0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Уральский край в составе русского государства XVII в.»


Условие задачи:

Федеральное агентство по образованию

Министерства образования и науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

БЕРЕЗНИКОВСКИЙ ФИЛИАЛ

ПЕРМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Кафедра экономики

«Уральский край в составе

русского государства XVII в.»

Реферат по дисциплине

«История экономики Урала»

студентки третьего курса

специальности «Менеджмент организации»

группы БФ/З МНО-01-06 Каменщиковой С. Е.

Научный руководитель: Селезнев А.В.

Березники, 2009

Содержание

Введение …………………………………………………………………3

1. Дальнейший ход русской колонизации края……………………….4

2. Сельское хозяйство…………………………………………………..7

3. Развитие ремесла, мануфактуры и торговли……………………….14

4. Органы управления. Классовая борьба……………………………..21

5. Заключение…………………………………………………………....27

Библиография…………………………………………………………….28

Приложения………………………………………………………………29

Введение

С ХVII в., по определению В. И. Ленина, начинается новый период русской истории, который «характеризуется действительно фактическим слиянием всех... областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это... вызывалось усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок».

В этот период в недрах феодальных отношений появляются первые ростки капиталистических отношений, но наряду с этим продолжается процесс развития феодализма вширь и вглубь и происходит укрепление крепостничества. Эти процессы развивались на разных территориях неодинаково.

Социально-экономическое развитие Урала в ХVII в. шло в условиях продолжающейся колонизации. Заметный подъем сельского хозяйства края связан с освоением новых плодородных земель Среднего и, частично, Южного Урала. В местах сосредоточения природных богатств развиваются и возникают вновь промышленные предприятия мануфактурного типа (солеваренные, металлургические). Более слабое, чем в других районах страны, развитие крепостничества, наличие свободных земель и промыслов, требовавших новых рабочих рук, привлекали на Урал массы беглых и оброчных крестьян-отходников. Доля наемного труда в промышленности, на транспорте и даже в сельском хозяйстве Урала была более значительна, но сравнению с центральными районами страны. Однако укрепление крепостничества и здесь тормозило развитие ростков капиталистических отношений.

1. Дальнейший ход русской колонизации края

Обширные земли Урала, которые вошли в ХVI в. в состав Русского государства, были еще слабо населены. В Перми Великой плотность населения составляла менее 0,1 человека на 1 кв. километр.
Колонизация края продолжалась. Здесь было много свободных земель, феодальная эксплуатация была менее сильна, чем в центральных районах страны. Особенно возрастает темп колонизации во второй половине ХVII в. Это было связано с усилением разорения и обезземеливания крестьян и ограбления их торговым и ростовщическим капиталом в Поморье и религиозными преследованиями раскольников после 1654 г. Из Северного Поморья переселялись не только беглые, но и легально отпущенные своими «мирами» крестьяне.

В ряде районов Урала русская колонизация проходила параллельно с расселением нерусских народностей по территории края. Национальный и религиозный гнет иногда принимал форму прямого колониального грабежа (захват земель, освоенных коренным населением, поборы и насилия царской администрации при взимании повинностей, насильственная христианизацяя и т.д.). Угнетаемые царским самодержавием, трудовые массы разных национальностей искали спасения в бегстве на новые земли.
В ХVII в. наиболее интенсивно заселяются земли Среднего и отчасти Южного Урала, в основном районы, соседние с кочевыми племенами. Образование здесь русских поселений, чаще всего укрепленных, усиливало оборону окраин.

В ХVII в. происходит некоторое продвижение русских поселений на Урале на юг. В Прикамье оно идет очень медленно из-за сопротивления башкирского населения. Многие русские поселения дотла уничтожались во время башкирских восстаний.

Наиболее крупным успехом колонизации Приуралья в это время можно считать образование нового — Кунгурского уезда на черноземных землях Сылвенско-Иренского поречья. В 1648 г. из вотчин Строгановых, Елисеевых, Суровдева и Пыскорского и Вознесенского монастырей на р. Сылве и ее притоках были «выведены» и превращены в государственных крестьян 1222 человека.

Возникший в 1649 г. Кунгур стал центром нового черносошного уезда. Но Строгановы и монастыри сохранили здесь значительные владения. Первоначаально население Кунгурского уезда, кроме бывших вотчинных крестьян, живших и раньше на Сылве, составляли выходцы из близлежащих уездов: Кайгородского, Сольвычегодского, Чердыкского, Соликамского и Осинского, Во второй половине ХVII в. усиливается приток населения из более отдаленных уездов Поморья - Устюжского, Важского. (Приложение 1)
После разорения Кунгура в 1662 г. отрядами башкирских феодалов город был вновь построен в 1663 г., в 17 верстах от своего первоначального места, ниже по Сылве, и превращен в значительный военно-стратегический пункт с постоянным гарнизоном. В уезде были построены Торговишский и Кишертский острожки, выставлены заставы. Кроме русского населения, приходившего в основном с севера, на плодородные кунгурские земли переселялись с юга татары, марийцы, чувашии, удмурты. Темпы колонизации этого района были самыми высокими на всем Урале. За 55 лет (с 1648 по 1703 г.) количество дворов здесь увеличилось с 309 до 3769, или в 12,2 раза. В Кунгурском уезде темпы заселения были почти в. 50 раз больше естественного прироста населения в то время.

