0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Публицистика во время ВОВ»


Условие задачи:

Содержание

Введение

1.Периодическая печать

1.1.Советская журналистика в предвоенные годы

2.Структура и развитие военной периодической печати

2.1.Пререстройка печати и радиовещания

2.2.Деятельность военных корреспондентов

3. Популярные периодические издания

3.Публицистические работы

3.1. Памфлеты и статьи И. Эренбурга

3.2. Патриотическая публицистика А.Н. Толстого

3.3. М. Шолохов, Е. Петров и А. Фадеев среди фронтовиков

4. Русская эмиграция о Великой Отечественной войне

Заключение

Список используемых источников и литературы

Сноски

Введение

С первых дней войны тема фронта вышла на первое место в советской печати. Боевым действиям Советской армии против войск фашистской Германии посвящались различные информационные заметки, корреспонденции, статьи. Материалы газет и радио рассказывали об упорном сопротивлении, которое оказывала Советская Армия вражеским войскам. Кроме публикаций на самом видном месте ежедневных оперативных сводок Совинформбюро газеты помещали статьи командиров и политработников с действующей армии, редакционные выступления, письма солдат и партизан, корреспонденции военных журналистов.

О боевых действиях Советской Армии и положении на фронте читатели и радиослушатели могли судить и по материалам, освещавшим героическую борьбу городов-героев, и по выступлениям, посвященным разгрому немецких войск под Москвой, великой битве на Волге, прорыву Ленинградской блокады...

Жизнь тыла повседневное широко освещалась в выступлениях центральной, местной, военной печати, в передачах радио. Призыв «Все для фронта, все для победы!» отражал напряженный труд миллионов людей, кто бесперебойно снабжал армию оружием, боеприпасами, техникой, продовольствием.

В годы Великой Отечественной войны широкие народные массы Советского Союза совершили беспримерный подвиг, создав военную экономику. Освещение перестройки народного хозяйства на военный лад явилось важнейшей задачей советской печати. Пресса писала о тяжелой обстановке, в которой приходилось проводить передислокацию предприятий на Восток, идейно и организационно сплачивала трудовые коллективы на досрочное завершение строительных работ и быстрейшее наращивание темпов выпуска военной продукции.

В новых условиях, когда под натиском Советской Армии началось изгнание врага с оккупированных им территорий, в печати все больше стало материалов о ходе восстановления народного хозяйства в районах, освобожденных от немецко-фашистских захватчиков.

С первых дней Великой Отечественной войны вопросы международной жизни занимали одно из ведущих мест в советской прессе. В материалах печати и выступлениях на радио большое внимание уделялось укреплению антигитлеровской коалиции, боевого содружества СССР, Англии и США, направленного на разгром общего врага. Газеты сообщали о том, с каким пристальным вниманием вся мировая пресса следила за положением на советско-германском фронте, информировали о ходе событий на всех театрах второй мировой войны, о различных причинах, затягивавших открытие второго фронта.

В печати публиковались статьи, письма, приветственные телеграммы от зарубежных политических деятелей, в которых выражалась благодарность Советской Армии и всему советскому народу за победы, одержанные над немецко-фашистскими захватчиками. 14 декабря 1941 г., например, «Правда» опубликовала подборку «Печать Англии и США о провале немцев на восточном фронте», в которой цитировала выступления английских газет «Таймс», «Дейли мейл», американских «Нью-Йорк таймс», «Нью-Йорк Геральд трибюн», подчеркивавших огромное значение победы советских войск под Москвой, рассказывавших о провале наступления гитлеровских войск. «Красная звезда» опубликовала выдержки из статьи писателя-фантаста Герберта Уэллса, призывавшего к тесному союзу и дружбе английского и русского народов. В газете была помещена телеграмма американского писателя Теодора Драйзера, в которой он писал, что дело русских является подлинным делом демократии.

Центральные и фронтовые издания публиковали все важнейшие документы внешней политики СССР: Заявление о целях советских войск в Румынии и Польше; Соглашение об отношениях между Советским Главнокомандующим и Чехословацкой администрацией после вступления советских войск на территорию Чехословакии; Соглашение между правительством СССР и Польским комитетом национального освобождения и др. На основе опубликованных документов газеты вели большую разъяснительную работу. Так, только газета 2-го Украинского фронта «Суворовский натиск» за апрель-май 1944 г. опубликовала более 20 статей, раскрывавших цели наступления советских войск в Румынии. Газета 1-го Белорусского фронта «Красная Армия» разъясняла, что последующие действия Советских войск, освободивших Польшу от немецких захватчиков, будут связаны со всемерной помощью народу этой страны в налаживании его мирной жизни.

