0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Развитие и становление бюрократии в России»


Условие задачи:

СОДЕРЖАНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ 3
Глава I . Истоки РОССИЙСКой БЮРОКРАТИи 7
1.1. Боярская Дума – первая бюрократическая организация 7
1.2. Дворцово-вотчинная система управления 9
1.3. Приказная система управления на Руси XVI в. 10
1.4. Государственная система управления по Соборному уложению 1669 года 15
Глава II . реформы государственного аппарата управления при Петре i 21
1.1. Устранение Боярской думы от государственных дел 21
1.2. Петровский Абсолютизм 22
1.3. Самодержавная Россия - государство-бюрократ 24
1.4. Децентрализация государства при Екатерине II 30
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 33
Список используемой литературы 35

ВВЕДЕНИЕ

Если дать короткую характеристику бюрократии, то бюрократия – это власть канцелярии, то есть власть формы над содержанием. Происходит это слово от двух слов: французского бюро (это канцелярия) и греческого кратос (власть).

Венсан де Гурнэ[1] рассматривал бюрократию как новую форму государственного правления. Он считал, сущность и значение ее как раз и состоит в том, что работа правительства оказалась в руках правителей по профессии.

Г. Гегель, Д.С. Милль, А. де Токвиль, Г. Моска, М. Вебер также рассматривали бюрократию как новый тип системы, где управленческая деятельность осуществляется назначенными профессиональными чиновниками.

К концепциям, рассматривающим бюрократию как правление "профессиональных чиновников", следует отнести классовые теории (К.Маркс, В.И. Ленин). А также теории, которые определяют бюрократию в качестве нового класса - М. Бакунин, Дж. Бернхэм, М. Джилас, М. Восленский, Д. Ледонн и др. В основании этих теорий лежит все то же представление о господстве профессиональных чиновников, но подается оно в соединении с теорией собственности на средства производства.

Это позволяет развить положения о бюрократии как особом классе и о превращении бюрократом своего места в должностной иерархии в частную собственность. Бюрократия, являясь частью господствующего класса, безраздельно владеет двумя основными факторами, обеспечивающими жизнедеятельность общества, - управлением и собственностью, которые в нерасчлененном виде присутствуют на каждом уровне бюрократической иерархии.

Второе направление изучения бюрократии представлено теориями формальной организации (Р. Мертон, Ф. Селзник, П.М. Блау, А. Этциони, Э. Мэйо и др.). Здесь рассматриваются следующие проблемы: эффективность административных структур, механизм функционирования власти; формально-технические составляющие бюрократии; внутриорганизационные законы и интересы; связь с социальной средой; способы и формы ограничения бюрократии.

В этой группе теорий особое место принадлежит теории М. Вебера.[2] Вебер предлагает бюрократическую модель организации, но в отличие, например, от представителей концепции "организация - машина" (А. Файоль, Л. Урвик) он не занимается детально практическим построением бюрократических отношений с целью снятия появляющихся в процессе развития этих отношений проблем, его исследование "административной" организации предлагает преимущественно теоретическую модель.

Один из первых научных анализов сущностных характеристик феномена бюрократии принадлежит Гегелю, хотя сам термин "бюрократия" философ в своих работах и не использует. Однако всеобщность бюрократии (исполнительной власти, чиновничества) предстает в его теории государства и права в неразрывной связи с определенным типом организации, управления и власти, то есть как всеобщность государства.

Государство для Гегеля - "действительность нравственной идеи", "в себе и для себя разумное", "шествие бога в мире". Чиновничье государство - это "средоточие государственного сознания и наиболее выдающейся образованности".[3] Оно представляет собой основу среднего сословия. Такой тип государства, являющийся формой выражения всеобщего интереса, обусловлен наличием гражданского общества.

Основной функцией исполнительной власти в теории Гегеля являлась реализация решений, которая должна осуществляться монархом в соответствии всеобщим интересом. Осуществление данной функции возлагалось на коллегиальные совещательные органы и государственных чиновников в соответствии с принципом разделения властей. Гегель не отрицает принципы правового государства, но считает, что разделение властей не предполагает их противостояния, а является проявлением диалектического единства государства и общества. При этом он с сомнением относится к теории народного суверенитета, считая конституционную монархию истинным выражением и конкретным завершением абсолютной идеи права.

Гегелевская модель бюрократического управления исходит из взаимозависимости и тождества государства и гражданского общества, во-первых, во-вторых, - из необходимости для формирования этой взаимозависимости среднего класса. Одновременно бюрократия вместе с монархией объявляется Гегелем нейтральной силой, которая стоит над конфликтующими группами людей с их особыми интересами, составляющими гражданское общество. Чиновники воплощают универсальные интересы всего общества, так как они наделены специфическими знаниями, необходимыми для современного государства.

Противоположную интерпретацию соотношения чиновничьего государства и гражданского общества предложил К. Маркс. По Марксу, государство не выражает интересы граждан, а само их задает. Задача чиновников в обществе - только по форме поддерживать всеобщий интерес. Поэтому задачей института бюрократии в буржуазном обществе становится действо, направленное на создание иллюзии того, что государство охраняет всеобщий интерес. Для Маркса бюрократия представляет "волю государства", "сознание государства", "могущество государства". Содержанием деятельности бюрократии является формальный дух государства.[4]

Необходимо отметить, что в понятии "бюрократия" Маркс соединял несколько значений. Этот термин включал как всю систему власти и управления, так и людей, входивших в эту систему. К данному институту он относил все элементы исполнительной власти, включая коллегиальные совещательные правительственные образования.

Нередко Маркс использовал слово "бюрократ" в негативном смысле как носителя каких-либо патологических характеристик, связанных с управленческой деятельностью. Такая, присущая больше публицистике, чем научному дискурсу, трактовка чиновничьей деятельности усложняет проблему административного сектора как "исполнительного" института в системе властей.

Актуальность темы исследования в курсовой работе объясняется тем, что имея корни ещё в ХV веке, российская бюрократия жива и сегодня – в веке ХХI, поэтому проследить ход развития этого явления в течение многовековой истории России и понять истоки и причины живучести бюрократии весьма интересно и полезно.

Цель исследования – российская бюрократия в ХV –ХVIII в.в.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

· изучить истоки российской бюрократии, в частности работу Боярской Думы, как первой российской бюрократической организации

· ознакомиться с дворцово-вотчинной системой управления

· Приказной система управления на Руси XVI в.

· изучить Петровские реформы государственного аппарата управления

· ознакомиться с особенностями самодержавной России, как бюрократического государства.

Теоретической базой исследования в курсовой работе послужили труды российских учёных – историков и зарубежных авторов.

