX в……………………..14.

3. Изменения в правовом положении церкви…………………………………………...20.

4. Правовое положение окраин империи………………………………………………..21.

5. Кодификация русского права в первой половине XIX в…………………………….23.

6. Кодификация и развитие уголовного права в первой половине XIX в……………..34.

Заключение……………………………………………………………………………………...36.

Список использованной литературы………………………………………………………….37.

Введение

Первая половина XIX века характеризовалась кризисом феодально-крепостнической формации, в недрах которой шел процесс формирования капиталистического уклада. Это отражалось и на политической надстройке — самодержавном и дворянско-бюрократическом государстве, которое переживало углубляющийся кризис.

Характерной особенностью абсолютизма этого времени явилась его способность к лавированию, гибкой смене курса политики, к второстепенным уступкам с целью сохранения крепостного строя.

По своему политическому устройству Россия была самодержавной монархией. Во главе государства стоял император (в просторечии его по традиции называли царем). В его руках была сосредоточена высшая законодательная и распорядительная власть.

Император управлял страной при помощи чиновников. По закону они были исполнителями воли царя. Но в действительности чиновничество играло более значительную роль. В его руках была разработка законов, оно же проводило их в жизнь. Чиновничество было полновластным хозяином в центральных органах управления и в местных (губернских и уездных). Государственный строй России по своей форме был самодержавно-бюрократическим. Слово “бюрократия”так и переводится: власть канцелярий. От произвола бюрократии, от ее мздоимства страдали все слои населения[1] .

Высшая бюрократия состояла по преимуществу из дворян-помещиков. Из них же комплектовался офицерский корпус. Окруженный со всех сторон дворянами, царь проникался их интересами, защищал их как свои собственные.

Правда, иногда между царем и отдельными группировками дворянства возникали противоречия и конфликты. Порою они достигали очень острых форм. Но эти конфликты никогда не захватывали все дворянство.

1. Сословный строй XVIII ― первой половины XIX вв.

Формирование отечественной сословной структуры характерно для эпохи "просвещенного абсолютизма", ставившего целью сохранение порядка, в котором каждое сословие выполняет свое назначение и функцию. Ликвидация привилегий и уравнивание прав, с этой точки зрения, понимались как " общее смешение", которого не следует допускать.

Процесс правовой консолидации дворянства начался еще в петровскую эпоху. "Указ о единонаследии" подготовил единство имущественной базы этого сословия и специально подчеркнул его служебную функцию, ставшую обязательной (дворяне были вынуждены служить).

Манифест Петра III "О вольности дворянской", подтвердив особое положение дворянского сословия в обществе, отменил обязательность тяготившей дворянство службы. В нем были намечены новые сферы приложения дворянской инициативы (кроме государственной и военной службы) — торговля и промышленность.

Наиболее важным актом, осуществившим правовую консолидацию дворянства, стала “Жалованная грамота дворянству“ (1785 г.).

Еще в 1771 г. в результате работы уложенной комиссии был подготовлен проект, позже положенный в основу "Жалованной грамоты дворянству". В проекте все население разделялось на три класса, первый из которых именуется "благородный". Проект развивал положения екатерининского "Наказа" об особом статусе и предназначении дворянства.

Привилегии дворянства определялись достаточно широко: прежде всего закреплялось положение Манифеста 1762 г. "О вольности дворянской", о свободе дворян служить, оставлять службу, выезжать в другие государства, отказываться от подданства.

Устанавливались политические корпоративные права дворянст­ва: право созывать и участвовать в провинциальных съездах, право избирать дворянами судей.

"Жалованная грамота дворянству" (полное название "Грамота на права и преимущества благородного российского дворянства") состояла из вводного манифеста и четырех разделов (девяносто две статьи).

В ней устанавливались принципы организации местного дворянского самоуправления, личные права дворян, и порядок составления родословных дворянских книг.

Дворянское достоинство определялось как особое состояние качеств, которые

послужили основанием для приобретения дворян­ского звания. Дворянское звание рассматривалось как неотъемлемое, потомственное и наследственное. Оно распространя­лось на всех членов семьи дворянина.

Основаниями для лишения дворянского звания могли стать, лишь уголовные преступления, в которых проявилось моральное падение преступника и нечестность. Перечень этих преступлений был исчерпывающим.

Личные права дворян включали: право на дворянское достоинство, право на защиту чести, личности и жизни, освобож­дение от телесных наказаний, от обязательной государственной службы и др.

Имущественные права дворянства: полное и неограниченное право собственности, на приобретение, использование и наследова­ние любого вида имущества. Устанавливалось исключительное право дворян покупать деревни и владеть землей и крестьянами, дворяне имели право открывать промышленные предприятия в своих имениях, торговать продукцией своих угодий оптом, приобретать дома в городах и вести морскую торговлю.

Особые судебные права дворянства включали следующие сословные привилегии: личные и имущественные права дворянства могли быть ограничены или ликвидированы только по решению суда: дворянина мог судить только равные ему сословный суд, решения других судов для него не имели значения.

Сословное самоуправление дворянства, регламентированное "Жалованной грамотой" выглядело следующим образом: дворяне и создавали общество или Собрание, наделенное правами юридического лица (имевшее собственные финансы, имущество, учреждения и служащих).

Собрание наделялось определенными политическими правами: оно могло делать представления местным властям, центральным учреждениям и императору по вопросам " общественной пользы".

В состав Собрания входили все дворяне, имевшие имения в данной губернии. Из числа уездных предводителей дворянства Собрание раз в три года избирало кандидатов в губернские предводители дворянства. Кандидатура последнего утверждалась губернатором или представителем монарха в губернии[2] .

Устранялись от выборов дворяне, не имевшие земель и не постигшие двадцатипятилетнего возраста. Ограничивались при выборах права дворян, не служивших и не имеющих офицерских чинов. Опороченных судом дворян исключали из состава Собрания.

Собрание избирало также заседателей в сословные суды губернии и полицейских

должностных лиц земской полиции.

Дворянские собрания и уездные предводители осуществляли составление дворянских родословных книг и решали вопросы о допустимости в число дворян тех или иных лиц (существовало около двадцати правовых оснований для причисления к дворянству).

Жалованная грамота сохраняла отличие прав личного дворянства от прав потомственного дворянства. Все потомственное дворянство обладало равными правами (личными, имуществен­ными и судебными) независимо от разницы в титулах и древности рода. Правовая консолидация дворянства, как сословия, завер­шилась. Закрепленные за дворянством права определялись как "вечные и неизменные". Вместе с тем дворянские корпорации находились в непосредственной зависимости от государственной власти (регистрация дворян в родословных книгах проводилась по установленным государством правилам, государственные чиновники утверждали кандидатуры выборных дворянских предводителей, дворянские выборные органы действовали под эгидой государственных должностных лиц и учреждений).

Правовой статус городского населения как особого сословия начал определяться еще в конце XVII в. Затем создание органон городского самоуправления при Петре I (ратуши, магистраты) и установление определенных льгот для верхушки городского населения, укрепили этот процесс. Дальнейшее развитие промыш­ленности торговли и финансов (как особых функций города) потребовали издания новых правовых актов, регулирующих эти сферы деятельности.

В 1769 г. был разработан проект положения "О среднем роде людей" или правовом статусе мещанства. К этому сословию отно­сились: лица, занимающиеся наукой и несущие службу (белое духовенство, ученые, чиновники, художники); лица, занятые тор­говлей (купцы, фабриканты, заводчики, владельцы судов и море­плаватели); прочие лица (ремесленники, мещане, работные люди). "Средний род" людей располагал полнотой государственных прав, правом на жизнь, безопасность и имущество. Предусматри­вались судебные права, права на неприкосновенность личности вплоть до окончания судебного разбирательства, на защиту в суде. Мещане освобождались от общественных работ, их запрещалось переводить в крепостное состояние. Они имели право свободного переселения, передвижения и выезда в другие государства, право на свой внутрисословный суд, на обзаведение домами, право выставлять вместо себя замену по рекрутскому набору.

Мещане имели право владения городскими и загородными домами, имели

неограниченное право собственности на принадлежащее им имущество, неограниченное право наследования.

Они получали право владеть промышленными заведениями (с ограничением их размеров и числа работающих на них), организовывать банки, конторы и пр.