Однако часть газет, разоблачая кровавые замыслы германского фашизма, воспитывая у советских воинов ненависть к врагу, продолжала публиковать материалы, неверно ориентировавшие солдат и офицеров действующей армии. Так, 11 апреля 1945 г. «Красная звезда» опубликовала статью Ильи Эренбурга «Хватит!». Автор, говоря о причинах ожесточенного сопротивления немцев, пытался объяснить это тем, будто Германия представляет собой одну колоссальную шайку преступников, будто все немцы одинаково ответственны за злодеяния гитлеровцев и одинаково боятся расплаты за зверства фашистов на советской земле. Ответственность за содеянное, утверждал Эренбург, должна разделить вся немецкая нация.

«Правда» выступила против неправильных заявлений Эренбурга. В статье Александрова «Тов. Эренбург упрощает» отмечалось, что именно гитлеровцы пытались внушить немецкому народу, будто каждый немец ответствен за исход войны. В действительности, подчеркивала газета, это не так. За преступления гитлеровцев должны сполна ответить их главари. Критическая оценка точки зрения И. Эренбурга помогла редакциям ряда газет избежать аналогичных ошибок.

В материалах фронтовых корреспондентов, поступавших в редакции газет во второй половине апреля 1945 г., все чаще звучала мысль о близости победы. И хотя шли тяжелые бои в берлинском метро, на подступах к рейхстагу, исход войны был предрешен. Не выдержав штурма, капитулировал гарнизон Берлина.

Ценой огромных жертв и неимоверных усилий советский народ одержал победу.

9 мая 1945 г. «Правда» опубликовала акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. В этом же номере газета опубликовала репортаж Б. Горбатова и М. Мержанова «Пушки больше не стреляют» – последний фронтовой материал с европейского театра военных действий.

После разгрома фашистской Германии и ее союзников в Европе единственной страной, ведущей военные действия против Советской Армии, оставалась Япония. Активные боевые операции против ее войск освещала центральная пресса, свыше 100 фронтовых, флотских, армейских, дивизионных газет. Дальневосточная кампания завершилась разгромом миллионной Квантунской армии.

Победа Советской Армии над Японией завершила вторую мировую войну.

Годы Великой Отечественной войны вызвали к жизни различные формы и методы работы советской журналистики, усиливавшие ее воздействие на массы. Многие редакции и военные журналисты были тесно связаны с бойцами и командирами, с рабочими, колхозниками, вели с ними переписку, привлекали к участию в работе газет и на радио.

Укрепление связей солдатских газет с читателями способствовало росту числа авторов. Так, редакция армейской газеты «Боевое знамя» за август – октябрь 1943 г. получила 798 писем, из них 618 было опубликовано. «Правда» постоянно переписывалась с тружениками тыла и воинами, сражавшимися на фронте. За годы войны она получила свыше 400 тысяч писем, значительная часть которых была опубликована как отражение неразрывного единства фронта и тыла.

Одним из ярких проявлений участия тысяч людей в деятельности прессы, в создании специальных подборок и программ стали передачи по радио писем на фронт и с фронта. Уже в первые дни войны в адрес Московского радио начали поступать письма от рабочих и колхозников, обращенные к близким и знакомым, находящимся в Советской Армии. Объединив эти письма в цикл «Письма на фронт», Центральное радио с 9 июля 1941 г. ввело ежедневные передачи «Письма на фронт». С августа начали выходить в эфир передачи «Письма с фронта». Эти циклы готовила специальная редакция Всесоюзного радио. За годы войны Радиокомитет получил около 2 млн. писем, позволивших создать свыше 8 тысяч передач «Письма на фронт» и «Письма с фронта»5.

Большое распространение в годы войны получили радиомитинги: в честь 24-й годовщины Октября, в защиту детей от фашистского варварства, антифашистский митинг работников литературы и искусства, Всесоюзный митинг женщин-матерей и жен фронтовиков и др.; обнародование по радио патриотических писем и другие формы.