Продолжалась колонизация и ранее освоенных районов западного склона Урала. Медленнее всего она шла в Чердынском уезде. Сокращается темп заселения строгановских вотчин: на их территории были распространены самые тяжелые формы эксплуатации крестьян. Из районов, где господствовала государственная барщина (и десятинная пашня), крестьяне переселялись в районы с преобладанием оброка и денежной ренты: там был больший стимул для развития своего хозяйства.
Наибольший прирост населения падает на вторую половину ХVII в. К концу ХVII в. темп колонизации на западном склоне Урала замедляется почти вдвое, а в Зауралье возрастает тоже вдвое. Основная колонизационная волна теперь направляется за хребет—на восточный склон Урала.
На Восточном Урале колонизация тоже носила главным образом земледельческий характер. В первой половине ХУII в. южная граница освоенных земель проходила по р. Пышме. В это время было основано около полутора десятков крупных сел и слобод. Большинство из них были военно-стратегическими пунктами и имели острой и гарнизоны из Беломестных казаков, наделенных землей. В 1633 г. была основана Ирбитская слобода, возле которой стал сосредоточиваться крупный торг и в 1643 г. официально была учреждена ярмарка. Большинство слобод размещались на плодородных землях; имели большие размеры (по 200 - 300 дворов) и постепенно начали играть важную экономическую роль как центры промышленности (Ницинская слобода), ремесла и торговли и административные центры небольших земледельческих округов в 5 — 10 деревень.

Во второй половине ХVII в. южная граница русских земель перешла на реки Исеть и Миасс. В 1644 г. строится Далматов монастырь, ставший значительным центром колонизации юго-восточных районов Урала. До конца ХVII в. здесь возникает более двух десятков слобод (Шадринская — 1662; Камышловская — 1666; Катайский острог — 1655 г. и др.). К каждой из слобод приписывалось по нескольку деревень.

В обширном Верхотурском уезде за 56 лет (1624—1680 гг.) население выросло более чем в семь раз. Однако численность его * здесь была почти в пять раз меньше, чем на обжитых уже землях Прикамья. Процесс колонизации продолжался здесь быстрыми темпами и в начале ХVIII века.

Во второй половине ХVII в. оживляется старая Казанская дорога с верховье Исети на Уфу и Сылву. К началу ХVIII в. этот путь через Урал проходил из Арамильской слободы на Кунгур и через Оханск и Сарапул до Казани. Кроме служилых и торговых людей, этим путем все чаще стали пробираться беглые в Зауралье и Сибирь.

2. Сельское хозяйство.

В ХVII в. главная отрасль сельского хозяйства — земледелие — получила свое дальнейшее развитие за счет освоения новых, более плодородных земель и некоторого улучшения системы ведения хозяйства. Посевные площади, даже в малоплодородных районах, растут. С конца ХVII в. (1579 г.) по первую четверть ХVII в. (1624 г.) посевные площади в Чердынском уезде увеличились на 72%, в Соликамском — на 64%, и строгановских вотчинах — на 126%. Особенно бурно шел росnпосевных площадей в Верхотурском уезде, где к концу ХVII в. возделываемая площадь достигла примерно 100 тыс. десятин. В плодородном Кунгурском уезде за половину столетия число пашенных земель увеличилось более чем в пять раз.

Под воздействием русского земледельческого населения развивается земледелие и среди нерусских народностей края, в особенности в Западной Башкирии. Здесь, как и в Кунгурском уезде, пашенные угодья становятся объектом земельных споров.

В системе земледелия паровое трехполье вытесняло переложную систему, однако медленно. В первой четверти ХVII в. в крае перелог составлял от 25% (Чердынский уезд) до 66% (Верхотурский уезд) общей площади обрабатываемой земли, В северных лесных районах сохранялась подсека.
В ХVII в. на Урале выделяются хлебопроизводящие районы: Кунгурский, Вятский, Верхотурский, вывозящие хлеб главным образом на местные, областные рынки.

Главным орудием земледелия остается двузубая соха. Для возделывания тяжелой целинной почвы в Кунгурской лесостепи начали применять тяжелые двуконные сохи с двумя ральниками и передком на колесах, которые затем распространились в лесостепных районах Зауралья.
Животноводство получило значительное развитие в Кунгурском уезде. Кунгуряки поставляли на местный рынок мясо, масло, сало, кожи, шерсть. В Южной и Восточной Башкирии преобладало полукочевое скотоводство, и население также продавало скот и кожи. Медленный рост животноводства происходит и в северных районах.

В северных районах Урала по-прежнему значительную роль играли охота (главным образом пушная) и рыбная ловля. Последняя была развита и в Кунгурском уезде, причем здесь рыба шла на рынок. Товарный характер начинает приобретать разведение хмеля и пчеловодство. На рынок вывозились мед и воск.

В землевладении в ХVII в. происходят существенные изменения, В процессе колонизации быстро растут земли черносошного крестьянства, однако увеличиваются и земельные владения светских и духовных феодалов.
Особенно выросли владения крупнейших феодалов края — Строгановых. За 137 лет (с 1558 по 1694 г.) путем захвата, покупки и по царским пожаловалиям они увеличили свои земли до огромной территории в 9,15 млн. десятин (свыше 10 млн. га).

В ХVII в. в состав Строгановской вотчины вошли земли по Тулве и Ошапу, по Весляне, Яйве, Лологу, Ленве, Обве, Иньве, Косьве. Строгановы захватывают Ленвенские соляные промыслы, отобрав их у посадских людей. В 1697 г. Зырянский казенный соляной промысел был передан Строгановым в аренду, а в 1700 г. — в полное владение. В конце ХVII в. у них было 78 варниц.

В строгановской вотчине работали зависимые крестьяне и работные люди. Среди последних были наемные работники и закабаленные феодально зависимые люди. К концу ХVII в. Г. Д. Строганов стал более широко применять на солеварнях наемную рабочую силу. Были случаи превращения наемных работников в зависимых людей. Люди, обслуживавшие вотчину, делились на привилегированную верхушку — квалифицированных мастеров и людей управленческого аппарата (мастера, стряпчие, главные приказчики) — и подсобных работных людей (рядовые дворовые, крестьяне). В сельском хозяйстве трудилась крепостные крестьяне.