При подготовке "Жалованной грамоты городам" (которая началась в 1780 г.) кроме материалов уложенной комиссии были использованы другие источники: Цеховой устав (1722 г.), Устав благочиния (1782 г.) и Учреждение для управления губернией (1775 г.), шведский Цеховой Устав и Положение о маклере (1669 г.), прусский Ремесленный устав (1733 г.), законодательство городов Лифляндии и Эстляндии.

"Жалованная грамота городам" (полное название: "Грамота на права и выгоды городам Российской Империи") была опубликована одновременно с "Жалованной грамотой дворянству" в апреле 1785 г. Она состояла из манифеста, шестнадцати разделов и ста семидесяти восьми статей.

Грамота закрепляла единый сословный статус всего населения городов независимо от профессиональных занятий и родов деятельности.

Это вполне согласовывалось с идеей создания "среднего рода людей". Единый правовой статус городского населения основывался на признании города особой организованной территорией с особыми же административной системой управления и видами занятий населения.

Принадлежность к мещанскому сословию, по мысли законодателя, основывается на трудолюбии и добронравии, является наследственным, связана с пользой, которую мещанство приносит отечеству (принадлежность к мещанству — не естественное явление, как принадлежность к дворянству). Лишение мещанских прав и сословных привилегии могло осуществляться по тем же основаниям, что и лишение сословных прав дворянина (также приводился полный перечень деяний).

Личные права мещан включали: право на охрану чести и достоинства, личности и жизни, право на перемещение и выезд за границу.

К имущественным правам мещанства относились: право собственности на принадлежащее имущество (приобретение, использование, наследование), право владения промышленными предприятиями, промыслами, право на ведение торговли.

Все городское население делилось на шесть категорий:

1)"настоящие городские обыватели", имеющие в городе дом и иную недвижимость;

2) записанные в гильдии купцы (I гильдия — с капиталом от десяти до пятидесяти тысяч рублей, II — от пяти до десяти тыс. рублей, III — от одной до пяти тысяч рублей);

3) состоявшие в цехах ремесленники;

4) иногородние и иностранные купцы;

5) именитые граждане (капиталисты и банкиры, имевшие капитал не менее

пятидесяти тысяч рублей, оптовые торговцы, судовладельцы, состоящие в городской администрации, ученые, художники, музыканты);

6) прочее посадское население.

Купцы I и II гильдий пользовались дополнительными личными правами, освобождались от телесных наказаний, могли владеть крупными промышленными и торговыми предприятиями. От телесных наказаний освобождались и именитые граждане.

Права и обязанности ремесленников регламентировались внутрицеховыми правилами и "Уставом о цехах".

За городскими жителями, как и за дворянством, признавалось право корпоративной организации. Горожане составляли "общество городское" и могли собираться на собрания с санкции администрации.

Горожане избирали бургомистров, заседателей-ратманов (на три года), старост и судей словесных судов (на год).

Собрание могло обращаться с представлениями к местным властям и наблюдать за соблюдением законов. За городским обществом признавалось право юридического лица. Участие в обществе ограничивалось имущественным цензом (уплата годового налога размером не менее пятидесяти рублей) и возрастным цензом (не моложе двадцати пяти лет).

В городе создавалась общая городская дума, в которую входили избранные городской голова и гласные (по одному от каждой из шести категорий горожан и пропорционально частям города).

Общая городская дума образовывала свой исполнительный орган — шестигласную городскую думу из числа гласных, в заседаниях которой участвовали один представитель от каждой категории. Председательствовал городской голова.

В компетенцию городской думы входили: обеспечение в городе тишины, согласия и благочиния, разрешение внутрисословных споров, наблюдение за городским строительством. В отличие от ратуш и магистратов судебные дела не входили в ведение городской думы — их решали судебные органы.

В 1785 г. был разработан проект еще одной сословной грамоты — “Сельского положения“. Документ касался положения только государственных крестьян. Он утверждал за ними неотъемлемые сословные права: право на свободное звание, право собственности на движимое имущество, право приобретать в собственность недвижимость (исключая деревни, фабрики, заводы и крестьян), право отказываться от уплаты незаконных податей, сборов и повинностей, право заниматься земледелием, промыслами и торговлей.

Сельское общество получало права корпорации. Сельские “обитатели“ могли избирать исполнительные органы самоуправления общинах, избирали сословный суд и выходили с представлениями к местной администрации. Лишение сословных прав могло осуществляться только по суду.

Предполагалось разделить все сельское население, по аналогии с городским, на шесть категорий с учетом объявленного капитала, по имущественному цензу. Две первых категории (с капиталом более одной тысячи рублей) освобождались от телесных наказаний.

Проект не стал законом, однако государственная и правовая политика в отношении крестьянства достаточно ясно определялась.

Крестьянское население подразделялось на “государственных поселян“, принадлежавших государству и владевших землями, полученными от правительства; свободных крестьян, арендующих землю у дворян или правительства и не являющихся крепостными;крепостных крестьян, принадлежавших дворянам или императору.

Все категории крестьян имели право нанимать работников, выставлять вместо себя нанятых в рекруты, обучать своих детей (крепостные могли это делать только с разрешения помещика), заниматься мелкой торговлей и кустарными промыслами.

Права наследования, распоряжения имуществом, вступления в обязательства для крестьян были ограничены.

Государственные крестьяне и свободные крестьяне имели право на защиту в суде, и на полное владение, но не распоряжение предоставленными землями, на полную собственность в движимом имуществе.

Крепостные крестьяне полностью подлежали суду помещиков, а по уголовным делам — государственному суду. Их имущественные права были ограничены необходимостью получать разрешение помещика (в области распоряжения и наследования движимого имущества). Помещику, в свою очередь, запрещалось продавать крестьян в "розницу".

Свободными людьми объявлялись казаки. Они не могли быть обращены в крепостное состояние, имели права на судебную защиту, могли владеть мелкими торговыми заведениями, сдавать их в аренду, заниматься промыслами, нанимать на службу вольных людей (но не могли владеть крепостными), торговать товарами собственного производства. Казацкие старшины освобождались от телесных наказаний, их дома — от постоя.

Устанавливалось единообразное и особое военно-административное управление казачьими войсками: войсковая канцелярия, руководство которой назначалось

правительством, а члены избирались казаками[3] .

Развитие дворянского права собственности проходило в русле правовой консолидации этого сословия. Еще в "Манифесте вольности дворянской" расширялось понятие недвижимого имущества, впервые введенное в оборот "Указом единонаследии". К недвижимостям были отнесены дворы, фабрики и заводы.

Установленная в 1719 г. монополия государства на недра и леса отменяется в 1782г. — помещики получают право собственности на лесные угодья.

Еще в 1755 г. была установлена помещичья монополия на винокурение, с 1787 г. дворянам разрешается повсеместная свободная торговля хлебом. В этой области никто не мог конкурировать с помещичьими хозяйствами.

Дифференциация правовых форм дворянского землевладения упрощается: все имения стали подразделяться на два вида — родовые и благоприобретенные.

Упростился порядок наследования помещичьих имений, расширилась свобода завещателя. В 1791 г. бездетные помещики получают полную свободу передавать по наследству недвижимость любым лицам, даже не относящимся к членам рода наследодателя.

"Жалованная грамота дворянству" закрепила права дворян заниматься промышленной и торговой деятельностью, открыв для сословия новые перспективы деятельности.

Дворяне обладали неограниченным правом собственности на имения любого типа (благоприобретенные и родовые). В них они могли осуществлять любую, не запрещенную законом деятельность. Им предоставлялось полное право распоряжения имениями, они имели полную власть над крепостными крестьянами, по собственному усмотрению могли налагать на них различные подати, оброки и использовать на любых работах.

Законодательство о предпринимательстве, формировании капиталистической экономики. В первой половине XIX в. во всех отраслях экономики происходило формирование капиталистических отношений. Сельское хозяйство определенно ориентировалось на рынок: его продукция производилась с целью сбыта, в структуре крестьянских отработок и повинностей увеличивалась доля денежных оброков, увеличивались размеры барской запашки. В ряде районов развивалась месячина: перевод крестьян на оплату продуктами, тогда как их наделы переходили в барскую запашку.

В поместьях появляется все большее число промышленных предприятий и мануфактур, на которых использовался труд крепостных. Происходила дифференциация крестьянства, разбогатевшие вкладывали свои капиталы в промышленность и торговлю.

