0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Уголовный процесс по соборному уложению 1649 г.»


Условие задачи:

Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

Глава 1. Суд и виды наказаний.

1.1 Общая характеристика суда по Соборному уложению…………….….5

1.2 Принципы, цели и система наказаний…………………………………..10

Глава 2 Процесс судопроизводства.

2.1 Суд по гражданским делам…………………………………………..……18

2.2 Формы судопроизводства…………………………………………………23

Заключение………………………………………………………………..….....26

Список использованной литературы………………………………………..28

Введение

Соборное уложение– памятник русского права XVIIв., первый в русской истории свод законов Русского государства, принятый Земским собором в 1649.

От предшествующих Судебников 1497 и 1550 Соборное Уложение отличается широтой охвата различных сторон действительности своего времени. Помимо судопроизводства и процессуального права, оно содержало законы, связанные с экономикой, формами землевладения, положением господствующих и зависимых слоев населения, государственно-политическим строем.

Построение Соборного Уложения также отлично от Судебников. Оно состоит из 25 глав, разделенных на 967 статей. В начале Уложения, перед главами, помещено Предисловие, разъясняющее мотивы составления свода и ход работы над ним. Статьи и главы размещены на положенных друг за другом «внахлест» листах бумаги, склеенных в свиток («столбец»). Длина свитка – 309 метров. Уложение хранится в настоящее время в Российском Государственном архиве древних актов в позолоченном «ковчеге» (специально предназначенном сундуке).

Инициаторами появлениями нового законодательного кодекса были московские дворяне и верхи посада, обратившиеся 10 июня 1648 к царю Алексею Михайловичу с челобитной и просившие навести порядок в суде и составить новую Уложенную книгу. Челобитная была вызвана волнениями в Москве и других городах и неспособностью господствующего класса ликвидировать эти вспышки народного гнева. 16 июля 1648 челобитная была рассмотрена специально собравшимся для этого Земским Собором, который поручил главе правительства боярину Н.И.Одоевскому, при участии Ф.Волконского, С.Прозоровского и других (всего 5 человек) начать разработку Уложения. В течение двух месяцев они работали над сведением воедино норм Кормчей книги и иных сводов византийского светского и церковного законодательства, Литовского Статута в редакции 1588, Судебников 1497 и 1550, Стоглава 1551, царских указов из Указных книг, приказов и приговоров Боярской Думы, относящихся к основам международного, государственного, административного, гражданского, семейного, наследственного и уголовного права, а также порядку судопроизводства.

1 сентября 1648 текст Уложения был представлен для обсуждения и утверждения в двух палатах. В одной заседали царь, Боярская Дума и Освященный собор, в другой – так называемой «Ответной палате» – выборные люди всяких чинов под председательством князя Ю.А.Долгорукова. Поданный проект подвергся существенной переработке в процессе его обсуждения и последовательность глав отражает согласительные действия между палатами (по степени готовности того или иного раздела). Всего в процессе обсуждений в текст Соборного Уложения было добавлено 82 статьи.

Составление и редактирование текста Уложения было закончено к 29 января 1649. Эта дата принимается как дата утверждения Уложения Земским собором (хотя точных данных не найдено). В законченном виде Уложение представляло собой собрание выписок из разновременных правовых источников, снабженное дополнениями и комментариями, выработанными в процессе обсуждения. Его подписали 315 участников работы обеих палат, после чего текст Уложения был передан Печатному двору для изготовления – 1200 текстов Уложения. Таким образом, Уложение стало первым законодательным актом в истории России, который был напечатан сразу же после его обсуждения (до Уложения главной формой оповещения о новых законах было оглашение их на площадях и в храмах).

Цель данной курсовой является раскрытие содержания и сущности судопроизводства Соборного уложения 1649 г.

Задачами являются:

- Изучение судопроизводства по Соборному Уложению;

- Раскрытия наказания по Соборного Уложения.

Глава 1.Суд и виды наказаний.

1.1 Общая характеристика суда по Соборному уложению

В Соборном уложении 1649 г. содержалось предписание о том, что

правосудие должно осуществляться справедливо. Однако в условиях

феодального государства такое предписание в большей мере являлось пустой декларацией.

В развитии феодального судопроизводства и процессуального права для

первой половины XVII в. характерно сосуществование состязательного

(обвинительного) и розыскного (следственного) процессов при явном

преобладании второго над первым. Рост классовой борьбы и усиление

абсолютистских черт монархии выдвигали на первый план розыскной

инквизиционный процесс, как наиболее эффективное средство подавления народных выступлений и укрепления правопорядка и интересах господствующего класса. Вместе с тем существовало известное различие сфер применения того и другого процессов. Розыскной явно господствовал в политическом и уголовном судопроизводстве, а состязательный имел преобладание в делах гражданских. Однако при отсутствии достаточно определенного разграничения между уголовным и гражданским правом, уголовным и гражданским процессом указанное разделение сфер применения состязательного и розыскного процессов не следует абсолютизировать[1] . Обычно споры по договорам купли-продажи, займа, поклажи, а также нанесение оскорблений, должностные преступления, убийства, учиненные не с целью грабежа, в том числе в ходе судебных разбирательств, рассматривались по правилам обвинительного процесса.