В первой четверти ХVII в. в обширных владениях Строгановых обработанная часть земли (пашни, перелог и сенокосы) составляла менее десятой части всех земель. Крестьянин имел земельный надел, данный ему помещиком, и должен был нести барщинные и оброчные повинности. Рост повинностей и стихийные бедствия приводили к разорению части крестьянских хозяйств. Обедневшие в разорившиеся крестьяне работали на своих более зажиточных соседей, отбывали иногда за них барщинные повинности, жили в их дворах, называясь «подворниками», «приемышами», «соседями», «захребетниками», «бобылями». В 1647 г. в разных частях строгановской вотчины они составляли от З до 8% всех крестьян. Из этого слоя черпались кадры наемных работных людей в сельском хозяйстве, на соляных промыслах и на водном транспорте. Эти люди иногда совсем отрываются от собственного хозяйства, не имеют рабочего скота и посевов и «бродят меж двор» или «в людях робят», их называют «поденщиками и батраками».

Часть крестьян в строгановской вотчине находилась на положении «половников». Они получали от самостоятельных хозяев или вотчинников орудия труда и землю и отдавали им половину урожая. Иногда «половники» получали от хозяев и семена для сева — «хлебную кабалу», чем закабаляли себя окончательно. Кроме «половников», были и «третники» и «четвертники», отдававшие за ссуду третью или четвертую часть урожая.
Выделяется и зажиточная верхушка, нанимающая на работу бедноту и скупающая крестьянские наделы. В 1647 г. в строгановских пермских вотчинах было 16 хозяев, державших по три подворника, 5 хозяев по четыре, З — по пять, и в одном хозяйстве работало семь подворников. Зажиточные крестьяне обрабатывали с их помощью большие участки земли, имели «пашни наездом» и «отхожие пашни». Часть этих крестьян занималась торговлей, владела лавками и кузницами, выступала в качестве скупщиков, держала мельницы, брала на оброк рыбные ловли.
Однако все эти различия в имущественном положении строгановских крестьян еще не привели к социальному расслоению. Бедность или зажиточность хозяйств часто были явлениями временными и не носили устойчивого характера. В силу прикрепления к земле и зависимости от Строгановых обедневшие крестьяне не могли беспрепятственно превращаться в наемных работников, а разбогатевшие — в крупных собственников.

Сельское хозяйство играло в вотчинах Строгановых подсобную роль. На широкий рынок они поставляли не хлеб, а соль и другие продукты промыслов. Лишь на землях по Иньве и Обве крестьяне получали устойчивые урожаи.

Кроме Строгановых, в ХVII в. на Урале были и другие помещики я вотчинники. В Осияском уезде, на Тулве, находилась вотчина А. Крылова; в устье Усолки до середины ХVII в. — небольшая вотчина боярина В. И. Стрешнева; много небольших дворянских поместий группировалось вокруг Уфы.

В ХVII в. продолжает расти и монастырское землевладение. Но монастыри понесли значительный урон от вывода беглых крестьян в государственное тягло. Так, из сылвенских вотчин Пыскорского и Вознесеиского (в Соликамске) монастырей в 1648 —1651 гг. было выведено более 50% крестьян в Кунгурский уезд. В 1649 г. от Пыскорского монастыря в посадское тягло Соликамска были переданы работные люди, дворы, пашни, покосы и пять варниц. В посадское тягло была взята и часть владений соликамского Вознесевского и Троице-Сергиевского монастырей.
Однако эти меры и правительственное запрещение монастырям приобретать новые земли не приостановили рост церковного землевладения. Пыскорский монастырь в конце ХVII в. владел землями по Лысьве, Кондасу, Зырянке, Сылве и по своим богатствам уступал в Перми Великой только Строгановым. Монастырям выдавались тарханные грамоты, освобождавшие их почти от всех повинностей в казну. Такую тарханную грамоту Пыскорский монастырь получил в 1627 г., в 1674 т. она была вновь подтверждена. Монастыри, кроме сельского хозяйства, занимались промышленной и торговой деятельностью (солеварение и вывоз соли, торговля на центральных рынках).
В монастырских вотчинах работали зависимые люди («половники», «бобыли» и закабаленные монастырями черносошные крестьяне), монастырские «детеныши» и наемные работные люди и «ярыжки». В самом конце ХVII в. Пыскорский монастырь отдавал кожи для переработки местным кожевникам, работавшим по найму.

Основную массу обрабатываемых земель занимали черносошные крестьяне, расселенные на государственных землях. Лучше всего были обеспечены землей крестьяне Верхотурского уезда. Часть крестьянских хозяйств имела в наделе полную выть земли — 30 десятин пашни в трех полях на двор. Они или платили за это денежные оброки (З руб. деньгами за выть), или пахали государеву десятинную пашню (по 2,5 десятины в поле за выть), или платили натуральный оброк хлебом («выдельный хлеб») - пятый или четвертый сноп от урожая. Эта норма эксплуатации - всего 25% — была в сравнении с трехдневной барщиной в центральных районах довольно умеренной. Среднее обеспечение землей черносошных крестьян в Прикамье было значительно меньше. В Соликамском и Чердынском уездах в первой четверти ХVII в. крестьяне имели в среднем на двор по 8,8 десятины пашни и перелета, а вместе с сенокосами и пашенным лесом — около 11 десятин. К концу ХVII в. эта норма значительно снизилась. В среднем на крестьянский двор в 1624 г. приходилось платить оброка 25 коп. В Кунгурском уезде к началу ХVIII в. средний размер пашни на двор составлял 4,5 десятины доброй земли».