В промышленности возрастало применение наемного труда, увеличивалось число кустарных и мелких предприятий, крестьянских промыслов. В 30—50-е годы мануфактуры превращались в капиталистические фабрики, основанные на машинной технике (уже в 1825 г. более половины занятых в обрабатывающей про­мышленности рабочих были наемными, преимущественно оброчными крестьянами). Быстро возрастал спрос на свободную ра6очую силу.

Ее пополнение, возможно было осуществлять только из крестьянской среды, для чего следовало провести, определенные правовые преобразования в положении крестьянства.

В 1803 г. принимается "Указ о вольных хлебопашцах", по которому помещики получили право отпускать своих крестьян на волю за установленный самими помещиками выкуп. Почти за шестьдесят лет действия указа (до реформы 1861 г.) было утверждено лишь около пятисот договоров об освобождении, и стали вольными хлебопашцами около ста двенадцати тысяч человек. Освобождение осуществлялось с санкции Министерства внутренних дел, крестьяне получали права собственности на недвижимость и участие в обязательствах.

В 1842 г. издается “Указ об обязанных крестьянах“, предусматривающий возможность передачи помещиками крестьянам земли в арендное пользование, за что крестьяне обязывались выполнять предусмотренные договором повинности, подчиняться суду помещика. На положение "обязанных" крестьян было переведено лишь около двадцати семи тысяч крестьян, прожи­вающих в имениях всего шести помещиков. Недоимки с крестьян взымали через полицию "губернские управления".

Обе эти частичные реформы не решали вопроса об изменении экономических отношений в сельском хозяйстве, хотя и наметили механизм аграрной реформы (выкуп, состояние "временной обязанности", отработки), которая осуществлялась в 1861 г.

Более радикальными были правовые меры, принятые в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях: в 1816—1819 гг. крестьяне этих регионов были освобождены от крепостной зависимости без земли. Крестьяне переходили на отношения аренды, пользуясь помещичьей землей, выполняя повинности и подчиняясь помещичьему суду.

Мерой, направленной на изменение крепостнических отноше­ний, стала организация военных поселений, в которых с 1816 г. стали размещаться государственные крестьяне. К 1825 г. их число достигло четырехсот тысяч человек. Поселенцы были обязаны заниматься сельским хозяйством (отдавая половину урожая государству) и нести военную службу. Им запрещалось торговать, уходить на заработки, их жизнь регламентировалась Воинским уставом. Эта мера не могла дать свободных рабочих рук для развития промышленности, но наметила пути для организации принудительного труда в сельском хозяйстве, которые будут использованы государством значительно позже.

В 1847 г. было создано министерство государственных имуществ, которому было поручено управление государственными крестьянами: было упорядочено оброчное обложение, увеличены земельные наделы крестьян; закреплена система крестьянского самоуправления: волостной сход — волостное управление — сельский сход — сельский староста. Эта модель самоуправлений будет еще долгое время использоваться как в системе общинной, так и будущей колхозной организации, став однако фактором, сдерживающим отход крестьян в город и процессы имущественной дифференциации крестьянства.

Новые экономические отношения требовали, однако, изменений в правовом положении сельских обывателей. Отдельные шаги в этом направлении были сделаны в первой половине XIX в. Уже в 1801 г. государственным крестьянам было разрешено покупать землю у помещиков.

В 1818 г. был принят указ, разрешивший всем крестьянам (в том числе и помещичьим) учреждать фабрики и заводы.

Потребность в свободном наемном труде сделала неэффективным использование труда посессионных крестьян на фабриках заводах: в 1840 г. заводчики получили право освобождать посессионных крестьян и вместо них нанимать вольных людей и оброчных крестьян.

В городах параллельно с сословием мещан и цеховых (мастера, ремесленники, подмастерья) стала возрастать социальная группа “рабочих людей“.

Особым сословием было казачество (1,5 млн. человек). Прошли те времена, когда казачья вольница причиняла правительству крупные неприятности. К концу XVIII в. правительство установило полный контроль над районами расселения казаков, а в XIX в. стало даже создавать новые казачьи войска для охраны границ. В число казаков зачислялись лица других сословий, прежде всего государственные крестьяне. Так было образовано Сибирское казачье войско, а затем Забайкальское.

В середине XIX в. в России существовало 9 казачьих войск: Донское, Черноморское (позднее преобразованное в Кубанское), Терское, Астраханское, Оренбургское, Уральское, Сибирское, Забайкальское и Амурское. В самом большом войске. Донском, насчитывалось 588 тысяч душ обоего пола. Вторым по численности было Оренбургское войско, а третьим — Черноморское. Впоследствии Кубанское войско вышло на второе место.

Атаманом всех казачьих войск считался наследник престола. Во главе каждого

войска стоял наказной (назначенный) атаман. Станичные атаманы избирались на

станичных сборах (сходах). В этом звене сохранялись традиции казачьего самоуправления.

Казак являлся на службу со своей строевой лошадью, обмундированием и холодным оружием. Благодаря хорошей боевой подготовке и военным традициям казачьи части сыграли видную роль в Отечественной войне 1812 г. и в других войнах. Сохранялось их значение в охране внешних рубежей России[4] .

2. Развитие государственной системы

в первой половине XIX в.

Революция государственной системы, сформированной в первой четверти XVIII в., происходила в течение всего столетия. Определенно наметилась дальнейшая централизация и бюрократизация государственного аппарата, параллельно углублялась специализация отдельных органов власти и управления.

Император возглавлял всю систему власти, опираясь на разветвленный чиновничий аппарат. До 1801 г. в качестве высшего совещательного органа действовал Совет при высочайшем дворе, его сменил Непременный совет, состоявший из двенадцати членов, который просуществовал до 1810 г.

В 1810 г. в качестве высшего законосовещательного органа, разрабатывающего законопроекты, позже утверждаемые Императором, был создан Государственный совет.

Председателем Государственного совета являлся император, в его отсутствие в заседаниях председательствовал назначенный им член Совета. Численность органа колебалась от сорока до восьмидесяти членов (Государственный Совет просуществовал до 1917 г.). Члены Совета назначались императором или входили в него по должности (министры).

Государственный совет рассматривал и готовил различные правовые акты: законы, уставы, учреждения. Основной целью его законотворческой деятельности было приведение всей правовой системы к единообразию.

Государственный совет состоял из пяти департаментов: департамент законов (в котором проходила основная работа по подготовке законопроектов), дел военных, дел гражданских и духовных, государственной экономии и дел Царства Польского (созданный после восстания в Польше 1830—1831 гг.).

Работа Государственного совета осуществлялась либо в форме общих собраний, либо в форме департаментских заседаний. Все делопроизводство сосредотачивалось в канцелярии, которой руководил государственный секретарь.

В 20-х годах XIX в. Государственный совет утрачивает свою монополию на законотворчество. Эта работа с 1826 г. сосредотачивается в Собственной Его Величества канцелярии, в специальных комитетах и министерствах. Собственная Его Величества канцелярия стала органом, возглавившим всю систему центральных отраслевых органов государственного управления.

Канцелярия состояла из шести отделений: первые три были образованы в 1826 г., четвертое — в 1828 г., пятое — в 1836 г., шестое — в 1842 г.

Первое отделение контролировало деятельность министров, министерств, готовило законопроекты, ведало назначением и увольнением высших чиновников.

Второе отделение осуществляло кодификационные работы, проводило обобщение юридической практики.

Третье отделение было создано для руководства борьбой с государственными преступлениями. Оно состояло из восьми отделов: первый ведал сбором данных полиции по вопросам, подведомственным отделению, второй осуществлял контроль за деятельностью религиозных сект и раскольников, третий занимался вопросами подделки денег и ценных бумаг, четвертый осуществлял организацию работы по надзору за определенными категориями граждан, пятый руководил административной высылкой поднадзорных, шестой осуществлял наблюдательное производство за местами лишения свободы, седьмой организовывал наблюдение за иностранными гражданами, восьмой занимался статистическими исследованиями и обобщениями.

Четвертое отделение занималось благотворительными учреждениями и женскими учебными заведениями.

Пятое отделение было специально создано для подготовки проекта реформы по управлению государственными крестьянами.

Шестое отделение занималось подготовкой материалов относящихся к управлению территорией Кавказа.