Глава 1. Истоки РОССИЙСКой БЮРОКРАТИи

1.1. Боярская Дума – первая бюрократическая организация

Истоки городского управления в нашей стране восходят к XI в. - периоду Новгородской боярской республики, где верховная власть принадлежала вече, которое избирало высших должностных лиц - посадника, тысяцкого и архиепископа – городских управленцев-бюрократов, в современном понимании.

Княжеская власть верховенствовала, однако князя приглашали вечем и его права были несколько ограничены. В вечевых собраниях могли принимать участие все свободные люди города, решение считалось принятым только при единогласном голосовании за него всех присутствующих. Значение вече было в том, что оно пользовалось "демократическим" методом управления, избирало должностных лиц, давало согласие или выражало протест на использование власти тем или иным князем. Это свидетельствовало о приоритете "законодательной власти" над властью княжеской исполнительной и о контроле её со стороны народа.

В дальнейшем на русских землях неоднократно преобразовывались центральная власть и местное государственное управление, но местная форма власти находилась в руках правителя.

В X-XVI в.в. на Руси верховная власть концентрировалась в руках великого князя и боярской Думы, ограничивающей власть князя. От центральной власти в города и волости посылались наместники. Для уменьшения на местах коррумпированности этого своего рода «государственного аппарата» срок деятельности наместника до очередной смены был один год. Наместнику выдавались уставные грамоты, где указывался объем сборов денежных средств с населения ("поборы"), и наместники не имели права самостоятельно увеличивать объем поборов.[5]

Взаимоотношения между верховным правителем - князем (царем) и думой в разные времена русской истории и на отдельных территориях не являлись одинаковыми. Сегодня невозможно определить пределы власти князя-государя и полномочия его советников. Ограничения власти названных структур зависели как от стечения обстоятельств, так и от обычаев, сформировавшихся на отдельных территориальных образованиях Русского государства, и слияние этих двух факторов - традиций и стечения обстоятельств - зачастую препятствовало четкому определению прав и обязанностей обеих ветвей власти.

Начальное формирование слоя на Руси профессиональных чиновников происходит в XV-XVI вв. С началом перемен в центральном управлении Московского государства второй половины XV-XVI веков в составе боярской Думы, очевидно, обозначилось наряду с аристократическим (родовым) представительством наличие и бюрократических (профессиональных) элементов, поскольку Боярская дума была высшим правительственным учреждением, обеспечивающим деятельность приказов и осуществлявшим руководство ведомствами.

Если в прежние времена Дума состояла из непостоянного состава бояр, которые собирались князем по особо важным проблемам, то в этот период она превращалась в постоянное и более сложное образование с устойчивым кругом полномочий и определенным составом. Все высшие сановники и знатнейшие слуги, которые заседали в удельной Думе, носили звание бояр. Когда в Московском государстве боярство постепенно стало распадаться на несколько слоев, тогда и в составе Думы усложнялось деление на иерархические чины, соответствовавшие генеалогической знатности думных советников.[6]

В звания бояр и окольничих определялись, как правило, старые представители боярских фамилий.

Думные дворяне и думные дьяки, были, по большей части, представителями разорившихся боярских слоев, получающими назначение за личные качества или государственные заслуги.

1.2. Дворцово-вотчинная система управления

Во времена Московского государства существовала дворцово-вотчинная система управления. Она делилась на две части. Одну составляло управление дворца, во главе которого находился дворецкий (дворский), имевший в своем распоряжении многочисленных слуг.

Дворский ведал и пашенными княжескими крестьянами. Другую часть образовывали так называемые пути, обслуживающие непосредственно князя и его окружение. О назначении путей красноречиво говорят названия должностей: Сокольничий, Ловчий, Конюшенный, Стольничий и т.д. Для выполнения их задач в ведение путей выделялись определенные княжеские села и целые местности. Пути выступали и как административные, и как судебные органы. Руководители путей именовались путными боярами.

Из органов, обслуживающих личные нужды князя, дворцово-вотчинные органы управления все больше превращаются в общегосударственные учреждения. Так, дворский с XV в. стал в известной мере ведать вопросами, связанными с землевладением светских и церковных феодалов, осуществлять общий контроль над местной администрацией. Вместе с тем выполнение тех или иных обязанностей в государственном управлении теряло прежний характер временного княжеского поручения, превращалось в постоянную службу.

Усложнение функций дворцовых органов потребовало создания большого (по численности) и разветвленного (по структуре) аппарата. Чины дворца - дьяки - специализировались на определенном круге дел. Из состава дворцовой службы выделяется великокняжеская казна, которая становится самостоятельным ведомством. Была создана также большая дворцовая канцелярия с архивом и иными структурными подразделениями.

Расширение территории государства и усложнение его функций приходят в противоречие со старыми формами, подготавливают постепенное отмирание дворцово-вотчинной системы и зарождение нового, приказного управления. Все это подготавливало переход к новой, приказной системе управления. Этот переход начался в конце XV в.

1.3. Приказная система управления на Руси XVI в.

Как система приказное управление оформилось только во второй половине XVI в. Тогда же утвердился и сам термин "приказ". Первыми учреждениями приказного типа были Большой Дворец, выросший из ведомства дворецкого, и Казенный приказ. Конюшенный путь превратился в Конюшенный приказ, теперь не только обслуживающий личные потребности князя, но и связанный с развитием конного дворянского ополчения. В начале XVI в. сложился Разряд (Разрядный приказ), ведавший учетом служилых людей, их чинов и должностей. Перерастание дворцово-вотчинной системы в приказную явилось одним из показателей централизации Русского государства, ибо дворцовые органы, ведавшие ранее лишь княжеским доменом, теперь становились учреждениями, руководившими всем громадным государством.

С объединением русских княжеств вокруг Москвы и утверждением самодержавной власти великого князя на Руси начала создаваться система государственного управления, важное место в которой заняли приказы - прообразы последующих министерств.

Приказам предшествовали два общегосударственных органа, существовавших в XV веке при великом князе, - Дворец (дворцовое ведомство) и Казна. Кроме того, сложилась система, когда великий князь поручал (приказывал) кому-то из бояр или окольничих выполнять определенный круг обязанностей, связанный с обеспечением функционирования различных сторон жизни государства. Естественно, что у таких исполнителей разовых или постоянных поручений появлялись помощники, а то и целый штат людей, которые объединялись в постоянно действующий «путь», повытье или «избу». Постепенно утвердилось и название этого своеобразного административного органа - приказ.