Политические преступления и наиболее тяжкие уголовные (разбой, грабеж, татьба и сопряженные с ними убийства), а также крепостные дела о холопах, крестьянах, поместьях и вотчинах рассматривались с применением розыскного процесса.

Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм,

регламентировавших организацию суда и процесса.

Другая важная особенность судопроизводства того времени — отсутствие отделения суда от административных органов. Более того, следует подчеркнуть, что судебная функция была важнейшей задачей администрации; этим, надо полагать, и вызвано то, что судебные и процессуальные вопросы получили в законодательстве до Уложения и в Уложении детальную регламентацию.

Все судебные органы XVII в. делились на государственные церковные и вотчинные. Таким образом, система судебных органов соответствовала системе органов государственной власти и управления. Уложение не касается вотчинного суда, хотя изымает из его ведения дела о татьбе и разбое и узаконивает некоторые нормы отношений феодалов с крестьянами и холопами.

Государственные судебные органы состояли из трех инстанций: 1) губные, земские учреждения, воеводы на местах, 2) приказы и 3) суд Боярской думы и царя. Суд полковых воевод и судей при них над воинскими людьми в период их службы и полках тоже был разновидностью государственного суда. Уложение, развивая установление Судебника 1550 г.,провозглашало: «Суд государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии, судити бояром и околничим и думным людем и диаком, и всяким приказным людом, и судьям...»[2] . Здесь в форме перечисления чинов и должностей названы все категории лиц государственного аппарата, причастные к судопроизводству.

Важнейшим центральным судебным звеном были приказы, среди которых имелись судебные (судные, четвертные приказы) и приказы со специальной подсудностью (Земский, Поместный, Разбойный, Холопий).

Высшей судебной и апелляционной инстанцией в отношении приказов были Боярская дума и царь. «А спорные дела, которых в приказах зачем вершити будет не мощно, взносити из приказов в доклад к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всея Русии, и к его государевым боярам и околничим и думным людем»[3] В данной статье, возможно, заключена другая мысль - приказы могли быть некомпетентны в рассмотрении некоторых дел, относящихся к компетенции царя и Боярской думы. Аналогичная ситуация предусмотрена и в отношении местного суда в лице воеводы или губного старосты. Не будучи в состоянии решить судебное дело, они обязаны отправить его в Москву, в приказ, и одновременно выслать поручные записи на истца и ответчика о их явке в суд. В противном случае с них взыскивались волокиты и судебные пошлины.

Уложение регламентировало порядок работы судей, прежде всего в приказах и на местах. В приказах обычно было несколько судей. Во главе некоторых приказов стоял боярин, или окольничий, или думный человек — человека три-четыре. Уложение предписывало решать судебные дела коллегиально. При отсутствии кого-либо по болезни или по другой уважительной причине остальные судьи решали дела самостоятельно. За злостное уклонение от явки в приказ судья повергался наказанию. По воскресеньям, крупным церковным праздникам и в дни тезоименитств в приказах никаких дел не рассматривала, кроме самых нужных государственных дел. Судебное решение считалось окончательным и могло подлежать пересмотру только в порядке апелляции в высшую инстанцию. Поэтому добавлять какие-либо документы к судному списку - новые свидетельские показания и т.п. — после судопроизводства не допускалось. Предписывалось судьям «после суда своим вымыслом в судном деле никому по дружбе или по недружбе... ничего неприбавливати, ни убавливати...»[4] Вслед за Судебником 1550 г. закон предусматривал возможность судебной ошибки, когда судья «просудится... без хитрости». Если это подтверждалось, то в отношении судьи определялось то взыскание, которое «государь укажет», а дело передавалось на рассмотрение всем боярам. Уложению допускало отвод судей сторонами по мотивам родства или пристрастного отношения к одной из тяжущихся сторон, но не иначе как до судебного процесса. Такие жалобы после суда во внимание не принимались.

Судебное делопроизводство в приказах, как и всякое другое, бежало на

дьяках и подьячих. «А судные дела в приказех записывати подьячим».

Запрещались при этом исправления (черненье, скребление) и вписывание между строк. Подьячий был обязан положить дело «на стол к вершению вскоре». После судебного решения стороны «прикладывали руки» к записям. Затем подьячий переписывал дело набело, а дьяк, сверив беловой экземпляр, скреплял его своей подписью. Черновой экземпляр тоже сохранялся «впредь для спору»[5] . Запрещалось показывать судное дело сторонам и выносить из приказа.

Если подьячий делал это, норовя какой-либо из сторон, дело от него

отбиралось и передавалось другому подьячему. Подьячие вели в приказах и книги записи судебных дел и сбора судебных пошлин с точным обозначением даты слушания дела. Книги скреплялись подписями дьяков. Такое делопроизводство применялось для менее важных уголовных и гражданских дел, которые рассматривались в порядке обвинительного процесса, т. е. суда, при активном участии сторон. К гражданским делам такого рода относились исковые дела вызванные нарушением условий договоров мены, купли-продажи, займа, поклажи-сделки, не требовавшие утверждения крепостным порядком[6] .


1.2 Принципы, цели и система наказаний

Так как в суде назначалось определенное наказание, то мне кажется разумным рассмотреть систему и цели наказаний, по Соборному Уложению.