В среде черносошного крестьянства в ХVII в. углубляется имущественное неравенство, перерастающее в социальное расслоение, которое влечет за собой превращение части крестьян в наемных работников, продающих свою рабочую силу. В конце ХVII в. писцовая книга 14. 5Iхоптова (1579 г.) называет в Соликамском уезде только пашенных крестьян, которые сами пахали пашню. В первой четверги ХVII в. в писцовой книге М. Кайсарова (1624 г.) отмечается эксплуатация труда половников, работавших на земле разбогатевших крестьян и посадских людей. В Чердынском уезде у Я. Могильникова работало 17 половинкой. С середины ХVII в. переписные книги все чаще начинают говорить о «наемных ярыжках».

В ХVII в. заметен отход крестьянского населения на посад Соли Камской, где оно находило работу по найму на варницах, дровозаготовках к сплаве леса.

Наряду с обезземеливанием одной части крестьян идет сосредоточение земли в руках другой части — зажиточной верхушки. В середине ХVII в. пять зажиточных крестьян Соликамского уезда имели деревни с землями, сенокосами и крестьянами. В Соликамском уезде зажиточные крестьяне Иртеговы с конца ХVI в. накапливали земли путем покупки, взятия в заклад, обмена, передавая их по наследству. Они занимались ростовщичеством и предпринимательской деятельностью по доставке дров к соляным варницам. Из черносошных крестьян северных уездов Прикамя ведут свое происхождение крупные купеческие фамилии Могильниковы, Елисеевы, Онуфриевы.

Масштабы отрыва крестьян от сельского хозяйства в это время были еще невелики. В 70-х годах ХVII в. в Соликамском уезде: безземельных крестьян было не более 5,8%. К началу ХVIII в. количество их возрастает почти вдвое — до 11,2%.

Значительное имущественное неравенство в среде черносошного крестьянства прослеживается также в Кунгурском уезде. Документы конца ХVII в. часто говорят о том, что пришлые люди кормятся у крестьян и посадских людей уезда «черной работой», в них упоминаются «срочные работные пришлые люди», то есть наемные работники на определенный срок — на год, а чаще на сезон или поденно. Труд таких работников оплачивался деньгами, или натурой, или тем и другим вместе. Наемные работники были и у богатеев нерусских национальностей, живших в уезде.

К началу ХVIII в. 13% крестьянских хозяйств Кунгурского уезда были безземельными, 8% имели наделы до одной десятины, то есть фактически тоже были без земли; таким образом, каждое пятое хозяйство было лишено возможности заниматься сельским хозяйством. С другой стороны, небольшая зажиточная прослойка (3% всех крестьян) имела более 10 десятин земли на хозяйство и владела более чем 2% всех посевов в уезде. Эти зажиточные хозяйства, эксплуатировавшие наемный труд, являлись основными поставщиками хлеба на рынок.

Источники говорят также о найме «гулящих людей» в хозяйствах крестьян Верхотурского края. Со второй половины ХVII в. они тоже чаще всего назывались «срочными ярыжками». Но, кроме «гулящих людей» — временных жителей здешних мест, были наемные работники и из самих крестьян. Нередко происходил наем «срочных» работников служилыми людьми и монастырями Верхотурского уезда. Со стороны высшей группы служилых людей — детей боярских» — нередки были случаи закабаления нанятых ими «срочных» работников. Однако в целом роль наемного труда в сельском хозяйстве к концу ХУII в. возросла.
В середине ХVII в. увеличились денежные оброки с крестьянского двора, причем значительно, в четыре раза (с 25 коп, в 1624 г. до 1 руб. в 1682 г.). Это привело к бегству крестьян на восток и платежи пришлось снизить (до 90 коп. с рассрочкой на три срока).

3 . Развитие ремесла, мануфактуры и торговли

В ХVII в. в крае происходят значительные сдвиги в развитии ремесла. В ряде его отраслей совершился ‘переход от работы на заказчика к работе на рынок, то есть превращение в мелкое товарное производство. Усиливается специализация ремесла, происходит укрупнение мастерских, и начинается эксплуатация наемного труда в мелкой промышленности. Центрами ремесленной деятельности были города и отдельные крупные села и слободы. (Приложение 2)

В ХVII в. в уральских городах насчитывалось более 60 различных ремесленных специальностей. Наиболее быстро разв4iвается ремесло, связанное с производством железа. В первой четверти ХVII в. в Соликамске было 16 кузниц, обслуживающих главным образом солеваренный промысел и частично местный рынок. В то же время в Чердыни было пять крупных кузниц, в Орле-городке — две, в Нижнем Чусовском городке одна. Развивалась мелкая железоделательная промышленность и в уральской деревне. В слободе Слудке (в вотчине Строгановых) в 1632 г. было две кузницы, в которых местные крестьяне делали кричное железо из болотной руды, добываемой по р. Косьве. Центром крестьянского кузнечного производства являлся Кунгурский уезд, в котором в конце ХVII в. работало более 45 ремесленников. Из среды мелких металлургов выделяется группа предпринимателей, которые к началу ХVII в. ставят в зависимость от себя рядовых рудоплавильщиков и кузнецов уезда, нанимают «срочных» работных людей. Кунгурские кузнецы, кроме работы на заказчика, работали и на широкий рынок. За железом сюда приезжали из Соликамского и Казанского уездов. Туда же иногда ездили для продажи своих изделий и сами кунгуряки.

Крупным центром речного судостроения и лесных промыслов в ХVII в. становится Чердынский уезд. Бревна и другие лесные материалы сплавлялись отсюда до Казани и дальше вниз по Волге. Здесь производились и готовые изделия из дерева, сбыт которых неуклонно возрастал. Для строительства судов торговые и промышленные люди нанимали путем подряда мастеров-плотников.