Приказная система создавалась постепенно, путем «отпочковывания» от дворцового ведомства и Казны отдельных функций, а также передачей новым административным образованиям части функций, бывших прерогативой великого князя и его ближайшего окружения, в том числе судебных, финансовых, военных, дипломатических и т.п. Первое дошедшее до нас упоминание о приказах относится к 1512 году, когда в документе зафиксирован термин «Казённый приказ».[7]

Четкой классификации приказов в те времена не существовало, но условно можно их разделить на функциональные (ведомственные) и территориальные, дворцовые и общегосударственные. Особенностью российских приказов было то, что они объединяли судебную и административную власть, а также значительно дублировали функции друг друга. Первоначально руководили приказами бояре, но затем руководителями небольших приказов стали назначать и дьяков. Так как количество приказов стремительно увеличивалось, дьяки стали назначаться и на государственно значимые приказы, получая при этом чин думных дьяков. Некоторые бояре и дьяки могли одновременно возглавлять несколько приказов.

Даже по сроку «жизни» приказы существенно различались. Одни существовали всего несколько лет, другие - столетиями. «Долгожителями» были дворцовые и военные приказы, а также Посольский и Поместный.

Крупнейшим военным приказом был Разрядный, ведавший комплектованием русской армии и административного аппарата людьми, служащими по наследственной сословной повинности. Его дьяки периодически проводили специальные смотры, на которых определялась способность детей боярских и людей, претендующих на этот чин, к воинской службе. Всех прошедших смотры разряжали (верстали) на службу: определяли размер земельного и денежного жалованья, назначали в конкретные полки, на сторожевую или городовую службу. В приказе вёлся пофамильный учет всех служилых людей в государстве с записью перемещений по службе и фиксацией изменений поместного и денежного жалованья. Фактически этот приказ выполнял функции министерства обороны или генштаба, в нем оформлялись все распоряжения о военных походах и материальном обеспечении войск, осуществлялось руководство постройкой крепостей и закладкой пограничных городков, организацией гарнизонной и пограничной сторожевой службы. Кроме того, в его ведении было назначение на многие государственные должности, включая самые ответственные. Именно высокие гос. должности были «головной болью» руководства этого приказа, так как при назначении наместников и воевод возникали самые ожесточенные местнические споры, первичное разрешение которых тоже входило в компетенцию этого приказа.

С Разрядным приказом был тесно связан Поместный приказ, который наделял служилых людей поместьями, ведя для этого учет всех государственных земель. В этом же приказе осуществлялось оформление земель в вотчинное владение и рассматривались все земельные споры между дворянами.

К военным приказам также относились Пушкарский, Оружейный и Ствольный, главными задачами которых было снабжение армии оружием и боеприпасами. Комплектованием армии служилыми людьми «по прибору» и иностранцами занимались Стрелецкий, Казачий, Рейтарский и Иноземный приказы. Существовал специальный приказ, занимавшийся выкупом и обменом пленных - Полоняничный. А на период войны могли создаваться временные приказы Сбора даточных людей и Сбора ратных людей. Кроме этого, еще до десятка приказов в разное время ведали руководством и обеспечением различных сторон военного дела.

Самостоятельную группу приказов составляли так называемые дворцовые приказы. Среди них и один из старейших приказов - Казённый, в ведении которого находилась финансовая система государства. Приказ Большого дворца занимался снабжением монарха и его двора, управлял дворцовыми землями и т.д. Значительное количество приказов ведало обеспечением отдельных направлений жизни царской фамилии, это - Постельничий, Конюшенный, Ловчий, Сокольничий и другие. Возглавляли дворцовые приказы, как правило, только бояре.

Особое место в государстве занимал Посольский приказ, который «ведал дела всех окрестных государств». Любопытно, что среди бояр толковых дипломатов было немного, поэтому Посольский приказ часто возглавляли думные дьяки, как, например, И.М. Висковатый и братья А.Я. и В.Я. Щелкаловы.

Особую группу приказов составляли судебно-полицейские: Судный, Разбойный, Земский, Холопий и др. Судный приказ рассматривал судебные тяжбы в отношении служилых людей. Разбойный приказ назначал и контролировал деятельность губных старост, целовальников и дьяков во всём государстве, санкционировал приговоры губных органов, вел все разбойные дела, кроме совершенных в Москве и Московском уезде. Земский приказ обеспечивал безопасность и порядок в городах. Холопий приказ занимался поиском и возвращением владельцам беглых холопов.[8]

Хотя чиновники (аппарат дьяков) являлись назначенными профессиональными администраторами, они должны были действовать не в интересах общества, а в интересах самого влиятельного лица (феодальное вотчинное право) с целью удовлетворения его властных прерогатив или способствовать его обогащению. Специфика нашей бюрократии как раз и заключалась в том, что она не могла освободиться от частного вмешательства правителя в ее работу, что не проводилось четкого разграничения между частной и общественной собственностью.

Так, в эпоху Ивана Грозного были разграничены частное государево, или специально-дворцовое ведомство, от государственного управления. Происходило также разделение государственных земель на опричнину и земщину.

Земщина - земля в Древней Руси, понятие, отличное от понятий государства и правительства. Особенное значение земщина получила при Иоанне Грозном, когда в 1565 из всего государства была выделена часть с особым управлением для содержания царского двора и особого отряда телохранителей, опричников. Все, что не входило в состав опричнины, т.е. вся остальная страна, именовалось земщиной и управлялось земскими боярами, а народ, который проживал в части территории России, - "земскими людьми".

Русское "народное собрание", "земское представительство", "земские соборы" были вызваны к жизни административной необходимостью. Земские соборы собирались для выработки общего постановления по особенно важным вопросам общественной жизни и для принятия членами собрания взаимно ответственного соглашения в исполнение соборного решения.[9]

В XVI в., народ Московского государства видел в царе не столько защитника народного единства и благополучия, сколько хозяина и владыку московской территории, и себя ни в коей мере не рассматривал как политическую силу или как носителей определенной политической воли. По отношению к царю, все его подданные считались холопами, дворовыми или сиротами, безродными и бесприютными людьми, живущими на царской земле.

1.4. Государственная система управления по Соборному уложению 1669 года

Конец ХVI и начало ХVII века в истории Руси принято называть периодом Смуты. Этот период в истории Отечества характеризуется слабостью государственной власти и неподчинением окраин центру, самозванством, гражданской войной и интервенцией, великой разрухой Московского государства.

Причинами смуты послужили:

1.Опричнина Ивана Грозного, показавшая обществу его бесправие перед произволом царской власти (произвол царской власти).

2.Стремление различных слоёв общества улучшить свое сословное положение (крепостные крестьяне - отмены крепостного права, дворяне - продвижения по службе за личные качества, а не за знатность рода и т.д.)