Цели наказания по Соборному Уложению различны. Во-первых, не чужды цели, которыми руководствовалась власть времен Русской Правды - это возмездие и имущественные выгоды. Принцип наказания, который присущ Уложению 1649 г. с большою основательностью есть возмездие, внешнее или материальное, т.е. воспроизведения в состав наказания состава преступления, или лишение преступника того блага, которого он лишил другого. Принцип материального соответствия наказанию преступления можно видеть в казни сожжением за поджог, в залитии горла расплавленным металлом за фальшивомонетчество. Тот же принцип материального возмездия появляется в направлении казни на тот орган, которым совершается преступление: за кражу - отсечение руки, за лжеприсягу - урезание языка[7] . Именно этим началом внешнего возмездия объясняется в некоторых случаях явное нарушение внутреннего соответствия между тяжестью преступления и тяжестью наказания. Но принцип материального возмездия не может считаться не только единственным, но и главным принципом.

Вторая цель наказания, унаследованная из Русской Правды это имущественные выгоды. Сюда нужно отнести только те виды наказания, которые избраны и установлены по имущественным соображениям, т.е. пеня, конфискация, ссылка.

Этими двумя древнейшими целями отнюдь не исчерпываются карательные задачи: напротив, уголовное право по Соборному Уложению отличается от уголовного права Русской Правды и судебных грамот именно новыми карательными задачами чисто государственного характера. Эти задачи состоят в защите общества от преступников и преступлений. Такая обширная задача может быть осуществлена различными способами. А именно:

Существует мнение, что основной целью наказаний по Соборному Уложению должно быть признанно истребление преступников; но согласиться с этим можно было бы лишь тогда, когда бы за всякое преступление полагалась лишь смертная казнь, или вечное изгнание и заключение, однако мы видим, что было и много других разнообразных видов наказания, которые отнюдь не вели к указанной цели.

С большей основательностью указывают на устрашение, как главную цель наказаний по Соборному Уложению: " чтоб иным на то смотря не повадно было так делать" [8] .

Принимая во внимание пропорциональное отношение, друг к другу видов наказания мы можем признать одним из главных принципов наказания - лишение преступника средств повторить преступление.

К указанной цели ведет, прежде всего, предложение об исправлении самого преступника; государство только тогда прибегает к бесповоротным карам, когда общество признает преступника неисправимым.

Для системы наказаний были характерны следующие признаки:

1. Индивидуализация наказания. Жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние. Однако пережитки архаической системы наказаний были еще живы и выразились в сохранении института ответственности третьих лиц: помещик, убивший чужого крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина; сохранялась процедура "правежа", в значительной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался).

2. Сословный характер наказания. Он выражался в том, что за одни и те же преступления разные субъекты несли разную ответственность (так, за аналогичное деяние боярин наказывался лишением чести, а простолюдин кнутом).

3. Неопределенность в установлении наказания. Этот признак был связан с целью наказания - устрашением. В приговоре мог быть указан не сам вид наказания, и использовались такие формулировки: "как государь укажет", "по вине" или "наказать жестоко". Если даже вид наказания был определен, неясным оставался способ его исполнения ("наказать смертью") или мера (срок) наказания (бросить "в тюрьму до государева укай"). Принцип неопределенности дополнялся принципом множественности наказаний. За одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества. За кражу наказания устанавливались по нарастающей: за первую кражу - битье кнутом и урезание уха, два года тюрьмы и ссылка; за вторую - битье кнутом, урезание уха, четыре года тюрьмы: за третью - смертная казнь[9] . Неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Публичность казней имела социально-психологическое назначение.

Система наказания в Уложении весьма жестока: часто встречаются различного вида смертные казни, изувечия и телесные наказания. Московское право не дает общей схемы наказаний. Однако в более древних памятниках этого периода, близких к эпохе Русской Правды, можно уловить разделение наказаний на личные и имущественные. В дальнейшем движении уголовного законодательства имущественные наказания уступают место личным, а оставшиеся становятся только добавочными.

1) Личные наказания всех разрядов (направленные против свободы, жизни, здоровья и чести лица) были известны в московскую эпоху. Их нормальное развитие шло следующим путем:

- Изгнание имеет такое же значение, как и в земскую эпоху, то есть изгнание с той же земли, где жил преступник. Но в XVI в. в замен его приходит ссылка. В Уложении это наказание применяется лишь несколько раз за кражу и разбой, за самовольный переход из городского состояния в крестьян или холопов, за корчемство или употребление табака, за невнесение судебного дела в книги из корыстной цели. После Уложение применяет ссылки за непредумышленное убийство (1657г.), за ябедничество (1660 г.), за разбой при отсутствии собственного сознания и прочее. Таким образом, лишь во второй половине XVII в. Ссылка становится одним из самых употребляемых видов наказания; в особенности было важно применение ссылки к раскольникам (1685г.), что привело к колонизации Сибири. Ссылаемые лишь в особых случаях заключались на месте ссылки в тюрьму. Место ссылки в законе не определялось. Несамостоятельность этого вида и недостатки организации заставляли обращаться к другим видам наказаний.

Разновидностью ссылки, применяемой к представителям аристократической верхушки, была опала: в начале XVI в. несколько сотен знатных родов подверглись опале по указу великого князя[10] .

- Бесчестящие наказания впервые появились в Соборном Уложении, начиная с самых мягких (выговор в присутствии понятых) и кончая выдачей головой. Сюда входило отнятие чести, то есть лишение званий или понижение в чине (например, перевод из бояр в дворяне). Исполняемое наказание регистрировалось в Разрядной книге.