После создания новых центральных органов управления окончательно определилось роль Сената — он утвердился как высший судебный орган государства. Все департаменты Сената превратились в высшие апелляционные инстанции для судов губерний.

Последняя попытка вернуть Сенату управленческие государственные функции была предпринята в 1802 году. Сенату были подчинены коллегии, губернаторы, на него возлагались функции "конституционного суда" — подготовка представлений императору о несоответствии тех или иных издаваемых указов другим существующим правовым актам. Сенат ревизовал деятельность местных органов, передавая собранные материалы компетентным органам.

С 20-х годов XIX в., однако, за Сенатом закрепилась единственная роль высшего судебного учреждения.

Дальнейшая централизация государственного управления потребовали пересмотра системы отраслевых органов государственного управления.

В 1802 г. был принят манифест "Об учреждении министерств", положивший начало новой форме отраслевых управленческих органов. В отличие от коллегий министерства они обладали большей оперативностью в делах управления, в них усиливалась персональная ответственность руководителей и исполнителей, расширялись значение и влияние канцелярий и делопроизводства. В 1802 г. было образовано восемь министерств: военных сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции, народного просвещения, Новыми по существу были министерство внутренних дел и министерство просвещения: на министерство внутренних дел, кроме задач по организации и поддержанию общественного порядка, возлагались задачи по управлению государственной промышленностью и строительством; министерство просвещения, кроме своих прямых функции, занималось также организацией подготовки кадров для государственного аппарата, ему подчинялись Академия наук, университеты, другие учебные заведения, библиотеки, типографии и музеи. Министерство осуществляло цензуру над издававшейся литературой.

В задачи министерств входили: организация "сношений с местами", подготовка справок о текущих делах и отчетов. Они действовали на основе подготовленных для них инструкций, обобщали проделанную работу и подготавливали перспективные планы на будущее. Министры были обязаны ежегодно представлять в Сенат отчеты о своей деятельности.

В 1811 г. издается “Общее учреждение министерств“, документ, подготовленный М.М. Сперанским. На основании этого акта власть министров определялась как высшая исполнительная, непосредственно подчиненная верховной императорской власти.

Министры и товарищи министров (заместители) назначались императором, высшие чиновники министерств назначались императором по представлению министра, низшие — назначались министром.

Аппарат министерств подразделялся на департаменты (присут­ствия, в которых принимались решения, организованные по направлениям деятельности) и канцелярии (где осуществлялось все делопроизводство). Департаменты и канцелярии возглавлялись директорами.

В составе министерства действовал Совет при министерстве, в который входили товарищи министра и директора департаментов (министерская совещательная коллегия).

Число министерств и приравненных к ним учреждений возросло: появились Государственное казначейство, Ревизия государствен­ных счетов (Государственный контроль), Главное управление путей сообщения, Главное управление духовных дел разных веро­исповеданий, Министерство полиции.

Для решения межведомственных вопросов могли созываться совещания министров. В Манифесте 1802 г. деятельность и организация таких совещаний не была конституирована, в 1812 г. они получают законодательное оформление в лице Комитета министров.

В комитет входили по должности министры, председатели департаментов Государственного совета, государственный секретарь. Остальные члены Кабинета назначались императором.

Комитет рассматривал законопроекты, отчеты министерств, различные вопросы, связанные с управлением страной и подбором кадров чиновников. Все решения кабинета должны были утверждаться императором.

С усилением роли Канцелярии значение Кабинета министров в делах государственного управления снижается.

Вместе с постоянно действующими центральными органами власти и управления в первой половине XIX в. действовал ряд временных комитетов (секретных органов). Они создавались императором для решения важных, неотложных, не нуждающихся в огласке вопросов (например, вопроса об устройстве государственных крестьян в 1828, 1835, 1849 гг., финансов вопросов — 1812, 1840, 1842 гг. Большую работу провели: негласный комитет, подготавливавший реформу органов государственного управления в 1801—1803 годах, комитеты по борьбе с голодом 1840 г., комитеты, управлявшие страной в период отсутствия императора — в 1828 и 1849 гг.).

В результате работы комитетов по упорядочению управлений государственными крестьянами (1837—1838 гг.) в губерниях были учреждены палаты государственных имуществ, в уездах — окружные управления государственных имуществ, которым подчинялись выборные волостные управления.

После декабрьских событий 1825 г. правительство предпринимает ряд мер, направленных на усиление государственной и политической безопасности. Это коснулось прежде всего сети специальных карательных и политических органов.

Еще в 1801 г. была упразднена Тайная экспедиция, а в 1802 было создано Министерство внутренних дел, возглавившее систему полицейских органов.

В 1810 г. из него было выделено особое Министерство полиции, наделенное чисто полицейскими полномочиями, но уже вскоре (в 1819 г.) вновь было включено в состав Министерств внутренних дел.

В 1826 г. Особая канцелярия Министерства внутренних дел (занимавшаяся вопросами политической и государственной безопасности) включается в структуру Собственной ЕгоВеличества канцелярии: именно тогда возникает известное Третье отделение Собственной Его Величество канцелярии[5] .

В задачи Отделения входило руководство полицией, борьба с революционерами, сектантами и раскольниками, высылка и размещение "подозрительных людей", управление тюрьмами и наблюдение за иностранцами.

Структура Третьего отделения включала пять экспедиций. Первая (секретная) вела непосредственную борьбу с революционным движением, осуществляла следствие по политическим делам, наблюдала за деятельностью революционным организаций и отдельных лиц. В своей работе она опиралась на разветвленную агентурную сеть.

Вторая экспедиция вела борьбу с религиозными и должностными преступлениями. В ее ведении находились политические тюрьмы: Шлиссельбургская и Петропавловская крепости, Алексеевский равелин.

Третья экспедиция организовывала наблюдение за иностранцами, проживавшими в России.

Четвертая — вела борьбу с крестьянскими волнениями и выступлениями.

Пятая экспедиция (созданная в 1842 г.) осуществляла цензуру.

В связи с изменением подчиненности Особой канцелярии Министерства внутренних дел и ее вхождением в состав Собственной Его Величества канцелярии, изменилась и структура Третьего отделения, состоявшего к 1826 г. из восьми отделов.

Третье отделение подчинялось непосредственно императору. Интересующие сведения оно могло затребовать у любого министра, генерал-губернатора и губернатора.

В 1827 г. был создан специальный жандармский корпус, составивший вооруженную и оперативную опору Третьего отделения. В 1836 г. было принято "Положение о корпусежандармов". Создавалась сеть жандармских округов, подчинявшихся главному жандармскому управлению. На местах создавались губернские жандармские управления и городские команды жандармов (в губернских, портовых городах и крепостях).

В задачи жандармских команд входило: "усмирение буйства и восстановление нарушенного повиновения", "рассеяние законом запрещенных скопищ".

В 1837 г. реорганизуется система полицейских органов: в связи с делением уездов на более мелкие административно-территориаль­ные единицы (станы) появляется полицейская должность станового пристава. Тем самым полицейская сеть распространя­ется в сельские районы страны. Становой пристав опирался в своей деятельности на сельскую выборную полицию: сотских и десятских и на вотчинную полицию помещиков.

В первой половине XIX в. создается разветвленная сеть тюремных учреждений. Первым общегосударственным актом, регулирующим эту сферу, стал "Свод учреждений и уставов о содержащихся под стражей и ссыльных", принятый в 1832 г. и дополненный в 1842 г. В нем регламентировался порядок содержания под стражей и ссылки лиц, относящихся к разным сословиям, предусматри­вались определенные льготы и привилегии для некоторых из них.

Государственные преступники, содержались в политических тюрьмах.

Совершившие церковные преступления заключались в монастырские тюрьмы (Соловецкий монастырь, Кирилло-Белозерский монастырь).

Остальные преступники содержались в общеуголовных тюрьмах; в одном Санкт-Петербурге в 1829 г. в тюрьмах находились почти три с половиной тысячи заключенных крестьян, присланных туда помещиками.

В первой половине XIX в. были упразднены верхний земский суд, губернский магистрат и верхняя расправа. Судами второй инстанции в губерниях стали палаты уголовного и гражданского суда. Палата гражданского суда выполняла также функции нотариата.

С 1808 г. стали образовываться коммерческие суды, рассматри­вавшие вексельные дела, дела о торговой несостоятельности и пр. Действовали другие ведомственные суды: военные, морские, горные, лесные, духовные, путей сообщения, волостные крестьянские суды. В столицах действовали надворные суды по делам сословий. Судебное управление осуществляло образованное в 1802 г. Министерство юстиции. Вся судебная система строилась на сословных началах.