3. Представление народа, что власть в стране должна принадлежать только "природному царю" (династия Рюриковичей), а не выборному, - что было почвой, питавшей самозванство.

Условия, способствовавшие развитию Смуты - борьба боярства за ограничение власти царя, падение нравственности (по мнению современников), боярские опалы, неурожаи, голод и мор в период правления царя Бориса Годунова (1598-1605)

Последствия смуты.

1. Временное усиление роли сословно-представительных органов власти: Боярской думы и Земского собора (за царствование Михаила Романова (1613- 1645) известно 10 созывов Земского собора)

2. Экономическая разруха и обнищание народа

3. Ухудшение международного положения государства и потеря ряда территорий за годы Смуты (Смоленские и Северные земли отошли к Польше, побережье Балтийского моря - Швеции)

В Смутное время массы, получившие автономию, пытались действовать в соответствии с этой автономией, в результате чего стало образовываться и иное соотношение элементов политической системы: народ, государь, государство. Смута была реакцией отдельных слоев населения против режима, который ограничивал развитие сословной индивидуальности. Она явилась одновременно социальной и политической революцией.

Противостояние государственному устройству приняло форму междоусобной борьбы общественных классов, ибо основная черта этого устройства - сословная специализация государственных повинностей - порождала как раз острые противостояния сословных интересов: противостояние рядовой служилой массы против московского боярства, тягловых людей против разночинцев-беломестцев, закрепощенного крестьянства против земледельческого дворянства.

Под воздействием новых политических отношений и интересов, которые определялись смутой, власть царя приобрела весьма сложную структуру, неоднозначную и по своему происхождению, и по составу.

Действительным ее источником являлось народное "многосословное" соборное избрание, но в форме преемственности по родству. Возможности царской власти были ограничены негласным договором с высшим правящим классом, который правил через Боярскую думу, но публично, перед народом и по официальной формуле власть царя считалась самодержавной.[10]

Таким образом, "царско-представительная" власть состояла из противоречивых элементов: по происхождению она была наследственно-избирательной, по составу - ограничено самодержавной. Такое положение дел не единожды наблюдалось в русской политической жизни, начиная с взаимоотношений вече и князя в Киевской Руси, и было оно, следует отметить, присущим только русской государственности, поскольку подобные прецеденты в других странах учеными не отмечаются.

Подобная организация верховной власти не могла сохраняться длительное время. Она была возможна лишь на переходный период неопределенности во взаимоотношениях различных политических сил. Необходимость четкого обозначения взаимоотношений между политическими силами предопределили переход к монопольному правлению царя и бюрократии.

Возникшие в эпоху Смуты начальные элементы избирательной и ограниченной монархии не имели социальной основы. При неопределенности политических результатов Смуты, последняя ускорила наметившиеся еще в правление Ивана Грозного, социально-экономические процессы. Была упразднена боярская аристократия, а на ее место выдвинулись верхние слои провинциального дворянства.

Государственная власть в тот период не только не могла приостановить дальнейшую стратификацию, но и выступала катализатором этого процесса. В стремлении преодолеть общественный кризис, она обратилась к европейскому опыту, а затем, пытаясь адаптировать его к российским условиям, вынуждена была приступить к реформированию православной государственной идеологии. Эти мероприятия ускорили процесс и привели российское общество к окончательному расколу.

Если в эпоху становления Московского царства противоречие между общинным и личностным началом проявляло себя в скрытом виде, то уже в XVII веке раскол как раз и свидетельствовал, что развитие противоречия вступило в новый, открытый период.

Общество не могло долго оставаться в расколотом состоянии, иначе оно неминуемо погибло бы. Противоречие должно было перейти в следующую фазу, когда движение противоположностей опосредуется каким-либо третьим началом... Именно такую роль между двумя культурными "классами" общества сыграло государство. Вступив, вначале как обыкновенный медиатор, оно постепенно вобрало в себя обе крайности и превратилось в итоге в опосредование самого себя, выдвинув на первый план русской государственно-политической жизни политическую бюрократию.

В XVII в. деятельность правительства по преобразованию социальной и политической систем прошла два этапа. В начале века главным являлось реформаторское направление. Как правительство, так и общество, в лице земского собрания, сотрудничают, с одной стороны, над восстановлением, а с другой над дальнейшим развитием основ досмутных политических и социальных отношений.

Результатом такой деятельности явилось издание Соборного уложения 1669 года, состоящего из 25 глав и 963 статей и представившего собой свод законов первой половины XVII века. Этим сводом законов, по существу, завершается процесс преобразования общественных слоев в России, получивший начало в XVI веке на основе закрепощения службе и тяглу и еще к более жесткой специализации государственных обязанностей.

Уложение, во-первых, определяло закрепощение крестьянства, при этом, наряду с налоговыми обязанностями крестьянина в отношении к казне, сам крепостной труд на помещика рассматривался как одна из разновидностей службы на государство, в качестве материального обеспечения дееспособности государственной службы помещика.

Во-вторых, закон предполагал упразднение выдвинутых жизненными реалиями мелких промежуточных слоев, которые нарушали освященную законом автономность общественных классов. То есть было запрещено служилым людям "закладываться" за кого-либо с целью отсрочки от службы. А также осуществлено окончательное юридическое отделение посада от уезда, при помощи обязательной "приписки" к посадскому тяглу расположенных рядом с посадом торгово-промышленных слобод и запрещение беломестцам торговать на посаде без приписки к посадской общине.

Обеспечив автономию посадских людей от торгово-промышленной конкуренции со стороны других субъектов, "Уложение" одновременно закрепощало этот класс. Законодательство запрещало посадским людям наниматься на службу или идти в холопы. Оно также ограничивало каждую посадскую общину в отдельности, допуская переход из посада в посад только с разрешения правительства. Подобные меры осуществлялись и в системе областного управления, которые приводили к дальнейшему укреплению прежних форм бюрократической централизации.Институтом такой централизации стала новая должность - воеводы. [11]

Воевода являлся представителем приказной администрации, которого присылали в область для руководства управлением уезда. С введением института воевод уничтожаются последние элементы прежних "кормлений". Выборные земские учреждения имеют место, но земские старосты становятся зависимыми управляющими, подчиненные воеводам. Этим прежде всего подтверждается в выборной земской службе та форма государственной зависимости, которая существовала еще в XVI столетии.

При этом форма государственной зависимости имеет более древние корни, и нашла свое воплощение в институте местничества. Местничество было не только защитой аристократии от центральной власти, но и защитой центральной власти от старой аристократии, и первоначально оказывалось более выгодным для становящегося самодержавия. В местничестве обнаруживается смешение старого и нового, иерархического начала, унаследованного со времени удельного периода, и строгой служебной зависимости, характерной для все более централизующейся системы власти. Для местничества было характерно не только родовое, но и служебно-родовое старшинство.