Судебник 1550 г. специально определил такой вид наказаний, как отрешение от должности и запрет занимать такую должность в будущем, а Стоглав и Соборное Уложение расширили сферу применения этого наказания (помимо судейских чинов, к поместникам, волостителям).

- Тюремное заключение упоминается еще в XI-XII вв., когда в темницы заключались еретики. Вначале тюремное заключение применялось лишь как предварительная мера, но с XVI в. (Судебник 1550г.) стало самостоятельным наказанием. В Уложении этот вид наказания упоминается более сорока раз и как мера предварительная, и как основное наказание. Срок наказания колебался от трех дней до пожизненного заключения.

Тюрьмы были земляные, деревянные и каменные, монастырские и опальные (для политических заключенных). В монастырских тюрьмах, как и в других, осуществлялась охрана заключенных и их использование на тюремных работах, в политических тюрьмах полностью исключались любые контакты с заключенными.

Тюремные сидельцы кормились либо за счет родственников, либо на подаяние, получаемое ими во время прохода под стражей по городу. Собранное подаяние делилось между всеми заключенными.

- Членовредительные наказания. Имеют двоякое значение: полицейское – для того, чтобы поставить преступнику метку (“улику”) его злодеяния, и чисто карательное. К первой категории относятся: урезание уха (за татьбу) и мошенничество в 1-й и 2-й раз, а за разбой в 1-й раз: Уложение XXI. 9, 10, 15, 16, 90; за непредумышленное убийство – клеймение (пятнание), известное уже с XVI в[11] . Увечащие наказания второй категории являлись уменьшенной формой смертной казни. Применяются к тем же преступлениям, какие бы привели к смертной казни при обстоятельствах, увеличивающих вину.

Членовредительные наказания, часто основанные на принципе талиона, включали отсечение руки (за кражу, должностной подлог, покушение на господина), урезание ушей, ноздрей и носов (за повторную татьбу, продажу табака), языка (за ложную присягу). Виновных в убийстве родителей разрывали клещами.

- Болезненные наказания развились под влиянием татарщины. Их виды: батоги, наказание прутьями толщиной в палец и кнут. Под торговым наказанием понимается наказание преступника кнутом публично. По своему свойству она была простая или нещадная, производилась на торгах, у приказа при многих свидетелях. Все сословия подвергались торговой казни и телесному наказанию. Битье кнутом могло длиться до трех дней, число ударов оставалось на усмотрение судьи. Этот вид наказания сохранился до середины XIX в. На практике обычно наносили 30-50 ударов, часто это наказание приводило к смерти. Иногда в приговоре прямо предписывалось: “забить до смерти”. Битье батогом также бывало “простым” или “нещадным”. Эта процедура называлась “правеж” и первоначально являлась средством принуждения к исполнению судебного решения по имущественным искам. Длительность “правежа” завесили от искомой суммы долга (обычно за 100 рублей на правеж стояли месяц). На правеж ставился ответчик, либо его поручитель, либо зависимые от ответчика люди (крестьяне и холопы). Болезненные наказания явились первоначально, как альтернатива продажи (в случае несостоятельности) и уже потом получили самостоятельное значение. Они применяются ко всем преступлениям в сочетании с другими наказаниями (тюрьма, ссылка, изгнание).

- Смертная казнь. По Псковской Судной грамоте смертная казнь (без указания вида) назначалась за пять составов преступлений, по судебникам - в двенадцати случаях, по Уложению – в тридцати шести (но за счет расширения “жестоких и нещадных” наказаний – фактически в шестидесяти случаях)[12] . Она полагается за: богохульство и совращение в иную веру, все политические преступления и участие в них, составление фальшивых актов, фальшивомонетчество, умышленное убийство, неумышленное убийство в некоторых случаях (на государевом дворе, в походе, в присутствии суда), изнасилование, поджог. В месте с тем усложнились ее формы, из которых не все определены законом, но многие практикуются.

Наиболее распространенными видами смертной казни были повешение и отсечение головы. В документах XV в. упоминается утопление в реке. К квалифицированным видам смертной казни относились: четвертование, сожжение в срубе, железной клетке или открытом костре, копчение на медленном огне. Законодательно сожжение было закреплено Соборным Уложением и практиковалось до конца XVIII в. (по делам религиозным и к поджигателям).

В практике употреблялись, и другие формы из разряда простой (расстрел, отравление) и квалифицированной смертной казни (колесование, рассечение на части, перетирание тонкими веревками, посажение на кол, распятие на кресте).

Уже в первой половине XVI в. в приговорах судов упоминается о таком виде казни, как залитие горла расплавленным металлом (фальшивомонетчикам).

Уложение установило для женщин-мужеубийц особый вид казни – закапывание живой по горло в землю (обычно смерть наступала через два-три дня). “Лихие люди” подвергались казни независимо от состава совершенного ими преступления.

Приговоренный к смерти преступник сажался в особую избу на шесть недель для покаяния и потом подвергался казни. Приговоренный к смерти не имел права доноса; ему ни в чем не верили. Беременная женщина не наказывалась и содержалась под стражей в тюрьме до рождения ребенка.

Необходимо отметить, что исполнители казней выбирались из вольных людей, содержались они правительством; но тюрьмы строились и содержались на общественный счет.