3. Изменения в правовом положении церкви

Еще в 1649 г. был образован светский Монастырский приказ, суду которого подлежали все церковные лица и зависимое от них население. Государство стремилось полностью подчинить церковь своей юрисдикции. Борьба была жестокой: в 1677 г. Монастырский приказ был упразднен, но в 1701 г. восстановлен с более широкими полномочиями. Он стал фактически высшим административно-судебным учреждением, контролировавшим и управлявшим духовенством, церковными вотчинами и их населением.

В начале XIX в. правительство стремится создать собственный идеологический аппарат и окончательно подчинить ему бюрократизированное духовенство. Церковных иерархов предполагалось устранить от управления церковью в центре и на местах, передав управление государственному органу. В 1817 г. создается Министерство духовных дел и народного просвещения. Министру передавались административные функции Синода, устанавливался контроль за его судебной деятельностью. Синод подчинялся Министерству духовных дел. Однако уже в 1824 г. министерство ликвидируется.

Во второй четверти XIX в. в ведение обер-прокурора Синода передаются некоторые вопросы, ранее рассматриваемые самим этим органом. В 30-е годы в непосредственное ведение обер-прокурора переходит канцелярия Синода и комиссия духовных училищ.

В 1836 г. создаются особая канцелярия обер-прокурора Синода и хозяйственный комитет, подчиненные обер-прокурору. Bсе исполнительные органы Синода оказались подчиненным одном, лицу, а высший орган церковного управления оказался изолированными от местного аппарата, утратившим хозяйственные, финансовые и административные функции перешедшие к светским органам и чиновникам. Государство стремилось организационно и административно подчинить себе церковь, сохранив ее в качестве идеологической системы и центра.

4. Правовое положение окраин империи

В 1809 г. к России была присоединена Финляндия, в 1875 г. — часть герцогства Варшавского, в 1812 г. — Бессарабия.

Финляндия именовалась Великим княжеством Финляндским, а русский император являлся Великим князем Финляндским и был главой исполнительной власти. Законодательная власть принадлежала сословному Сейму, а исполнительная (с 1809 г.) — Правительствующему Сенату из двенадцати человек, избранных Сеймом.

Великий князь финляндский (российский император) являлся главой исполнительной власти, утверждал законы, принимаемые Сеймом, назначал членов высших судебных органов, наблюдал за отправлением правосудия, объявлял амнистии, представлял княжество Финляндское во внешних сношениях.

Сейм созывался через каждые пять лет, он состоял из двух палат, представляющих четыре сословия: рыцарство и дворянство, духовенство, горожан и крестьян. Решение Сейма считалось принятым, если оно принималось тремя палатами. Принятие или изменение основных законов требовало решения всех четырех палат.

Сейм имел право законодательной инициативы и право петиций перед императором, он устанавливал новые налоги или решал вопросы о новых источниках государственных доходов. Без согласия Сейма не мог быть принят, изменен или отменен ни один закон.

Сенат состоял из двух главных департаментов: хозяйственного и судебного. Первый ведал гражданским управлением страной, второй являлся высшей судебной инстанцией Финляндии.

Генерал-губернатор был председателем Сената и представите­лем императора и великого князя в Финляндии, ему подчинялись губернаторы.

Министр статс-секретарь Финляндии был официальным посредником между высшим местным правительством Финляндии (Сенатом) и Императором и Великим князем.

В 1816 г. Сенат был переименован в Императорский Финляндский. Во главе его находился назначаемый императором генерал-губернатор, сосредоточивший в своих руках всю фактическую исполнительную власть. Местное самоуправление в значительной мере сохраняло черты предыдущего периода, вся система управления отличалась определенной автономией (Финляндия была разделена на восемь губерний).

В 1815 г. Польша получила Конституционную хартию и статус королевства: император российский стал одновременно королем польским.

С 1818 г. стал избираться (шляхтой и горожанами) законосовещательный Сейм. Он созывался в 1820 и 1825 гг.

Исполнительная власть сосредотачивалась в руках наместника царя, при нем в качестве совещательного органа действовал Государственный совет.

Административный совет состоял из министерств: военного, юстиции, внутренних дел и полиции, просвещения и вероисповедания, и являлся высшим исполнительным органом, контролируемым наместником.

Сейм состоял из двух палат: сенаторской и посольской. Сенат составляли представители знати, пожизненно назначаемые царем, посольскуюпалату ("избу") составляла шляхта и представите общин (глины). Депутатов избирали на воеводских сеймиках, в которых участвовала только шляхта.

Сейм обсуждал законопроекты, вносимые в него от имени императора и короля, или Государственного совета. Законодательной инициативой Сейм не обладал.

После подавления польского восстания 1830 г. был издан “Органический статут“, отменивший польскую конституцию, а Польша объявлялась неотъемлемой частью империи. Польская корона стала наследственной в русском императорском доме.

Сейм упразднялся, а для обсуждения наиболее важных вопросов стали созываться собрания провинциальных чинов.

Управление Польшей стал осуществлять административный совет во главе с наместником императора. Была провозглашена несменяемость судей и учреждено городское самоуправление.

В 1822 г. для народов Сибири был издан специальный устав, подготовленный М.Сперанским, бывшим ее генерал-губернатором, Согласно положениям устава все "инородные" (нерусские) народы Сибири делились на оседлых, кочевых и бродячих. Оседлые приравнивались в правах и обязанностях к русским, соответственно их сословной принадлежности (землевладельцы включались в число государственных крестьян).

Кочевые и бродячие инородцы подчинялись системе родового управления: стойбище или улус (не менее пятнадцати семей), возглавляемые старостами. Для некоторых народностей создавались степные думы, возглавляемые родовой знатью.

5. Кодификация русского права в первой половине XIX в.

Реформы, произведенные в системе центральных органов власти и управления сопровождались развер­нутой кодификацией действующего права. Основные направления работы были намечены в деятельности Уложенной комиссии Екатерины II.

После вступления на престол Павла I вновь был поставлен вопрос о новом Уложении и в 1796 г. была создана комиссия, целью которой, однако, было не составление нового, а подготовка сводного Уложения, в котором были бы собраны все действующие законы из области уголовного, гражданского и государственного (административного) права.

За время царствования Павла I комиссия успела подготовить семнадцать глав из сферы судопроизводства, девять — вотчинного права и тринадцать глав по уголовному праву.

В 1801 г. с воцарением Александра I создается новая комиссия, но уже в 1803 г. дело кодификации было передано в Министерство юстиции, а в 1804 г. был подготовлен проект работ. Неудача всей кодификационной деятельности, осуществлявшейся до 1801 г., объяснялась тем, что комиссии бессистемно соединяли все старые законы или занимались сочинением новых. Новые задачи кодификации формулировались следующим образом: а) законы должны утверждаться на "непоколебимых основаниях права"; б) они должны определять все части государственного управле­ния, пределы компетенции государственных органов, права и обя­занности подданных в соответствии с "духом правления, политическим и естественным положением государства и народным характером"; в) они должны располагаться по строгой системе; г) они должны содержать в себе правила для отправления правосудия.

Комиссии поручалось составить общие государственные законы, действующие на пространстве всей России. Из массы действующих законов следовало выбрать те, которые "наиболее полезны для блага народа и соответствуют духу нации и естественным условиям страны".

Первоочередной задачей стала кодификация законов о судоустройстве и судопроизводстве. Затем следовало приступить к составлению местных законов для частей империи, где не действуют общие законы.

Новое Уложение предполагалось разделить на шесть частей:

1) "законы органические и коренные", определяющие правовой статус императора,

его отношения с правительственными органами и подданными,

2) "общие основания или начала права", т.е. формы права, его действия в пространстве и во времени, принципы толкования зако­на, перечень санкций, понятия лица, вещи, действия и обязатель­ства, владения и собственности, способы их приобретения и прекращения,

3) общие гражданские законы, относящиеся к лицам, вещам, действиям, обязательствам, владению и собственности,

4) уголовные законы и устав благочиния,

5) способы приведения законов в исполнение, применения их на практике, а также законы о судоустройстве и судопроизводстве, о разделении судебного процесса на части,

6) местные законы, применяемые при особых условиях, существующих в отдельных регионах страны.