Местничество можно рассматривать как своеобразную кастовую систему в силу того, что право собственности при московском царе носило "номенклатурный" характер. То есть поместья и привилегии давались вместе со служебным местом (а не наоборот). Целью боярских кланов было стремление закрепить эту собственность по наследству через наследование служебного места при дворе. Возможности царя были ограничены "наследственно-иерархическим" принципом с одной стороны, с другой - закрепление местнических обычаев постепенно подчиняло родовую часть служилой. Эти две формы взаимодействия царя и правящего класса нашли свое воплощение в эпоху империи, но в превращенной форме.

История русских традиционных политических институтов, в том числе и Боярской думы, полна противоречий и исключений.

Главной особенностью в деятельности Думы является то, что она по преимуществу находилась при царе, который с боярами думу думал. Известны, конечно, случаи самостоятельных заседаний Боярской думы, и все же на время отъезда из Кремля царь, как правило, назначал специальную боярскую комиссию из наиболее приближенных к нему лиц, которые были обязаны сноситься с ним, ведать делами, обеспечивать безопасность государства.

Глава II . реформы государственного аппарата управления при петре I

1.1. Устранение Боярской думы от государственных дел

Большое внимание развитию государственного аппарата управления уделял Пётр I.

В петровскую эпоху произошло устранение Боярской думы от государственных дел. Можно обнаружить несколько причин такого устранения. Первая из них заключалась в том, что в России в силу своеобразия истории так и не получила развития "старая" аристократия. На протяжении веков аристократические начала упразднялись сначала в борьбе между князьями, затем господствующими монгольскими ханами и, наконец, русскими царями.

В Западной Европе ситуация была и подобной, и в то же время отличной. Укрепление королевской власти не всегда сопровождалось столь постоянным и поголовным уничтожением рыцарей, герцогов, графов и баронов. А реальная практика центральных съездов и сеймов аристократии постепенно привела к тому, что в европейских странах появились учреждения по типу английской "палаты пэров", которые вошли в структуру сословного представительства и высшего управления государств различных политических систем - от абсолютизма до парламентского правления.

"Боярская же дума, состоявшая из родственников царя и царицы, служилых людей высокого ранга, редких выдвиженцев из дворянских низов и одаренных приказных - всех вместе "холопов государевых", - так не стала в течение всей своей истории органом сословного представительства, и не могла им стать потому, что о сословном строе в предпетровской России можно говорить лишь условно - в конце XVII века не было, в сущности, ни отчетливого корпоративного сознания, ни сословной организации".[12]

Боярская дума окончательно так и не превратилась в бюрократическое учреждение типа высшего приказа или постоянного совета начальствующих служилых людей, которое бы более эффективно координировало деятельность приказов. Дума не стала высшим бюрократическим органом по той же причине, по которой она не стала русской "палатой пэров".

Этому препятствовала русская форма самодержавия, уходящая своими корнями в недалекое экономическое и политическое прошлое, когда ограничивались как экономическая самостоятельность сословий, самостоятельные общественные союзы, так и исполнительные институты, которые можно представить в форме совета министров.

1.2. Петровский абсолютизм

При утверждении так называемого абсолютизма "по-российски" подчеркивается обычно только одно отличие российской действительности от западной - наличие односословной дворянской основы российской государственности и не учитываются довольно значимые структуры в системе власти, производные от дворянского сословия - прокуратура, фискалилет и коллегиальность управления государственных институтов.

По своему существу реформы Петра I преодолели внешние формы московской государственности и в то же время довели до наивысшего развития те самые принципы, на которых базировалась московская государственность. Переустройство войсковой и податной систем восходило к старым московским традициям поглощения всех национальных ресурсов нуждами государственной военной обороны. Сословные реформы изменили порядок разверстки государственных повинностей между общественными классами, но по-прежнему оставили все население сверху донизу закрепощенным службой и тяглом. Административные реформы видоизменили схему правительственных учреждений, но еще нагляднее устранили общественные союзы от участия в управлении, передав его в основном в руки бюрократии.[13]

Другими словами, распределения власти, основанного на взаимоконкуренции правительственных абсолютистских и представительных структур, как это было в странах Западной Европы в период зарождения буржуазных отношений, в России и в петровское время не было. А были созданы коллегиальные органы управления, которые являлись не просто бюрократическими структурами, но и политическими органами власти.

После петровских времен положение не изменилось, несмотря на предпринимаемые почти в каждое новое царствование правительственные реформы. Номинально политические или управленческие функции закреплялись то за одним, то за другим государственным бюрократическим учреждением, но, по сути, учреждениям давались только новые наименования, поскольку значение их в российской истории только незначительно видоизменялось. В их деятельности политические и управленческие функции сливались воедино, и именно это единство в немалой степени обеспечивало стабильность самодержавия.

Государство во время Петра I становится гарантом единства общества, обеспечивающим условия для его развития, правда, в строгих пределах, установленных государством, т.е. задача развития общества решается через огосударствление более или менее прежде самостоятельных сфер жизни.

"Противоречие, которое возникало в российском обществе на рубеже XVII - XVIII веков, принципиально отличалось от противоречия, обнаружившегося несколько раньше в Европе. Там сильное, всепроникающее государство-бюрократия вошло в противоречие с развитой, самостоятельной и стремящейся к свободе личностью. Здесь - слабое, малоподвижное, опутанное предрассудками государство оказалось неспособным взять на себя функции нравственной опеки над "полуразвитым", зависимым и нуждающимся в попечительстве индивидом. Если в Европе кризис государства проявился в избытке силы действия бюрократии, то в России обнаружился ее "дефицит".[14]

Соответственно, различались между собой и способы разрешения противоречия. В Европе бюрократический монстр рухнул непосредственно под натиском общественного движения.

В России источником преобразований стал монарх, опиравшийся на наиболее индивидуализировавшиеся слои дворянства-бюрократии. Если вЕвропе целью движения было подчинение бюрократии обществу, то в России она должна была покорствовать монарху, объективизировавшемуся как центр силы.

Институт монархии превращался в России, таким образом, в некий "суррогат" национальной общности, ее опосредование. Созданная Петром I самодержавная империя была ничем иным, как превращенной формой европейского государства - бюрократии Нового времени, но сама Россия до этого времени - в смысле развития общества - еще не дошла.