2) Имущественные наказания были следующих видов: продажа, пеня, конфискация.

- Посягавшие на имущество, честь и здоровье частных лиц наказывались по уложению штрафом. Штрафы разных размеров и видов применялись Русской Правдой. Там они были компенсационной (за ущерб) мерой, а с XIV в. стали средством для искупления вины. Убытки истца возмещались из имущества преступника (татя, разбойника и их соучастников). Характерно, что сумма иска определялась самими разбойниками на пытке; как минимум она составляла четверть предъявленного иска. Русская Правда говорит о “продаже как о штрафе за преступление, поступившем в казну или суд[13] . Размер продажи определялся судом.

Размеры платы за бесчестье были дифференцированы: было бесчестье простое, двойное и тройное. К этому добавлялась сложная шкала штрафных санкций за каждый вид телесного повреждения.

- Пеня, прежде означавшая то же, что и древняя продажа, делается самостоятельным видом наказания по уничтожению продажи и применяется главным образом к преступлениям против порядка государственного управления. Одинаковое значение с пенею имеет заповедь, то есть денежный штраф за проступки против полицейских распоряжений правительства (Уложение XX. 1-2)[14] . Другой вид заповеди – это добавочное денежное наказание за общие преступления.

- Конфискация – наиболее тяжелое имущественное наказание. В XIV в. Эта мера стала применяться к имуществу “отъехавших” от великого князя бояр, в XVI в. она стала называться “великим разорением”. Судебники ввели конфискацию в качестве дополнительного наказания для “лихих людей” и за злоупотребления по должности. Порядок конфискации регламентирован в Соборном Уложении: конфискации подвергалось как движимое, так и не движимое имущество, имущество жены политического преступника и его взрослого сына. Все поступало в государственную казну (судебники предусматривали передачу части конфискованного имущества судьям).

Соборное Уложение предусматривало конфискацию в отношении обвиненных в разбое, укрывательстве разбойников, нарушении правил продажи табака, дезертирстве со службы.

Глава 2.Процесс судопроизводства

2.1 Суд по гражданским искам

Состязательный процесс, при котором происходили прения сторон, применялся лишь в отношении незначительных уголовных и гражданских дел. Поскольку судебная власть не была отделена от исполнительной, в качестве судебных инстанций выступали административные органы различных уровней. Судом первой инстанции можно считать губную администрацию, однако глава X «О суде» Соборного Уложения практически полностью посвящена суду в московских приказах, что свидетельствовало об усилении централизаторских тенденций, когда все решение принимались в столице. По сложившейся традиции суд осуществлялся в приказе, управлявшем территорией, на которой проживали истец или ответчик. Так, в Уложении было оговорено, что стрельцы по всем делам, "опричь розъбою и татьбы с поличным[15] ", судятся только в Стрелецком приказе, и с иском к стрельцам можно было обращаться только в данный приказ. Патриаршие служащие и крестьяне судились в патриарших приказах и так далее.

Начальников приказов называли судьями, дело рассматривалось коллегиально - боярином или окольничим подписывалось поименно теми должностными лицами, которые слушали дело: "А кого у вершения того дела не будет, и того в приговор не писать"[16] . Высшей апелляционной инстанцией являлся царь и Боярская дума. Царю подавали челобитную, если истцу "в приказе суда не дадут, или против его челобитья указу ему не учинят". В высшей инстанции рассматривались и наиболее сложные дела, как это предписывало Уложение: "А спорныя дела, которых в приказех зачем вершити будет не мощно, взносити ис приказов в доклад к государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всея Русии, и к его государевым бояром и околничим и думным людем."[17]

Судебный процесс по гражданским делам начинался с подачи челобитной истцом. Затем истцом составлялась и регистрировалась в приказе так называемая "приставная память" - документ, предназначенный для пристава, который должен был обеспечить явку ответчика в суд. Пристав разыскивал ответчика, а в том случае если он скрывался, приставу предписывалось, взяв с собой товарищей, стеречь у двора его день и два и три. Если же ответчик отбивался силой, воеводе предписывалось дать стрельцов, пушкарей, затинщиков, столько человек, сколько приставу было нужно.

Ответчик должен был представить "порутчиков", которые дали бы "поручную запись", гарантирующую его явку на суд в установленный срок. Поручители упоминаются еще в Русской Правде, там их называли "послухами". В Древней Руси каждый человек воспринимался как часть определенного сообщества - семьи, рода, общины, сословной корпорации. Во всех делах, будь то уплата подати или судебная тяжба, господствовал принцип круговой поруки. За ответчика должны были поручиться его родичи или соседи: за посадского человека ручались посадские люди, за крестьянина - его односельчане-общинники и так далее. Поручители несли ответственность по своей поручной записи, например, в случае бегства ответчика Уложение предписывало государские пошлины и иски истцов брать с порутчиков. В некоторых случаях зависимые люди должны были выступать поручителями за своего владельца. Если он сбегал в свою вотчину или поместье, приставу предписывалось взять его крепостных "и велети их дати на поруку что им того своего боярина поставити в приказе на срок[18] ". Если ответчик, несмотря на поручную запись, не являлся на суд, ему направлялась "государева зазывная грамота". Ответчик имел возможность дважды не явиться на суд без уважительной причины, но был обязан оплатить издержки истца. После третьей неявки ответчик считался проигравшим дело.