Развитие производства на рынок и его укрупнение характерно также для ремесла, связанного с переработкой сельскохозяйственного сырья. На рубеже ХVII — ХVIII вв. в Кунгурском уезде развивается кожевенное производство, а в начале ХVIII в. здесь возникает и мыловарение.
Наблюдается значительная специализация и укрупнение производства в гончарном деле. В Орле-городке раскопана большая гончарная мастерская - ХVII в., ассортимент изделий которой весьма разнообразен (посуда, игрушки, изразцы, кирпич, черепица). Мастерская объединяла не менее четырех мастеров. По типу организации производства она представляла собой простую кооперацию труда. В мастерской, кроме русских мастеров, работали и комипермяки. Сооружение каменных построек в городах (Соликамске, Кунгуре, Верхотурье) вызвало развитие кирпичного производства. Местная администрация заключала договоры с подрядчиками, нередко крестьянами, которые строили кирпичные сараи и нанимали работников.

В ХVII в. на Урале возникают и более крупные предприятия — мануфактуры. Это новое явление в экономической жизни.
Наиболее крупным производством всероссийского масштаба была солеваренная промышленность района Соли Камской. В конце ХVII в. здесь работало более 200 варниц и ежегодно вываривалось до 7 млн. пудов соли. Наиболее быстро эта промышленность росла во второй половине столетия.
Кадры ее составлялись из обедневшего посадского населения Соли Камской, а также выходцев из Чердынского и других уездов (Устюжский, Сольвычегодский и др.). В конце ХVII в. число работных людей достигало 4 тыс., человек. Подавляющее большинство их — работники по найму из черносошных и частновладельческих крестьян.

Владельцами варниц были посадские люди Соли Камской, феодалы (Пыскорский монастырь, Строгановы, В. И. Стрешнев), государство (с середины ХVII в.) и пришлые торговые люди. Во второй половине ХVII в. рост промыслов шел за счет варниц, находившихся в руках пришлых торговых людей и посадского населения. К концу ХVII в. происходит концентрация соляных промыслов в руках немногих посадских людей. Основная часть их была сосредоточена у двух семей — Суровцевых и Ростовщиковых.

Значительные доходы от солеварен получала и казна. Казенный Зырянский промысел во второй половине ХVII в. состоял из 36 варниц и вываривал ежегодно около 1 млн. пудов соли.
Солеварение было сложным производством и требовало крупных предварительных затрат и значительного оборудования.
Условия труда и жизни работных людей на солеварнях были тяжелыми. Работа проходила в антисанитарных условиях (при варке соли выделялись вредные газы), часты были ожоги и ранения.
В ХVII в. возникают первенцы уральской металлургической промышленности. В 1631 г. казной был построен небольшой Ницинский железоделательный завод (на р. Нице, притоке р. Туры), который работал еще на старом примитивном оборудовании (сыродутные горны). Завод использовал принудительный труд, к нему были приписаны 16 крестьянских дворов Рудяой слободы, освобожденных от податей и получавших жалованье по 5 руб. в год при условии выполнения урока» в 400 пудов железа. Однако и эта сравнительно высокая цена не удовлетворяла работающих, и они разбегались. Во второй половине ХVII в. правительство насильственно сгоняло «гулящих людей» на работу к «железному делу». Завод просуществовал свыше полувека.

В 30-х годах ХVII в. были открыты залежи медной руды (медистых песчаников) в районе Соликамска (на Григоровой горе). В 1634 г. недалеко от нее возникает первый в России — Пыскорский — медеплавильный завод. На заводе применялась уже более совершенная, чем в крестьянской металлургии, техника: мехи в плавильне приводились в движение от водяных колес. Квалифицированные кадры присылали из Москвы и других городов. Подсобных работников нанимали на месте. Во главе завода стоял русский специалист, для консультации сюда приезжали иностранные мастера.
В 1640 г. завод был перенесен на более удобное место — ниже по Каме на р. Камгортку, где были построены плотина, мельница, плавильня и подсобные и жилые помещения. Работой руководили плавильщики, получавшие довольно высокое жалованье (по З руб. 50 коп. в месяц). В числе их был Александр Тумашев, открыватель медных руд. Производительность завода была до 600 пудов меди в год. В конце 40-х годов завод закрылся вследствие истощения запасов руды и пожара, уничтожившего в 1648 г. заводские строения.

А. Ы. Тумашев с сыновьями пытался продолжать начатое казной дело как частный предприниматель. Оп организовал собственный медный промысел и сдавал выплавленную медь в казну. В 1666 г. за истощением руд Тумашевы были вынуждены прекратить плавку, и перенесли свои попытки создания частного металлургического предприятия за Урал — в Верхотурский уезд.

В 1640 г. в Чердынском уезде возник небольшой Красноборский железоделательный завод, работавший па примитивной технике (одна домница с двумя горнами). Примерно на таком же уровне находился железный промысел Делматовского монастыря в Зауралье.
Во второй половине ХVII в. сыновья А. И. Тумашева основали на р. Нейве железоделательный завод, выпускавший кричное и «битое» железо и сельскохозяйственные орудия. Завод давал в год около 1200 пудов железа. Часть его сдавали в казну, а основная часть шла на местный рынок. Завод имел домницу с тремя горнами и кузницу, вододействующих механизмов не было. Он работал исключительно на наемной рабочей силе из местных крестьян и «гулящих людей». В 1671 г. здесь работало 23 человека (возможно, не были учтены рудокопы и другой вспомогательный персонал). Завод закрылся в 1680 г. Тумашевы были типичными представителями нарождающейся русской буржуазии.