1.3. Самодержавная Россия - государство – бюрократ

Если революция в Европе преобразовала старую бюрократию с тем, чтобы поставить на ее место "новую", то в "ходе "революции наоборот" в России Петр I реорганизовал бюрократию, то есть дворянство. Присущее российскому дворянству внутреннее противоречие нашло концентрированное выражение в созданной Петром Империи.

Самодержавная Россия, будучи по своей природе государством -бюрократией, выступала в превращенной форме государства-класса, государства земельной аристократии. Это сочетание признаков, как государства бюрократии, так и государства-класса обусловило силу и слабость Российской империи.

Внутренний строй России во время петровских реформ определялся несколькими тенденциями.

Более значительными из них были следующие:

1) усиление власти царя (императора), которая требовала в изменившихся внутренних и внешних условиях нового идеологического и организационного ее оформления;

2) процесс бюрократизации (назначения), все более охватывающий все стороны общественных отношений;

3) упрочение военно-полицейского режима на базе "постоянности", понимаемый как закон жизни и поведения;

4) дальнейшее усиление крепостного права

5) реорганизация прежней служилой системы и создание новой;

6) прогресс в экономической области на основе протекционизма и меркантилизма.

Эти преобразования превратили Россию в Российскую империю, которая, с некоторыми модификациями, существовала около 200 лет.

Петровские реформы, предполагая безраздельное подчинение личности государству, внесли в жизнь идеологическую двойственность. Отныне государство сочетало в себе два противоположных начала: деятельность его приняла форму восточной деспотии, незначительно рационализирующееся, однако при этом стимулировалось экономическое развитие, невозможное без заимствования западноевропейских быта, науки и культуры[15] .

С ценностями европейского Просвещения приходит в русское общество не только образованность, но и идеи свободы. Сближение с Западом, предпринятое, прежде всего с целью усвоения технических достижений, не остановилось в этих рамках и постепенно охватывало новые общественные сферы. Уже в первую половину XVIII века в высших слоях общества получает широкое распространение и влияние политико-философская и художественная западноевропейская литература. Идеи естественного права, договорного происхождения государства, народного суверенитета своеобразно осмысливались в среде русского дворянства.

Со второй четверти XVIII века начинается процесс раскрепощения социальных слоев. Большое значение в этом процессе имели законодательные акты, подытоженные изданием в 1785 году Жалованной грамоты дворянству. Дворянин освобождался от обязательной государственной службы, он получал право защищать в суде неприкосновенность своих сословных привилегий, что в еще большей степени создавало предпосылки для превращения дворянских усадеб в очаги культуры и образованности, формирования дворянской интеллигенции и несло в себе начало разлада между вольным дворянством и бюрократией.

Весь дальнейший процесс становления гражданственности вплоть до реформ 60-х годов XIX века, до времени, когда самодержавие сделало шаг в сторону правового государства, происходит в рамках свободы для немногих, определенных самодержавием во второй половине XVIII века.

Первые успехи отечественной гражданственности достигались на стыке правительственных усилий с общественной поддержкой реформ. Именно в позитивном взаимодействии этих факторов возникали ростки российской Свободы.

Между тем, первоначально не опираясь на либеральные свободы, а затем, незначительно приоткрывая дверь этим свободам, Империя продемонстрировала значительный потенциал устойчивости на протяжении длительного времени. Это произошло как раз благодаря сдерживающему влиянию государства (короны и бюрократии), которое поглотило общество, ввергнув его в определенный "застой", но не дало ему распасться вследствие постоянных столкновений внутренних общественных образований.

Осуществив преобразования в начале XVIII века в обществе и государстве, Петр I создает восточный вариант системы власти и управления с включением формальных западных элементов законодательной и исполнительной властей (Сенат - коллегии - губернии - провинции - уезды - дистрикты), контроля (прокуратура, фискалитет) и структуры карательные (Высший суд, Тайная Канцелярия, полиция).[16]

Сила и слабость этой системы заключалась в том, что гарантом эффективности ее деятельности всегда было одно лицо (император). Сила ее была производна от волевых, интеллектуальных и иных составляющих первого лица и его приближенных, от возможности с меньшими человеческими и иными потерями объединить разнообразные интересы сословий и сохранить целостность государства.

Слабость созданной системы была обусловлена этими же факторами, но иного качества. Систему, в которой власть принадлежит по существу одному субъекту, самодержцу ни надзором, ни репрессиями заставить эффективно работать невозможно.

Сформировавшаяся в ходе петровских преобразований бюрократия претерпела некоторые незначительные изменения в ходе дальнейшей своей эволюции на протяжении периода российской империи, однако, ее сущностные характеристики оформились уже в петровское время и уже тогда проявились положительные и негативные стороны русской бюрократии, которые в последующем стали только более четко обозначенными.

В "развитом" своем виде внутренняя структура правящего сословия сложилась после смерти Петра I. Ее схему можно представить в виде трех основных групп: офицерский корпус, представители гражданского правления и поместные землевладельцы, осуществлявшие задачи политической инфраструктуры.

Все эти три группы, оформившиеся постепенно в потомственное дворянство, взаимозаменяли друг друга. Офицеры были одновременно и землевладельцами, землевладельцы - офицерами.

Переход из гражданского аппарата в военный не должен был становиться нормой. Но карьерные соображения предполагали обязательное прохождение службы в гвардии или армии и после этого последующее вхождение в систему гражданского управления. Кадетские корпуса готовили молодых дворян и для военной, и для гражданской службы. Эта практически обязательность прохождения военной службы окажет влияние на особенности российской гражданской бюрократии.

Вроде бы равную государственную значимость военной и гражданской службы декларировал Табель о рангах, однако вполне отчетливо подразумевалось, что начало карьеры должно было бы быть военным.

Правящий класс имел свои подразделения. Верхний уровень - это высшая элита, состоявшая в соответствии с Табелем о рангах 1722 года из носителей трех первых чинов. Ее представителями были маршалы (в Табеле о рангах - генерал-фельдмаршал), генералы и генерал-лейтенанты в армии, действительные тайные и тайные советники на гражданской службе. Высшая элита оказалась наследницей бояр и окольничих (в XIII-XVIII вв. окольничий - второй по значимости чин после боярина) Боярской думы.

Следует подчеркнуть, что структура правящего класса еще и в XVIII веке не составляла "завершенную" форму бюрократии, так как не существовало формальных правил, регулирующих карьеру в рамках "политического" аппарата. Продвижение по службе обеспечивал патрон и патронажно-клиентальная связь - император и его наиболее приближенные лица.