Соборное Уложение определяло порядок ведения судебного процесса: "исцу и ответчику, став перед судьями искати и отвечати вежливо и смирно и не шумко, и перед судьями никаких невежливых слов не говорити и межь себя не бранитися.[19] " Жизнь и безопасность судьи была защищена суровыми наказаниями. Каралось и оскорбление судьи: "А будет кто ни буди, пришед в который приказ к суду...судью обесчестит непигожим словом, а сыщется про то допряма, и того за государеву еню бити кнутом или батогом, что государь укажет"[20] .

Судоговорение происходило устно. Суд принимал во внимание письменные документы, но только те, что были представлены до и во время самого процесса (у истца и у ответчика письменных ссылок и никаких писем после суда не принимать, кроме того, что в суде подано). Для представления оправдательных документов, хранившихся не в Москве, сторонам давался "поверстный срок". Большое значение имели свидетельские показания. Свидетели приносили присягу говорить правду - "целовали крест". Судебная практика той эпохи различала "ссылку из виноватых" и "опчюю ссылку". В первом случае одна из сторон представляла своих свидетелей, но тогда от них требовалось полное совпадение показаний. Если же "не все во одну речь, хотя един не по нем скажет", эти противоречивые показания засчитывались против ссылавшейся на них стороны. "Опчая ссылка" означала, что истец и ответчик ссылались на общих свидетелей, чьи показания, как правило, и решали дело. Если же общие свидетели не могли дать удовлетворительных показаний, судьи назначали повальный обыск. Воеводам и приказным людям направлялись соответствующее предписание - "государевы грамоты". Воеводы наряжали для проведения повального обыска "сыщиков" и по результатам обыска отправлял в суд "обыскные речи". Под повальный обыск попадали люди всех сословий, но обыскные речи дворян и крестьян составлялись особо. Главную роль играло большинство показаний: "того и оправити, по ком обыскных людей скажет больши[21] ". Однако за сторонами сохранялось право жаловаться на неправильные показания большинства свидетелей. В таком случае предусматривалась следующая мера: из каждой сотни опрошенных брались по два свидетеля и между ними устраивали очную ставку.

Решение суда оформлялось в письменном виде - подьячий составлял "судное дело". Черновик подписывался истцом и ответчиком и хранился у подьячего "для спору". Переписанный набело экземпляр скреплялся дьяком и хранился в приказе. Выигравшая дело сторона получала грамоту, подтверждавшую ее права.

Ряд статей Соборного Уложения был направлен на обеспечение беспристрастности объективности рассмотрения дел. Впервые вводился институт отвода судей. Об этом имели право ходатайствовать обе стороны: "А будет которой судья исцу будет недруг, а ответчику друг или свой, и о том истец учнет бити челом государю до суда, что ему перед тем судьею искати не мощно, такьже будет и ответчик до суда же учнет бити челом, что истцу его судья друг или свой и отвечати ему перед тем судьей не мощно, и тех исца и ответчика тому судии, на кого будет такое челобитье, не судити, а судити их иному судии, кому государь укажет[22] ." Судьи несли ответственность за оправдание виноватых или обвинение невиновных "по посулы", то есть за взятки. Бояр, окольничих, думных людей за такой проступок лишали чести, судей не из думных людей подвергали торговой казни, то есть наказанию кнутом на площади. Особые меры предосторожности принимались против хитроумных подьячих. В Уложении подробно расписывалось, что делать, когда обнаружиться подлог в судном деле и как поступать, если то спорное дело "истцовым или ответчиковым промыслом подьячий вынесет ис приказу для какия ни буди хитрости[23] ". При вступлении в должность судьи приносили на Евангелии торжественную клятву не вершить дела по "посулам и поминкам". Но, по отзывам современников, это мало помогало. Подьячий Г. Котошихин писал о судьях: "ни во что их есть вера и заклинателство, и наказания не страшатся, от прелести очей своих и мысли содержати не могут и руки свои ко взятию скоро допущают, хотя не сами собою, однако по задней леснице чрез жену, или дочерь, или чрез сына и брата, и человека, и не ставят того себе во взятые посулы, будто про то и не ведают"[24] .


2.2 Формы гражданского судопроизводства

Уложение предусмотрело две формы гражданского судопроизводства — суд (состязательный процесс) и очную ставку. Уложение восприняло основные положения состязательного процесса, закрепленные в предшествующем законодательстве. По сравнению с Судебниками в рассматриваемом нормативном акте ярче проявляется роль государства в рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Система доказательств, применяемая по гражданским делам, включала в себя как доказательства, типичные для состязательного процесса (признание стороны, показания свидетелей, общая ссылка, присяга, письменные доказательства), так и свойственные следственному процессу (очная ставка, пытка, повальный обыск). Очная ставка и пытка применялись относительно редко. Уложение предусматривает применение очной ставки в случае насильственного оформления заемных и служилых кабал, а затем при рассмотрении споров по вотчинным и поместным делам между родичами. Уложение 1649 г. узаконило применение обыска по делам, связанным со спорами о межах и старинных холопах при отсутствии письменных доказательств. Повальный обыск по гражданским делам производился по требованию сторон, хотя не исключалось назначение обыска по усмотрению судьи.