Использование наемной рабочей силы достигло значительных размеров и на слюдяных промыслах по р. Исети. В 1693 г. на промыслах подъячего приказной избы Я. Лапина было занято 100 работных людей.
В ХVII в. на Урале, как и во всей стране, идет рост рыночных отношений, в товарооборот втягивается все больше продуктов промышленности и сельского хозяйства, В то же время Урал становится рынком сбыта ремесленной продукции Северного Поморья.

Увеличилось значение соляного рынка Соли Камской, о чем свидетельствует рост таможенных сборов: в 20-х годах ХVII в. они составляли около 900 руб. в год, а в 80-х выросли до 7470 руб. Нижний Новгород был перевалочно-распределительным пунктом, откуда пермская соль шла в верхневолжские и приокские города. Этой торговлей были заняты крупные торговые люди (Г. Никитников, Н. Светешников и др.), имевшие свои соляные промыслы, а также местные торговцы гостиной сотни (С. Елисеев, Ф. Суровдев и др.). Иногда торговые люди сами ездили продавать соль в центральные районы. Например, гости А. Кириллов и Г. Шустов продавали свою соль в Калуге.

На Урале возникает несколько крупных хлебных рынков. Возросла роль вятского рынка, на котором производилась большая часть казенных хлебных закупок (до 120 тыс. пудов единовременно). К концу ХVII в. значительным хлебным рынком становится Кунгурский уезд, связанный с соседними солепромышленными районами. Ежегодно здесь на рынок выбрасывалось до 120 тыс. пудов хлеба, причем примерно 20% его поступало на рынок уже в виде муки. Хлебом торговали посадские и крестьяне.

Цены на хлеб здесь были значительно ниже в сравнении с северными районами (в Кунгуре четверть ржи стоила 20 — 25 коп., а в Чердыни до 40 коп. и дороже).

Ведущую роль в торговле играли в Кунгурском уезде скупщики, они скупали хлеб в крестьянских хозяйствах и крупными партиями вывозили его на рынок. Зажиточные крестьяне-скупщики торговали и за пределами своего уезда, в то время как средняя и бедная часть крестьян продавали свой хлеб только на местном рынке. Кунгурский уезд занимал видное место в системе всероссийского рынка. Сельскохозяйственная продукция его вывозилась во многие районы Сибири, Поморья и Поволжья.

Кунгурские кожи отправлялись в крупнейшие кожевенные центры страны - Ярославль и Казань. Из центральных районов и с Макарьевской ярмарки сюда поступали ткани, обувь, одежда и
другие товары. Кунгуряки ездили и на Ирбитскую ярмарку.
Значительный хлебный рынок был также в Верхотурье. В Зауралье возник и другой хлебный, а также и пушной рынок — Ирбитская ярмарка, на которой сибирская пушнина обменивалась на русские и иностранные товары. (Приложение 3)

Основными центрами торговли служили города, которых к концу ХУII в. на Урале насчитывалось более десяти. Самыми крупными из них, входившими в число 15 (кроме Москвы) крупнейших городов Русского государства, которые насчитывали более чем 500 дворов, были Соликамск и Хлынов.
В городах сосредоточивались торговые заведения: лавки, прилавки, полки, амбары. В первой четверти ХVII в. в Соликамске было 69 таких заведений, в Чердынскиеи — 32, в Верхотурье — 13. На торгу в городах совершались крупные оптовые закупки. Чердынские торговые люди в ХVII в. почти монопольно вели торговлю с Печорским краем. Они везли туда покупной хлеб, соль, мед, солод, ткани и железные изделия, а вывозили оттуда меха, точильный камень, рыбу, кожи. Местные мелкие торжки я областные рынки постепенно вовлекались в орбиту всероссийского рынка. В Кунгуре, например, торговали вятскими ложками и решетами, печорскими точилами, московскими москательными ты арами, нижегородскими тканями, восточными шелками и сафьяном, завезенными из Астрахани.
Развитие торговли вело к усилению водного и гужевого транспорта. Ежегодно соляные караваны шли по Каме на Волгу и вверх по ней. На судах были заняты тысячи работных людей — лоцманов, водоливов и «ярыжек» грузчиков и бурлаков. Зажиточные крестьяне выступали в роли подрядчиков, поставлявших наемную рабочую силу. Строгановы нанимали работных людей, выдавая им задаток, а остальную сумму выплачивали в пути и по окончании работы.

Торговцы и промышленники нанимали крестьян и посадских людей для перевозок товаров гужом по оживленному пути из Соликамска в Верхотурье. Торгующие зажиточные крестьяне также нанимали деревенскую бедноту в качестве возчиков и грузчиков.

Среди посадского торгово-ремесленного населения в ХУII в. усиливается имущественное неравенство. даже в первой четверти ХУII в. в посадах трех прикамских городов (Соликамск, Чердынь и Орел) имелась небольшая группа (2,5%) лучших посадских людей, которая была в 10 раз зажиточнее низшей группы — бобылей и нищих (11%). Основная группа посадского населения — «самые молодые люди» — составляла свыше 60% всего городского населения.

4. Органы управления. Классовая борьба.

В ХVII в. происходит укрепление аппарата государственного управления. Он все лучше приспосабливается для защиты интересов дворянства в условиях нарастания классовой борьбы. В это время складывается абсолютизм, происходит бюрократизация центральных и местных государственных органов.

В начале ХVII в. да Урале существовал ряд уездов, управлявшихся самостоятельными воеводами. В 1636 г. Чердынское воеводство было упразднено и Соликамский и Чердынский уезды объединены под властью соликамского воеводы. В 1664 г. центром самостоятельного воеводства стал Кунгур. Башкирия входила в состав Уфимского уезда, имевшего своеобразное внутреннее деление — на дороги. В названиях этих дорог (возможно, видоизмененное монгольское слово «даруга» — административный округ Золотой Орды) сохранились следы былой раздробленности, когда после распада Золотой Орды Башкирия была подчинена различным ханствам. Западная часть Башкирии называлась казанской дорогой, центральная я южная — Ногайской, восточная — Сибирской. Четвертая — Осинская дорога тянулась узкой полосой к северу от Уфы. В ее состав входила и территория будущего Осикского уезда. дороги делились на волости, в составе каждой из них было несколько родоплеменных групп.