Кодификационная работа была поручена Розенкампфу, но 1808 г. в состав комиссии вошел товарищ министра юстиции М.М Сперанский. Последний начал с преобразования комиссии, которая была разделена на Совет, правление и группу юрисконсультов. М.М. Сперанский стал секретарем правления.

В 1810 г. с учреждением Государственного совета произошло новое преобразование комиссии, директором ее был назначен Сперанский. Уже в том же году в Государственный совет был внесен подготовительный проект первой части гражданского Уложения, чуть позже — проект второй части. Будучи рецепцией французского законодательства, обе части вызвали решительную критику, но, несмотря на это в 1812 г. в Государственный совет был внесен проект третьей части Уложения.

М.М. Сперанский вышел из состава комиссии, и она была подчинена вновь министерству юстиции (с 1810 до 1812 г. находясь в подчинении Государственного совета). При разработке системы Уложения, комиссия обратилась к анализу Соборного Уложения 1649 г., шведского, датского, прусского и французского[6] .

В 1813 г. был подготовлен проект уголовного Уложения, в 1814 г. — торговое Уложение. В 1814 г. все три части гражданского Уложения вновь были представлены в Государственный совет, который в 1815 г. постановил составить систематический свод действующих законов не утвердив представленного проекта. Последний следовало согласовать с подготавливаемым сводом.

В период с 1815 до 1821 г. был подготовлен свод указов к двум первым частям гражданского и к уголовному Уложению. Комиссия Розенкампфа, сменившего Сперанского, подготовила также первую часть устава гражданского судопроизводства и исправила проекты торгового и уголовного Уложения.

В 1821 г. М. Сперанский назначается членом Государственного совета и временно управляющим комиссией. Работа над проектами гражданского Уложения возобновилась. В 1823 г. возобновили работу над торговым Уложением, но смерть Александра I прервала работу комиссии.

Николай I, продолжал дело своих предшественников по кодификации русского права, стал настаивать на создании Свода законов, а не нового Уложения. Уложенная комиссия была преобразована во второе отделение Собственной канцелярии Его Величества (1826 г.), делами которого фактически ведал М. Сперанский. Из двух возможных подходов к кодификации права — сведения всех существующих (действующих и недействующих) законов воедино и без изменений или составление нового Уложения — был выбран первый (образцом для будущего Свода стал кодекс Юстиниана).

Юридическая техника для составления Свода основывалась на методике, разработанной М. Бэконом: а) статьи Свода, основанные на одном действующем указе, излагать теми же словами, которые содержатся в тексте и без изменений, б) статьи, основанные на нескольких указах, излагать словами главного указа с дополнениями и пояснениями из других указов, в) под каждой статьей давать ссылки на указы, в нее вошедшие, г) сократить многосложные тексты законов, д) из противоречащих друг другу законов выбирать лучший или более поздний.

Свод законов должен был состоять из восьми разделов:

1) основные государственные законы (т.1, ч.1);

2) учреждения: а) центральные (т.1, ч.2), б) местные (т.II), в) устав о государственной службе (т. Ш);

3) “ законы правительственных сил “: а) устав о повинностях (т. IV), б) устав о податях и пошлинах (т. V), в) устав таможенный (т.VI); г) уставы монетный, горный и о соли (т. VII), д) уставы лесной, оброчных статей и счетные (т.VIII);

4) законы о состояниях (т.1Х);

5) законы гражданские и межевые (т. Х);

6) уставы государственного благоустройства: а) уставы духовных дел иностранных исповеданий, кредитный, торговый, промышленный (т. XI), б) уставы путей сообщения, почтовый, телеграфный, строительный, положения о взаимном пожарном страховании, о сельском хозяйстве, о найме на сельские работы, о трактирных заведениях, о благоустройстве в казачьих селениях, о колониях иностранцев на территории империи

(т. XII);

7) уставы благочиния: а) уставы о народном продовольствии, об общественном призрении, врачебный (т. XIII), б) уставы о паспортах, о беглых, цензурный, о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, о ссыльных (т.XIV);

8) законы уголовные (т. XV).

Подобное разделение законов, по мысли Сперанского, основыва­лось на сосуществовании двух правовых порядков: государ­ственного и гражданского. Законы делятся по тому же признаку.

Государственные законы подразделяются в свою очередь на четыре категории: законы основные, учреждения, законы государ­ственных сил, законы о состояниях. Сюда относятся также законы предохранительные (уставы благочиния) и законы уголовные.

Гражданские законы подразделяются на три категории: законы "союза семейственного", общие законы об имуществах и законы межевые, определяющие порядок "развода" границ владения, осо­бенные законы об имуществах (называемые законами государ­ственного благоустройства или экономии, относящиеся к сфере торговли, промышленности и кредита). Сюда же относятся законы о порядке взыскания по бесспорным делам, законы о судопроиз­водстве гражданском, межевом и торговом, законы о мерах гражданских взысканий.

Впервые сфера гражданского права была выделена как особая отрасль (хотя материальное право еще не было отделено от процессуального). Этот принцип будут действовать в течение всей последующей истории права России.

Параллельно с работой над Сводом проходила работа по подго­товке хронологического собрания законов. Такие попытки пред­принимались и ранее, но работа не доводилась до конца. Второе отделение канцелярии составило свой план работы. Предпола­галось весь правовой материал разделить на два этапа: первый — от Соборного Уложения 1649 г. до 12 декабря 1825 г. (манифеста Николая I), второй — от 12 декабря 1825 г. до текущего момента. Началом Собрания стало Уложение 1649 г., объединившее в себе весь предшествующий ему правовой материал. Собрание законов должно было вобрать в себя все законодательные акты, издаваемые верховной властью и правительственными органами (действующие и отмененные). В Собрание включались те судебные решения, которые стали судебным прецедентом или толкованием к принятым законам, а также частные решения, которые "важны в историческом отношении".

Создание Полного собрания законов было необходимо для работы над составлением Свода законов и стало подготовительным этапом к его изданию. Кроме того, для работы над каждой частью (отраслью) Свода подготавливалась своя историческая справка.

В Собрание вошло более трехсот тридцати тысячи актов.

Для каждой статьи Свода законов составлялся комментарий, но­сивший значение толкования, но не имевший силы закона. Свод включал только действующие законы, что проверяли специальные ревизионные комитеты при министерствах и главные управления, куда направлялись составленные отдельные части Свода. Ревизия окончилась в мае 1832г.

10 января 1832 г. Государственный совет рассмотрел все подготовленные пятнадцать томов Свода и пятьдесят шесть томов Пол­ного собрания законов. Было принято решение ввести в действие Свод законов Российской Империи с 1 января 1835 г. Таким образом, работа, начатая еще Екатериной II, была завершена.

Первое издание Свода законов было произведено в 1832 г., за ним последовали два полных (1842, 1857) и шесть неполных (1876, 1833, 1885, 1886, 1887, 1889 гг.) изданий.

Но уже в 1836 г. была начата работа по созданию нового уголовного уложения: меняющаяся ситуация потребовала пересмотра старых норм. В 1845 г. было принято Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Вместе с тем, в рассматриваемый период впервые сложились основные отрасли права: государственное, гражданское, админист­ративное, уголовное, процессуальное.

В ст. I. Основных законов была сформулирована идея самодер­жавной власти: "Император Российский есть монарх самодержав­ный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам бог повелевает". Смертная казнь грозила всякому, кто имел даже умысел на покушение на особу и власть императора.

Царская власть закреплялась как наследственная, наследником признавался старший сын императора (в случае бездетности этого наследника престол мог перейти ко второму сыну императора).

Средства на содержание членов императорской фамилии посту­пали из казначейства или доходов удельного имущества. Члены императорской фамилии получали титулы "высочество" и "светлость" в зависимости от степени родства с царствующим императором.

Законодатель различал верховное и подчиненное управление. Органами верховного управления были: Государственный совет, Комитет министров, канцелярии и двор императора.

Членами Государственного совета были министры и главноуправляющие, председателем — император. Государственный совет состоял из общего собрания и департаментов. Их было пять: 1) законов, 2) дел военных, 3) дел гражданских и духовных, 4) государственной экономии, 5) наук, промышленности и торговли. Департаменты формировались из членов Государственного совета, могли проводиться соединенные заседания департаментов.