Повальный обыск уходит корнями в глубь веков, в общинные порядки. Соборное Уложение подробно регламентирует правила проведения повального обыска. Допрос населения производился специально назначенными на это лицами (сыщиками)[25] . Показания отбирались в письменной форме и скреплялись клятвой. Каждое сословие и национальная группа опрашиваемых приносили клятву по установленному правилу. На сыщиков возлагалась обязанность по контролю за достоверностью показаний. Дело решалось в пользу той стороны, за которую высказывалось большинство опрошенных. При равенстве голосов обыск повторялся.

Государство взяло обыск под свой жесткий контроль. Усиление следственного начала в процессе привело постепенно к падению роли повального обыска.

Наибольшее предпочтение Соборное Уложение отдает общей ссылке — разновидности свидетельских показаний, при которой обе стороны ссылались на одних и тех же свидетелей. Такие показания признавались решающими в деле. Законодатель рассматривал общую ссылку в качестве наиболее результативной формы свидетельских показаний и отдавал ей предпочтение.

Соборное Уложение, возложив на стороны обязанность по представлению доказательств, продолжило тенденцию по расширению полномочий судьи в доказательственной деятельности. Последний мог принять или не принять доказательство, определял значение и силу доказательств, удостоверял подлинность доказательств, представляемых сторонами. Так, суду было предоставлено право отвергать доказательства, представляемые сторонами после общей ссылки, и «вершити дело по первой опчей ссылке»[26] . В отдельных случаях закон указывал, какие доказательства следует применить. Например, если при рассмотрении спора о земле между показаниями свидетелей-старожильцев имеются противоречия, закон предписывает использовать в качестве доказательств жребий.

Соборное Уложение не допускало замену судьей по собственной инициативе одного доказательства другим. Со второй половины ХVII в. в судебной практике стали иметь место случаи произвольного распоряжения судьей доказательствами. Например, вместо того чтобы по просьбе ответчика предоставить истцу очную ставку с тем, кого он обвинял в составлении подложной крепости, судьи производили повальный обыск; или стороны просили о повальном обыске, а судьи требовали представления свидетельских показаний или письменных доказательств.

Очная ставка как форма гражданского судопроизводства занимала промежуточное положение между судом и розыском. Двойственный характер очной ставки состоял в том, что она по своей сути не отличается от состязательной формы судопроизводства, но имеет некоторые внешние признаки следственного процесса. Так, при очной ставке применялись допрос и пытка, не допускалось применение присяги, после очных ставок истец и ответчик могли подавать челобитные, виновная сторона не облагалась государственной пошлиной. Сущность очной ставки в Уложении раскрывается с помощью следующего выражения: «...ставити с очени на очи распрашивати и сыскивати...»[27] . На очных ставках в присутствии судей проводилось состязание сторон, дополняемое следственными моментами. Очная ставка как форма процесса применялась при рассмотрении поместных дел, а позднее была распространена на вотчинные дела.

Заключение

В Уложении подробно расписан порядок «вершения суда» (как гражданского, так и уголовного).

1. «Вчинание» — то есть подача челобитной жалобы.

2. Вызов ответчика в суд.

3. Судоговорение — устное с обязательным ведением «судебного списка», то есть протокола.

Доказательства были многообразны: свидетельские показания (не менее 10 свидетелей), документы, крестное целование (присяга).

Процессуальные мероприятия, направленные на получение доказательств:

1. «Обыск» — не имел ничего общего с современным обыском и заключался в опросе населения по факту совершения преступления или о конкретном (искомом) лице.

2. «Правёж» — применялся, как правило, по отношению к неплатежеспособному должнику. Ответчик подвергался процедуре телесного наказания розгами. Например, за долг в 100 рублей пороли в течение месяца. Если должник уплачивал долг или у него находились поручители, правёж, разумеется, прекращался.

3. «Розыск» — комплексные мероприятия, связанные с выяснением всех обстоятельств «государева» дела или и других особо тяжких преступлений. При «розыске» часто применялась пытка. Применение пытки регламентировалось в Уложении. Её было можно применять не более трёх раз с определённым перерывом.

Соборное уложение стало первым печатным памятником русского права. До него публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах, о чем обычно специально указывалось в самих документах. Появление печатного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством. Соборное Уложение не имеет прецедентов в истории русского законодательства. По объему оно может сравниться разве что со Стоглавом, но по богатству юридического материала превосходит его во много раз.


Список использованной литературы

1. Арсланов Р.А., Керов В.В., Мосейкина М.Н.История России с древнейших времен до конца ХХ века/ Под ред. В.В. Керова. - М.: Высш. шк., 2006. - 784 с. 2.Баранов П.А.История России с древнейших времен до конца XX века/ Баранов П.А.-.М.:Вентана-Граф,2008.-420 с. 3.Бредихин В.Е., Слезин А.А., Никулин Р.Л Древняя и Московская Русь/Под редакцией Бредихина В.Е., Тамбов: ТГТУ, 2005 - 132 с.

4.Владимирский-Буданов М.Ф.Обзор истории русского права./ Владимирский-Буданов М. Ф.– М.:Территория будущего, 2007. - 800с.

5.Зарубин Д.В. Соборное Уложение и законность/ Зарубин Д.В.-М.:Норма,2005.-235 с.

6.Земцов Б.Н.История отечественного государства и права./Земцов Б.Н- М.: ЕАОИ, 2009. - 336 с.