В Вятской земле существовало внутреннее деление на станы. Удмуртское население на Чепце, которое до 1588 г. находилось в зависимости от казанских татар, вошло в состав Каринского стана, а затем в ХVII в; было разделено внутри стана на доли, неодинаковые по количеству населения и неоднородные по национальному составу (удмуртская, татарская и бесермянская).

Ясачное население Верхотурского уезда делилось на волости (сотни), состоявшие, в свою очередь из отдельных юрт, и платило ясак верхотурскому воеводе. В 1607 г. жители верховьев Вишеры и Печоры стали платить ясак чердынскому воеводе. Сылвеыские и иренские вогуличи, остяки и татары с 1648 г. стали платить ясак в Кунгур. Таким образом, коренное население вошло в состав русских уездов, сохраняя некоторые особенности в административном делении.

Воеводы назначались царем я боярской думой, были наделены большими полномочиями и имели помощников — дьяков и подьячих, входивших в приказную избу, а также военнослужилых людей. Большинство воевод использовало власть в целях личной наживы. Печальную известность получил, например, кунгурский воевода С. Сухотин. За два года правления он взял из земской избы 600 руб., использовал многих крестьян для своих работ, забрал крестьянских «пожитков» на 300 руб., избил ряд посадских людей. В воеводском суде царили произвол и взяточничество.
Произвол творили, особенно при сборе налогов, также мелкие лица местной администрации и выборные мирские власти — земские старосты, целовальники и др., должности которых занимали чаще всего «лучащие люди» — посадские и сельские богатеи, державшие в зависимости от себя крестьянское население и посадскую бедноту. Они нередко использовали приток беглых для того, чтобы уменьшить свое тягло и переложить его на плечи новопоселенцев.

Ясачные люди при сборе ясака подвергались прямому насилию и надругательствам. В 1696 г. кунгурский воевода С. Сухотин с помощью стрельцов держал ясачные деревни в осаде, забирал жен и детей ясачных людей, их имущество, «намучивал» у них кабалы.
Усиление внеэкономического принуждения сопровождалось увеличением налогового гнета и ростом повинностей. В ХVII в. постепенно возрастали суммы налогов. Кроме того, правительство часто прибегало к сбору чрезвычайных налогов.

Усиление феодальнокрепостнической эксплуатации вызывало протест народных масс и обостряло классовую борьбу. Одной из ее форм было сопротивление посадского и крестьянского населения захватам их земель феодалами. Борясь против строгановских приказчиков. захватывавших земли на Сылве, жители Кунгурского уезда писали челобитные, вели судебные дела, перепахивали межи и совершили нападение на Кишерть. Соликамские посадские люди вели длительную борьбу против захватов их земель Пыскорским монастырем. Многочисленные челобитные царю с жалобами на злоупотребления местной администрации посылали ясачные люди Верхотурского уезда.

В ХVII в. резко возрастает и становится массовой и такая форма классовой борьбы, как бегство крепостных от своих угнетателей дальше на восток — в Сибирь. Строгановы уже в 1614 г. жаловались, что крестьяне их вотчин бегут в Сибирь и им помогают манси, укрывая их от розыска и проводя глухими лесными тропами.

За 23 года (‘с 1624 по 1647 г.) число беглых из строгановских вотчин возросло почти вдвое. Бежали не только крестьяне, но и работные люди с соляных промыслов, и ясачные люди. В 1630 г. из Верхотурского уезда бежали 20 ясачных вогуличей. В 60-х годах ХVII в. отъехали в поло (откочевали) вогуличи нескольких волостей того же уезда.
Иногда классовая борьба принимала наиболее активные формы. В 1612 г. усиление ясачных поборов и вербовка ратных людей вызвали возмущение лозьвинских манси. Они вели переговоры с вишерскими и березовскими манси о подготовке восстания против царских властей. При этом они намеревались захватить и сжечь Пелым и пойти войной на Пермь Великую. Царские воеводы узнали о готовящемся восстании и подавили его еще в зародыше. В 1638 г. крестьяне Зырянского погоста Соликамского уезда в ответ на захват зажиточным владельцем солеварен Г. Никитниковым принадлежащих им лесов сожгли дрова, заготовленные для промысла, что вызвало временную приостановку выварки соли.

На Урале находили отклик крупные взрывы классовой борьбы, происходившие в центральных районах Русского государства. Отзвуком Крестьянской войны под руководством И. Болотникова явились выступления в Вятской земле в 1606 г. Осенью 1606 г. в Котельнич дошли слухи о восстании Болотникова. Это послужило толчком к выступлению низов против верхушки посада, вставшей на сторону боярского царя В. Шуйского. В это время из Перми Великой прибыл отряд «даточных людей», собранных на помощь царю для борьбы с восставшими крестьянами. Пермские ратные люди примкнули к волнению. Начальник отряда П. Влагов пытался уговорить их идти в Москву против Болотникова, но они отказались и хотели убить Благова. Среди ратников произошло столкновение, победителями вышли сторонники восставших. Благов скрылся из отряда, а ратные люди разбежались и вернулись в Пермь Великую. Правительство Шуйского вынуждено было отказаться от вербовки ратных людей на Урале.
В 1648 г., вслед за восстанием в Москве и других городах, вспыхнули восстания городской бедноты против лучших людей и на Урале. В августе и сентябре 1648 г. такие выступления произошли в Чердыни и Соликамске. Воевода П. Елизаров писал в Москву, что «слыша про московскую смуту, завели воры завод, хотели в Чердыни и у Соли лучших посадских людей и меня разграбить и побить до смерти, и.. я тех воров и заводчиков сыскал в сыскав, пытал и завод их воровской сыском своим разрушил».
Получила отзвук на Урале и Крестьянская война под руководством Степана Разина - Отряд Ильи Иванова, принимавший в ней участие, после разгрома повстанцев в Поволжье в начале 1671 г. ушел на север - в район Вятки и Соли камской, где призывал к себе охочих людей, а затем ушел к Устюгу и Сольвычегодску.