Государственный совет принимал участие в обсуждении законов, бюджета и отчетов правительства.

Комитет министров, будучи совещательным органом, как и Государственный совет, некоторые дела разрешал окончательно: в его компетенцию входили дела о назначении пенсий и пособий, о разрешении православным церквам, монастырям и архиерейским домам приобретать недвижимость.

Законодатель разделял дела Комитета на: 1) текущие (по которым требуются общие соображения или содействие разных министров, которые превышают пределы власти министра или при решении которых "министр встречает сомнение");

2) специально предоставленные Комитету (об установлении мер исключительной охраны, о запрещении выпуска в свет печатных изданий, о народном продовольствии, об устройстве путей сообщения, об учреждении акционерных компаний, об охранении православия, о назначении пенсий, об утверждении штатов учреждений, об исключении из русского подданства, о надзоре за деятельностью губернаторов и губернских правлений).

К органам подчиненного управления относились Сенат и министерства. Сенат провозглашался высшим судебным органом, в его компетенцию входило: представление мнений императору о противоречии принимаемых законов прежде изданным, надзор за деятельностью министров, получение от них объяснений.

Взаимные отношения министерств определялись следующим образом: "Все министерства составляют единое управление, ни одно из них не может отделиться от других ни в видах управления, ни в общей его цели". Каждый министр был вправе требовать содействия других, но не вмешиваться в их дела.

Закрепленная в законе система местных органов управления сохранялась в том виде, как она сложилась в конце XVIII в. Главным административным органом в губернии были губернаторы, опиравшиеся в своей деятельности на губернские правления. По закону 1845г. губернское правление состояло из общего присутствия и канцелярии (общее присутствие составлялось под председательством губернатора из вице-губернатора, советников и асессоров).

Во главе финансового управления губернии находилась казенная палата, состоявшая из управляющего, его помощника и начальников отделения. Параллельно действовали палаты государственных имуществ.

В уезде по-прежнему действовал нижний земский суд во главе с капитан-исправником. В 1837 г. система была несколько изме­нена: был сформирован земский суд, состоящий из исправника, непременного заседателя и двух сельских заседателей. Во главе волости стояли волостные управления (волосной голова, заседатели, писарь), станы возглавлялись приставами.

Развитие частного (гражданского) права проходило на основе кодификации старых форм права, что не могло не повлиять на характер этой отрасли: сохранились элементы сословного неравенства, ограничений вещных и обязательственных прав. Крестьянам запрещено было выходить из общины и закреплять за собой земельный надел. Крестьяне, не имевшие торговых свидетельств и недвижимой собственности, не могли выдавать векселями. Ограничивалась правоспособность и дееспособность духовных лиц и евреев.

Запрещались браки христиан и нехристиан, усыновление лиц нехристианского исповедания. Мастерам-евреям позволялось принимать учеников из христиан лишь с разрешения ремесленной Управы. Поляки не имели права приобретать в собственность, брать в залог и арендовать земли в целом ряде регионов страны.

Распоряжение землей подвергалось особым ограничениям: земля казенных и удельных крестьян не могла отчуждаться ни отдельными общинниками, ни общиной в целом. Продолжало существовать право родового купца и система майоратов, — земельных владений, полностью изъятых из оборота и переходивших по наследству старшему в роде.

В области наследственных прав дочери имели меньшие права, чем сыновья.

В сфере гражданского права широко применялись местные обычаи и традиции, уровень юридической техники был невысоким, что отразилось на терминологии: юридическое лицо определялось как "сословие лиц", сервитут — "право участия частного", правоспособность и дееспособность не разграничивались.

Система вещного права состояла из: права владения, права собственности, права на чужую вещь (сервитуты), залогового, права.

Различалось законное и незаконное владение. По Своду законов всякое владение, даже незаконное, охранялось от насилия и само­управства до тех пор, пока имущество не будет присуждено другому и сделаны соответствующие распоряжения о его передаче. Закон различал спор о владении от спора собственности и обеспечивал неприкосновенность первого независимо от решения второго вопроса.

В Своде законов так определяется право собственности: "Собственность есть власть в порядке гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего вла­деть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потом­ственно". Сервитутные права включали: ограничение на "право участия общего" и ограничение на "право участия частного".

К первому относилось ограничение в праве собственности, установленное законом в пользу всех без изъятия (право проезда по дорогам, на речных судах). Защита права участия общего осуществлялась административным порядком.

Ко второму относилось ограничение собственности в пользу какого-либо определенного лица (право владельца земли и покосов, лежащих в верхнем течении реки, требовать, чтобы сосед не поднимал уровень речной воды запрудами и не затоплял его пашен и лугов, чтобы сосед не пристраивал ничего к стене его дома, не сорил на его дворе и т.п.).

Залоговое право подвергалось подробному регламентированию: стал различаться залог частным лицам и залог в кредитных учреждениях.

В обязательственном праве различались обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда. Свод законов содержал специальный раздел о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров.

Предметом договора могли быть имущество или действия лиц. Цель договора не могла противоречить закону и общественному порядку. Договор заключался по взаимному согласию сторон.

Недозволенная цель делала договор ничтожным (когда договор был направлен на расторжение законного супружества, на уклонение от платежа долгов, на передачу лицу прав, которых оно не могло иметь по своему социальному, правовому и другому состоянию, на нанесение ущерба казне).

Стороны могли вносить в договор условия, не противоречащие закону — о сроках, о неустойке, об обеспечении, о платеже и др. Средствами обеспечения договоров являлись: задаток, неустойка, поручительство, залог и заклад.

Договоры оформлялись домашним, нотариальным, явочным или крепостным порядком. Нотариальным порядком оформлялись дого­воры мены и продажи недвижимости. В купчей указывалось, ка­ким образом продавец приобрел данное имущество, и подтвержда­лась его свобода от запрещения на отчуждение и распоряжение им.

Допускалась запродажа имущества, т.е. договор о заключении впоследствии договора купли-продажи.

Договор имущественного найма не предусматривал для нового собственника имущества обязательного исполнения арендного соглашения: новый домовладелец или землевладелец мог односторонне прекратить договор найма, заключенный его предшественником, и выселить арендатора из дома или с земельного участка.

Предметом договора подряда и поставки могли быть: постройка, починка, переделка зданий; поставка материалов, припасов и вещей; перевозка вещей и людей.

Договор займа не мог быть заключен: подложно, во вред другим кредиторам, при игре в карты, безденежно. Во всех этих случаях он признавался ничтожным. Закон не устанавливал процентов по займам, и если в договоре они не определялись — исходили из шести процентов. Заемные письма (составленные крепостным или домашним порядком) могли передаваться заимодавцем третьему лицу, принимающему на себя обязательство и право обратить взыскание на должника. На письме делалась передаточная надпись.

Договор товарищества в новых экономических условиях получает широкое распространение. Предусматривались следую­щие их виды:1) товарищество полное (члены товарищества отвечают за его сделки всем своим имуществом); 2) товарищество на вере или по вкладам (часть членов, "товарищи" отвечают всем своим имуществом, часть, "вкладчики" — только сделанными вкладами); 3) товарищество по участкам или компания на акциях (члены отвечают только сделанными вкладами в виде акций); 4) товарищество трудовое или артель (члены связаны круговой; порукой, имеют общий счет)[7] .

Для возникновения товарищества требовалась регистрация (для возникновения акционерного общества — разрешение правительства).

Семейное право сохранило принципы, выработанные в XVIII в.; единственной формой брака был церковный брак. Условия вступления в брак и его расторжение брались из норм и правил, соответствующего вероучения: православия, католичества, лютеранства, мусульманства, иудаизма.

Для православного брака требовалось: достижение брачного возраста (шестнадцать лет для невесты, восемнадцать для жениха), наличие свободы воли и сознания. Препятствиями к браку были: состояние в другом браке, духовный сан и монашество, различие вероисповеданий, родство и свойство (до четвёртой степени включительно), осуждение на безбрачие (за прелюбодеяние). Приостановку заключения брака вызывали: отсутствие согласия на брак со стороны родителей или начальства, наличие родства или свойства от пятой до седьмой степени. Если такой брак все же был заключен, он сохранял законную силу.

Жена была обязана всюду следовать за мужем, суд мог принудить ее к этому. Жена получала паспорт с разрешения мужа. Нарушившая супружескую верность жена могла быть подвергнута тюремному заключению (на небольшой срок).