Правящая элита через своих представителей в Военной коллегии и Сенате контролировала назначения и на низшие управленческие посты. Начиная с 1799 года, карьера стала определяться также стажем службы. Но для очередного повышения в чине требовались многие годы. В "среднем классе" гражданского управления, как и в армии, утвердился принцип "старшинства" - никто не имел возможности занять следующую ступень раньше, чем кто более всех показался на службе. Поэтому для человека "со стороны" доступ на "чин" был значительно ограничен. Движение по лестнице управления определяли не индивидуальные заслуги и способности, а продолжительность службы.

Жесткая иерархия в эпоху Империи стала еще более характерной для отношений внутри и между различными социальными группами. Специфика этой иерархии проявилась в трех формах крепостничества: государственного, корпоративного и частного. Все сословия были закрепощены, люди являлись собственностью государства, общины или помещика.

Общественными слоями являлись: дворяне, мещане, крестьяне (крепостные и вольные), духовенство (белое и монастырское - черное), казаки, офицерство, купечество. Все эти слои опирались на свои законы. Каждое сословие имело свой устав, права и обычаи. Например, купцы 3-й гильдии имели легальное право на запой, который считался болезнью "души". Учебные заведения носили также сословный характер (для духовенства - семинарии для юношей и епархиальные училища - для девушек). Имели свои "суды чести" (дворянские, военные, купеческие), тюрьмы (гаупвахта - для дворян, "яма" - за долги у купцов).

Как и в средневековой Европе или Азии, человек был приписан к сословию. При этом всякий имел свой "чин": писарь - почетного гражданина, купец - гильдию, чиновник - ранг и т.д. Те слои, которые находились в пространстве между этими структурами, становились "разночинцами". Именно "разночинцы" были одной из групп, которые дали такое уникальное явление, как "русская интеллигенция".

В результате власть государя покоилась, с одной стороны, на прочной солидарности его интересов с интересами отдельных обладателей чинов, которые осуществляли управление и командовали армией, основанной на принудительном наборе, а с другой стороны, на полном отсутствии сословной солидарности интересов в среде правящего слоя.

Как и китайские чиновники, дворяне видели друг в друге соперников в борьбе за чины и государевы милости. Поэтому оно было расколото и бессильно в отношениях с первым лицом государства.

Это полное отсутствие сословной солидарности дворянства в результате соперничества за милости при дворе являлось не просто следствием порядков, установленных Петром I, но было подготовлено прежней системой местничества, которая определяла социальное положение знати с момента образования Московского патримониального государства.

1.4. Децентрализация государства при Екатерине II

Как известно, Екатерина II в конце XVIII в. в противовес "петровскому абсолютизму и централизации" признала необходимость децентрализации, рассредоточения системы государственного управления и введения принципа выборности в местное управление.

Принимается "Грамота на права и выгоды городам Российской империи", в которой был определен статус городского населения, организация городского управления и образование ведающих делами всего городского населения административно-хозяйственных органов, создающихся путем сословных выборов.

Согласно Жалованной грамоте городам, городское население делилось на шесть категорий: городские обыватели, купцы, ремесленники, иногородние и иностранные гости, именитые граждане и прочие посадские жители. Все они могли входить в "городское общество", участие в котором ограничивалось имущественным (налог в 50 руб. в год) и возрастным (не моложе 25 лет) цензом. Городское общество избирало на срок в три года свой представительный орган - Общую думу и должностных лиц местного управления (бургомистров, заседателей-ратманов, старост, судей).

Общая дума в свою очередь избирала городского голову и исполнительно-распорядительный орган - Шестигласную Думу, состоящую из городского головы и гласных (депутатов), в задачи которых входило развитие городского хозяйства, благоустройство города, решение вопросов жизнеобеспечения.

Дума подчинялась генерал-губернатору или губернатору, т.е. представителям государства на местах, поэтому говорить о создании в результате этого реформирования сверху местного народовластия неправомерно.[17]

На это обращает особое внимание Н.И. Лазаревский: "Наличность в числе губернских и уездных учреждений того времени выборных еще не создавала у нас самоуправления в современном смысле этого слова: для понятия самоуправления ... существенно независимое положение выборных органов по отношению к органам коронным; выборность представляет существенную ценность не сама по себе, а потому, что она гарантирует или, по крайней мере, при известных условиях может гарантировать действительную независимость выборных органов по отношению к органам коронного управления и вместе с тем может создавать тесную связь выборных органов с местным населением".[18]

Однако реформа была прогрессивным шагом, поскольку вела к децентрализации власти, во-первых, во-вторых, в политический процесс на местном уровне включились представительные власти, а самое главное - способствовала формированию местного сообщества. Другими словами, благодаря этой реформе создавались предпосылки для развития местных выборных органов и развития гражданского общества.

Российская история сложилась так, что "служилый" слой Московского государства, с которого следует исчислять начало той бюрократии, с которой преемственно связаны не только чиновники эпохи империи, но даже и бюрократия времен СССР - России, представляют собой "уникальное" явление в истории институтов управления.

Собственно говоря, никакое определение этого слоя понятиями "чиновники" и "бюрократия" или политические деятели и законодатели не будет адекватно отражающим сущность этого социального слоя. Он являлся той подсобной силой, которую государство использовало для выполнения самых разнообразных функций - административной, военной, законодательной, судебной, дипломатической, торговой и промышленной. В иных условиях российское "служилое" сословие вполне могло стать предтечей современной "рациональной" бюрократии, продвигавшейся по службе в зависимости от своих заслуг. Однако в российских реалиях бюрократический аппарат овладел многими функциями - политической, исполнительской и др. Приобретенные значительные полномочия объединили малочисленную бюрократию не на базе автономности и зависимости от политики, профессионализма и компетентности, а на основе власти над всем остальным населением.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основании исследования, проведенного в курсовой работе можно сделать следующие выводы. Бюрократия, будучи неотъемлемой частью государственного механизма, существовала практически всегда.

В нашей стране чаще всего не наличие богатства даровало власть, а наоборот, власть давала возможность приобрести богатство. Ибо тот, кто стоял у власти, получал исключительные возможности оперировать ресурсами: денежными средствами, землей, тягловой силой.

За российскую тысячелетнюю историю формировались системы государственной власти, которые обеспечивали определенную устойчивость режима. Это были преимущественно мобилизационные милитаристские системы, которые организовывали массы, по преимуществу, в противостоянии внешней угрозе. В то же время системы государственного управления общественными институтами почти всегда были малоэффективными. Перманентные преобразования видоизменяли государственные институты, но не мобилизационные принципы власти государства. Но и эти принципы, учитывая климатические и иные условия, последовательно можно было изменить только на индустриальной основе.