В июле 1671 г. правительство направило в Кунгур дворянина Ивана Поливкина для расследования насилий, творившихся солдатами над населением. В связи с этим разнесся слух, что разрешается перебить всех служилых и начальных людей. Вооруженное население начало нападать на дворы, где стояли служилые люди, и на заставы. Толпы жителей уезда осадили Кунгур. Воевода, опираясь на военную силу, арестовал и бросил в тюрьму несколько человек- движение было подавлено.
Весной 1672 г. произошли крупные волнения на заводе Тумащевых и в Краснопольской слободе Верхотурского уезда. Во главе их стали работные люди завода. Вооруженные чем попало, работные люди ворвались в судную избу и учинили расправу над ненавистными приказчиками. Они потребовали, чтобы те убрались вон, и выгнали их из избы. Земский староста и его помощники за отказ присоединиться к выступлению были избиты. Возможно, что оба эти выступления были звеньями какого-то более широкого движения в крае после восстания Разина.
Во второй половине ХVII в. в Башкирии происходят восстания феодалов, отчасти поддержанные народными массами.

Первое восстание произошло в 1662—1664 гг. Поводом для выступления феодалов послужил запрет царизма совершать значительно обогащавшие башкирскую знать набеги на калмыков. Рядовое башкирское население было недовольно захватами башкирских земель русскими феодалами, злоупотреблениями при сборе ясака, ростовщическими операциями русских служилых людей.

Стихийное возмущение Народа феодальным гнетом феодалы искусно направляли против Русского государства.

Восстание началось в 1662 г. и охватило всю Башкирию. Оно было поддержано враждебными Русскому государству калмыцкими феодалами тайнами и сибирскими Царевичами, потомками Кучума.
Весной 1664 г. восставшим было нанесено решительное поражение и восстание прекратилось.

Поводом ко второму восстанию, в 1681—1б83 гг., послужила политика насильственной христианизации нерусских народностей Руководителем восстания был старшина Сеит Садиир, по имени его движение получило название сеитовсвого. На начальном этапе рядовые башкиры поддержали движение, которое к лету 1682 г. охватило всю Башкирию. Основной удар был направлен против русских поселений в Прикамье (вплоть до Кунгура) и на Волге. В мае 1682 г. царские войска нанесли поражение восставшим. Но движение прекратилось только зимой 1683 года.

Заключение.

Таким образом, к концу ХVII в. в результате колонизации значительно возросло население Урала. Были достигнуты успехи в хозяйственном освоении края и, прежде всего, в развитии сельского хозяйства, которое вполне обеспечивало местное население продуктами и давало даже избыток их. Быстрый рост населения на Урале и успехи металлургии создали предпосылки для развития Урала в ХVIII в. как основного горнозаводского района страны. Здесь уже сложились кадры людей, обладающих техническим опытом и знаниями в металлургии. Эти люди были использованы затем при сооружении крупных заводов и налаживании работы на них. достигнутый уровень развития сельского хозяйства позволял снабжать рабочих крупных заводов дешевыми продуктами питания, что обеспечивало невысокую стоимость рабочей силы и сулило большие выгоды предпринимателям.
Первые уральские заводы, созданные в ХVII в., просуществовала недолго, но некоторые из них были возобновлены позже на новой технической основе. В ХVII в. уже наметилась тенденция к применению принудительного труда на казенных металлургических предприятиях, которая получила в дальнейшем широкое развитие. Первые совместные выступления работных людей и крестьян в ХVII в. явились предвестником их дальнейшей борьбы с угнетателями в крупных восстаниях ХVIII века.

Библиография

1. Венский В.И. «История Урала» Том 1 Пермь, Кн. изд-во 421 с.

2. Заозерская Е.И. У истоков крупного производства в русской промышленности XVI-XVII веков. М. Наука.

3. Миронов Б.Н. Трудовая этика как фактор экономического развития дореволюционной России // Развитие металлургического производства на Урале: Сборник докладов и сообщений историко-экономической секции Международного конгресса, посвященного 300-летию металлурги Урала и России. Екатеринбург, 2001.

  1. Преображенский А.А. Работные люди на Урале в XVII- начале XVIII века (К вопросу о рынке рабочей силы).// Из истории рабочего класса Урала. Пермь.
  2. Тиунов В.Ф. «Индустриальные памятники Западного Урала» Пермь, Кн. изд-во 256 с.
  3. Журнал «Родина». Ст. «Пять копеек серебром за один рубль медный» к.и.н. Д. Редин 2004 г.
  4. www.portal.ru

Приложения

1. Русские города, заводы и уезды Урала в XVII в. Схематическая карта

2. Орудия труда, предметы быта и остатки оружия из раскопок Орла-городка: 1 – железный светец для украшения лучины, 2 – скобель, 3 – сечка для рубли капусты, 4 – железный резей для работы по кости, 5 – железное копье, 6 – серп, 7 – глиняное грузило, 8 – свинцовая пуля для пищали, 9 – форма для отливки свинцовых пуль, 10 – кремневое кресало для пищали

3. Схема важнейших рыночных связей г. Кунгура к началу XVII в.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!