7. Измозик В.С., Куликов Ю.С. Отечественная история. IX-XX вв./Под общей редакцей Измозика В.С., СПб.: СЗТУ, 2007. - 343 с. 8. Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов C.А История Отечества/Под редакцией Илларионовой Е. В.,М.: Историческая литература,2006.-384 с. 9. Ключевский В. О. Курс русской истории./ Ключевский В. О. -М.: Историческая литература,2007 г. - 298с. 10. Кривошеев. М. В.,Ходяков М. В.История России . -2-е изд., перераб. и доп., -М. :Юрайт,2010.-191 с 11. Кузнецов, И. Н. История государства и права России/Кузнецов И.Н М.:Норма.2007. - 235с

12.Маньков А. Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России./ Маньков А. Г. – 2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юрист, 2006.-369 с.

13.Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А.История России./Под редакцией Орлова А.С. Учебник.- М.:«ПРОСПЕКТ»,2009.-544 с

14.Павленко Н.И, Андреев И.К, Кобрин В.Б, Федоров В.Н История России с древнейших времен до 1861 года/Под общей редакцией Павленко Н.И.-4-е изд., перераб. и доп.-М.:Издательство БЕК,2006.-469с

15.Проценко Ю.Л. Сословно-представительная монархия в России (середина XVI - середина XVII века):/ Проценко Ю.Л Учебное пособие. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. - 96 с.

16.Титов Ю.П.История государства и права России./ Под ред. Титова Ю.П. М.: ТК Велби, 2005. - 544 с. 17. Чибиряев С. А. История государства и права России/ Отв. ред. Чибиряев С. А. -М. :Былина,2009. -528с. 18. Чистяков О.И История отечественного государства и права./Под общей ред.проф.Чистякова О.И.-4-е изд., перераб. и доп.-М.:Издательство БЕК,2007.-360с.


[1] Арсланов Р.А., Керов В.В., Мосейкина М.Н.История России с древнейших времен до конца ХХ века/ Под ред. В.В. Керова. - М.: Высш. шк., 2006. -375 С.

[2] Чистяков О.И История отечественного государства и права./Под общей ред.проф.Чистякова О.И.-4-е изд., перераб. и доп.-М.:Издательство БЕК,2007.-183С.

[3] Баранов П.А.История России с древнейших времен до конца XX века/ Баранов П.А.-.М.:Вентана-Граф,2008.-251С.

[4] Чибиряев С. А. История государства и права России/ Отв. ред. Чибиряев С. А. -М. :Былина,2009. -25С.

[5] Там же.31 С.

[6] Бредихин В.Е., Слезин А.А., Никулин Р.Л Древняя и Московская Русь/Под редакцией Бредихина В.Е., Тамбов: ТГТУ, 2005 - 42 С.

[7] Титов Ю.П.История государства и права России./ Под ред. Титова Ю.П. М.: ТК Велби, 2005. - 189 с.

[8] Владимирский-Буданов М.Ф.Обзор истории русского права./ Владимирский-Буданов М. Ф.– М.:Территория будущего, 2007. – 374 С.

[9] Проценко Ю.Л. Сословно-представительная монархия в России (середина XVI - середина XVII века):/ Проценко Ю.Л Учебное пособие. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007. – 52С.

[10] Зарубин Д.В. Соборное Уложение и законность/ Зарубин Д.В.-М.:Норма,2005.-84 С.

[11] Павленко Н.И, Андреев И.К, Кобрин В.Б, Федоров В.Н История России с древнейших времен до 1861 года/Под общей редакцией Павленко Н.И.-4-е изд., перераб. и доп.-М.:Издательство БЕК,2006.-194С.

[12] Земцов Б.Н.История отечественного государства и права./Земцов Б.Н- М.: ЕАОИ, 2009. - 203 С.

[13] Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиева Н.Г., Сивохина Т.А.История России./Под редакцией Орлова А.С. Учебник.- М.:«ПРОСПЕКТ»,2009.-215С

[14] Измозик В.С., Куликов Ю.С. Отечественная история. IX-XX вв./Под общей редакцей Измозика В.С., СПб.: СЗТУ, 2007. – 174 С.

[15] Маньков А. Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России./ Маньков А. Г. – 2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юрист, 2006.-45с.

[16] Там же.46.С.

[17] Зарубин Д.В. Соборное Уложение и законность/ Зарубин Д.В.-М.:Норма,2005.-142 С.

[18] Там же.144.С.

[19] Владимирский-Буданов М.Ф.Обзор истории русского права./ Владимирский-Буданов М. Ф.– М.:Территория будущего, 2007. – 539С.

[20] Там же.540.С.

[21] Чибиряев С. А. История государства и права России/ Отв. ред. Чибиряев С. А. -М. :Былина,2009. -284С.

[22] Там же.285.С.

[23] Маньков А. Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России./ Маньков А. Г. – 2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юрист, 2006.-67 С.

[24] Там же.68.С.

[25] Маньков А. Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России./ Маньков А. Г. – 2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юрист, 2006.-152С.

[26] Ключевский В. О. Курс русской истории./ Ключевский В. О. -М.: Историческая литература,2007 г. – 103С

[27] Илларионова Е. В., Фомина А.С., Гуськов C.А История Отечества/Под редакцией Илларионовой Е. В.,М.: Историческая литература,2006.-135C.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!