Так как российская бюрократическая система в силу присущих ей властных институтов была консервативна в патримониальном смысле, она не могла изменяться демократическим путем. В России периодически происходили реформы и революции, за которым следовал определенный "застой". Роль бюрократии в российских реформах и революциях весьма значима. Она заключается в том, что ни одно радикальное преобразование не упразднило институты "кормления", "вотчинности" и "местничества" (номенклатуры). Менялись формы этих институтов, но не их суть. Вот почему понимание будущего нашей страны зависит от правильного анализа того, как изменялась и изменяется бюрократическая власть.

Только в условиях жесткого политического и социального давления, при наличии контрэлит и общественной неустойчивости, при расколе в самом бюрократическом управлении администрация может ориентироваться на необходимость изменений в системе управления государством и обществом. В случае, когда изменения приобретают радикальный характер, происходит замена высших политических и бюрократических структур власти.

Список используемой литературы:

1. Архипова Т.Г., Румянцева М.Ф., Сенин А.С. История государственной службы в России. XVIII - XX века: Учебное пособие. - М.:Мир, 1999.-536с.

2. Быстренко В.И. История государственного управления и самоуправления в России: Учебное пособие. - М.: ИНФРА-М, 2005.-447с.

3. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. М.: 2008. -517с.

4. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. Проблемы бюрократии у Макса Вебера. // Вопросы философии. - 2003. - № 3.

5. Гегель Георг Вильгельм Фридрих «Основания философии права». 5-е издание. М.: Омега.2002.

6. Демидова Н.Ф. Бюрократизация государственного аппарата абсолютизма в XVII-XVIII вв. // Абсолютизм в России (XVII-XVIII вв.). М.: Госиздат.- 1964. -364с.

7. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. - М.: Наука. 1997.-568с.

8. Ерошкин Н.П. Чиновничество. - Советская историческая энциклопедия. Т.1, М.Искра. 1976.-621с.

9. Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV – первой трети XVI вв. - М.: 1988. -454с.

10. Ключевский В.О. Боярская Дума древней Руси. – 4-е изд. – М.: Приор.2000 – 554 с. - репринтная копия

11. Ключевский В.О. "Курс русской истории". Изд.8-е. переработанное и дополненное. М.: Слово.2005.-674с.

12. Корелин А.П. Российское дворянство и его сословная организация. – «История СССР», 1971, №5

13. Лазаревский Н.И. Лекции по русскому государственному праву. Том 1. М.: Вече.2005-428с.

14. Лисейцев Д.В. Посольский приказ в эпоху Смуты. М.: Слово. 2003.-427с.

15. Лобанов В. Реформирование государственного аппарата: мировая практика и российские проблемы // Организация государственной службы. – 2004. - № 11.

16. Лукьяненко В.И. Контроль в системе государственной службы: Учебная литература. -М.: Издательство РАГС, 2005.-442с.

17. Маркс К. «К критике гегелевской философии права» // Советское государство и право. 1997. №8.

18. Магомедов К.О. Государственная служба и проблемы совершенствования управления в условиях становления гражданского общества в России // Государственная служба России. – 2006. - № 1.

19. Макаренко В.П. Теория бюрократии М.Вебера и буржуазные концепции организации и управления // Вопросы философии. – 2005. - № 6.

20. Мамсик Т.С. Некоторые вопросы формирования высшей бюрократии в России XVIII в. // Бахрушинские чтения 1971. Вып.2. Новосибирск, 1971.-346с.

21. Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. М.: Орион. 2007.-614с.

22. Морозова Л.Е. Смута начала XVII века глазами современников. М.: Мир. 2000.-354с.

23. Назаров В.Д. О структуре «Государева Двора» в середине XVI в. // Общество и государство феодальной России. М.: Госиздат. 1975.-495с.

24. Оболонский А.В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. – 2002. - № 3.

25. Павленко Н.И. У истоков российской бюрократии. // Вопросы истории. 1989. № 12.

26. Пресняков А.Е. Княжее право Древней Руси. М.: Дело. 1996.-354с.

27. Романов Д.А. Реформа государственного аппарата России (конец XVII - начало XVIII века). М.: Альфа. 2006.-527с.

28. Тихомиров М.Н. Российское государство XV – XVII веков. М.: Мир. 1973.-389с.

29. Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в.: Формирование бюрократии. - М.: 1974. -442с.

30. Черепнин Л.В. «Смута» и историография XVII века (из истории древнерусского летописания). – Исторические записки. 1975, № 14.

31. Шепелев Л.Е. Чиновный мир России: XVIII - начало XX в. - СПб.: Лань, 2007. - 478 с.


[1] Жак К. М. Венсан де Гурнэ (1712-1759) коммерсант, выходец из буржуазных слоев (фамилия Гурнэ с частицей «де» происходит от названия имения, оставленного ему деловым партнером); позднее он стал государственным служащим.

[2] Эми́ль Максимилиа́н Ве́бер (21 апреля 1864 - 14 июня 1920) — немецкий социолог, историк и экономист.

[3] Гегель Георг Вильгельм Фридрих «Основания философии права». 5-е издание. М.: Омега.2002.

[4] Маркс К. «К критике гегелевской философии права» // Советское государство и право. 1997. №8.

[5] Ключевский В.О. Боярская Дума древней Руси. – 4-е изд. – М.: Приор.2000 – 554 с. (репринтная копия).

[6] Оболонский А.В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. – 2002. - № 3.

[7] Тихомиров М.Н. Российское государство XV – XVII веков. М.: Мир. 1973.

[8] Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV – первой трети XVI вв. - М.: 1988. -454с.

[9] Назаров В.Д. О структуре «Государева Двора» в середине XVI в. // Общество и государство феодальной России. М.: Госиздат. 1975.

[10] Черепнин Л.В. «Смута» и историография XVII века (из истории древнерусского летописания). – Исторические записки. 1975, № 14.

[11] Маньков А.Г. Уложение 1649 года - кодекс феодального права России. М.: Орион. 2007.-614с.

[12] Пресняков А.Е. Княжее право Древней Руси. М.: Дело. 1996.

[13] Романов Д.А. Реформа государственного аппарата России (конец XVII - начало XVIII века). М.: Альфа. 2006.

[14] Романов Д.А. Реформа государственного аппарата России (конец XVII - начало XVIII века). М.: Альфа. 2006.

[15] Оболонский А.В. На службе государевой: к истории российского чиновничества // Общественные науки и современность. – 2002. - № 3.

[16] Мамсик Т.С. Некоторые вопросы формирования высшей бюрократии в России XVIII в. // Бахрушинские чтения 1971. Вып.2. Новосибирск, 1971.

[17] Троицкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII в.: Формирование бюрократии. - М.: 1974.

[18] Лазаревский Н.И. Лекции по русскому государственному праву. Том 1. М.: Вече.2005

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!