Имущество супругов было раздельным. Приданое или имущество приобретенное женой отдельно, признавались ее собственностью. Как самостоятельные субъекты, супруги могли вступать друг с другом в обязательства и сделки.

Закон делил детей на законных и незаконнорожденных (внебрачных). Последние не имели права на фамилию отца и его имущество. В случае неповиновения дети по требованию родителей могли быть заключены в тюрьму на небольшой срок.

В отношениях родителей с детьми также действовал принцип раздельности имущества.

В сфере наследственного права расширялась завещательная свобода. Завещать можно было кому угодно и что угодно из иму­щества (или все имущество). Признавались недействительными завещания, сделанные безумными, умалишенными и самоубийца­ми, несовершеннолетними, монахами и лицами, по суду лишенными прав состояния.

Не имели силы завещания недвижимости в пользу евреев, поляков и иностранцев, в тех местах, где они не могли владеть недвижимостью. Не могли завещаться родовые майоратные и заповедные имения. Закон различал нотариальные и домашние завещания, в обоих случаях требовалось присутствие свидетелей при составлении завещания. Иногда допускалось составление завещания в чрезвычайных обстоятельствах (в походах, госпитале, за границей), в этих случаях порядок составления был упрощенным.

Порядок наследования по закону был следующим: к наследству призывались все кровные родственники без различия степени (свойство не давало права наследования по закону). Родственники призывались к наследованию по степени кровного родства, но не совместно. Ближайшие устраняли дальнейших совершенно. Ближайшими наследниками были нисходящие (дети, внуки, правнуки). Когда сестер не было, братья поровну делили имущество родителей. Когда не было сыновей и внуков, дочери делили наследство поровну. При наличии сыновей и дочерей последние получали по одной четырнадцатой части недвижимого и по одной восьмой движимого имущества. Все остальное делилось поровну между сыновьями.

Дети наследодателя устраняли от наследования внуков, кроме случаев, когда их родители умерли. Тогда они наследовали доли, причитавшиеся их родителям.

При отсутствии родственников по нисходящей линии наследство переходило к боковым родственникам, ближайшие боковые исключали дальнейших. Родители отстранялись от наследования в пользу самых отдаленных боковых родственников. Родителям принадлежало право пожизненного пользования имуществом их детей, умерших без потомства и не оставивших завещания.

Супруги наследовали друг после друга в размере одной седьмой недвижимости и одной четырнадцатой движимого имущества. Родовое имущество супруг мог завещать другому супругу в пожизненное пользование.

Когда после умершего не оставалось наследников или никто не являлся в течение десяти лет со времени вызова к наследству, имущество признавалось выморочным и поступало государству, дворянству, губернии, городу или сельскому обществу.

Наследник становился активным субъектом прав завещателя и пассивным субъектом его обязанностей.

6. Кодификация и развитие уголовного права

в первой половине XIX в.

В 1845 г. был принят новый уголовный кодекс, названный "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных". В нем сохранялся сословный подход к квалификации наказания и определению санкций, в соответствии с установленными привилегиями.

Под преступлением понималось "как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано". (В 1848 г. стали проводить различие между преступлением и проступком).

Уложение 1845 г. перечисляло основания, по которым устранялось вменение: случайность, малолетство, (до десяти лет вменение исключалось, с десяти до четырнадцати было условным), безумие, сумасшествие, беспамятство, ошибка (случайная или результат обмана) принуждение, непреодолимая сила, необходимая оборона.

Субъективная сторона подразделялась на:

1) умысел, а) с заранее обдуманным намерением, б) с внезапным побуждением, непредумышленный;

2) неосторожность, при которой: а) последствия деяния не могли быть с легкостью предвидены, б) вредных последствий невозможно было предвидеть вообще.

Уложение различало соучастие в преступлении: а) по предварительному соглашению участников и б) без предварительного соглашения. Соучастники делились на: зачинщиков, сообщником, подговорщиков, подстрекателей, пособников, попустителей, укрывателей.

Система наказания составляла сложную иерархию наказаний уголовных и исправительных. Уложение предусматривало одиннадцать родов наказаний, разделенных на тридцать пять ступеней, расположенных по степени тяжести (от смертной казни до внушения).

К уголовным наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь, лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу, лишение всех прав состояния и ссылка ни поселение в Сибирь, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ. Лишение всех прав состояния означало гражданскую смерть: лишение прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и родительских прав.

К исправительным наказаниям относились: лишение всех осо­бенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в исправи­тельные арестантские отделения, ссылка в другие губернии, зак­лючение в тюрьме, в крепости, арест, выговор в присутствии суда, замечания и внушения, сделанные судом или должностным лицом, денежные взыскания. Лишение всех особенных прав и пре­имуществ заключалось в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ.

Наказания подразделялись на главные, дополнительные, заме­няющие. Главные составляли одиннадцать родов наказания, дополнительные следовали за главными (поражение в правах, покаяние, конфискация, учреждение опеки, отдача под надзор полиции, запрещение промысла), заменяющие могли заменить главные. Все эти наказания считались общими.

Их дополняли особенные наказания (исключение со службы, отстранение от должности, понижение по службе, выговор, вычет из жалованья, замечание) и исключительные наказания (лишение христианского погребения, частичное лишение права наследования).

Система преступлений включала двенадцать разделов, каждый их которых делился на главы и отделения. Важнейшими были преступления против веры, государственные, против порядка управления, должностные, имущественные, против благочиния, законов о состоянии, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, семьи и собственности[8] .

Заключение

В первой половине XIX в. абсолютная монархия в России стремилась приспособить государственный аппарат к изменениям в экономическом строе (кризис феодального строя, появление в недрах феодальной формации капиталистического уклада). Специфические черты монархии:

политическая гибкость (лавирование между реформами и военно-полицейскими методами управления);

укрепление внешней "законности" императорской власти и деятельности учреждений;

проекты реформ, исходящие от представителей высшей бюрократии;

усиление карательного аппарата и идеологического воздействия государства.

На рубеже XVIII – XIX вв. произошла смена коллегиальной формы управления министерской, вызвавшей усиление бюрократизации всего аппарата. Созданные реформой 1802 – 1811 гг. министерства и главные управления обособились в самостоятельные управления с более четкими компетенцией, порядком взаимоотношений с высшими и местными учреждениями и делопроизводством.

Продолжали существовать основные административные, полицейские, финансовые и судебные учреждения и сословные органы, созданные реформами 1775 – 1785 гг.

На большей части окраин правительство создало "особенное" управление, характерными особенностями которого были большая самостоятельность местной администрации наместничества или генерал-губернаторства, слияние военного управления и гражданского, а на некоторых окраинах — привлечение местной феодальной и родоплеменной верхушки в отдельных звеньях управления и суда.

Кризис феодально-крепостнического строя отразился и на государственном аппарате России: его основные звенья (управление армией, суд, полицейские, цензурные и финансовые органы) к середине XIX в. оказались неспособными к выполнению своих задач.

Антифеодальные выступления крестьян, борьба революционной демократии, политический кризис государственности после Крымской войны поставили вопрос о реформах всего государственного аппарата России.

Список использованной литературы

1. Алексеев Т.К. Законы России в XI – XIX вв. – М., 2001.

2. Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России.4-е изд. — М., 1997.

3. Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юристъ, 1993.

4. История России. С начала XVIII до конца XIX в. / Под. ред. А. Н. Сахарова. — М., 1996.

5. Корнилов А. А. Курс лекций по истории XIX в.

М., 1992.

6. Павлов А.П. Сословия и государственная власть в России XV – сер. XIX в. –

7. Тюкавкин В.Г. История России XIX век. – М.: ВЛАДОС, 2001.


[1] Тюкавкин В.Г. История России XIX век. – М.: ВЛАДОС, 2001.

[2] История России. С начала XVIII до конца XIX в. / Под. ред. А. Н. Сахарова. — М., 1996.

[3] Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юристъ, 1993.

[4] Исаев И. А. История государства и права России. — М.: Юристъ, 1993.

[5] Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России.4-е изд. — М., 1997.

[6] Корнилов А. А. Курс лекций по истории XIX в.

[7] Корнилов А. А. Курс лекций по истории XIX в.

[8] Алексеев Т.К. Законы России в XI – XIX вв. – М., 2001.

Аналогичные работы
Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!