9 декабря 1942 г. Всесоюзное радио передало письмо колхозников и колхозниц тамбовщины о строительстве танковой колонны. На следующий день оно было опубликовано в центральной печати. Это письмо положило начало патриотическому движению по сбору средств на вооружение Красной Армии и Военно-Морского флота.

Распространенной формой массовой работы в годы войны оставались выездные редакции. 25 ноября 1941 г. Центральное радио создало выездную редакцию фронтового вещания «Говорит фронт». Более 30 выездных редакций «Правды» работало в различных пунктах страны; 38 выездных редакций организовала «Комсомольская правда». Они выпустили 2884 номера газеты общим тиражом 6 млн. экз.

В данной работе был использован трудОвсепяна Р. П. «История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 - начало 90-х годов)». В данной книге проблема публицистики военных лет раскрыта достаточно широко. Прослеживается тенденция изменения и перестройки всех печатных изданий, рассказывается о популярных авторах и их основных работах. Обзорно повествуется о тематике статей и влияние идеалогии на содержание повествования. В целом, оценка автора положительная. Не раз упомянуто о подвигах, которые совершали корреспонденты, рискуя своей жизнью, добывающие информацию и пускающие ее в печать не смотря на все внешние преграды. В то время сила слова была удивительно велика. Она поднимала людей и вселяла надежду. Кузнецов И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны Иванова Р., Кузнецов И. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны Журналисты на войне. Книга вторая. – М., 1974. С. 99. Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. – М. 1991. С. 415. Симонов К., Эренбург И. В одной газете. Репортажи и статьи. 1941–1945. М., 1979. С. 17. Милюков П.Н. «Правда о большевизме» Русский патриот. 11 ноября 1944

Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. – М., 1973. С. 444.

Писатели в Отечественной войне 1941–1945 гг. Письма читателей. – М., 1946. С. 19.

Тихонов Н. Сила России. Военная публицистика. – М., 1977. С. 6.

Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. – М., 1991. С. 416.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы обзорно рассмотреть основную публицистическую работу, осуществленную во время ВОВ, указать популярные периодические издания, выпускавшиеся в этот период времени, проанализировать основные труды выдающихся публицистов военного времени.

В соответствии с поставленной целью поставлены следующие задачи:

- показать работу периодической печати накануне ВОВ.

- проследить произошедшие изменения и перестройку печати.

- отметить работу основных периодических изданий.

- обзорно рассмотреть творчество выдающихся публицистов того времени.

- рассмотреть, на примере статьи Милюкова «правда о большевизме» , изменение отношения к СССР русского зарубежья.

1.Периодическая печать

1.1.Советская журналистика в предвоенные годы.

К концу 30-х гг. все очевиднее становилась угроза войны. Военные события на озере Хасан, на Халхин-Голе, советско-финское вооруженное столкновение были лишь первыми предвестниками будущей войны. Боевые действия с японскими и финскими войсками показали, что советская военная доктрина, военная оснащенность Красной Армии далеки от совершенства. Обеспокоенность вызывали и все более откровенные военные устремления фашистской Германии. Военное нападение на СССР становилось все более очевидным. Идеологическая подготовка масс к предстоящей войне возлагалась на журналистику. Все ее развитие и совершенствование в предвоенные годы были связаны с усилением воздействия на рабочих, крестьян, интеллигенцию.

В 1940 г. количество газет по сравнению с 1937 г. увеличилось почти на 300 и достигло 8806. Разовый тираж всей газетной периодики за эти годы вырос с 36,2 до 38,4 млн. экз.1 В предвоенные годы продолжался процесс дифференциации прессы. Создаются новые центральные отраслевые газеты: «Черная металлургия», «Угольная промышленность», «Нефть», «Машиностроение» и др.

Неуклонно росла сеть газет на национальных языках. К 1939 г. количество изданий, выходивших в национальных советских республиках, достигло 25002. Структура многонациональной советской прессы получила дальнейшее развитие за счет печати вошедших в состав СССР западных областей Украины, Белоруссии, Молдавии, Латвии, Литвы, Эстонии. В новых советских республиках начался интенсивный процесс строительства однопартийной советской журналистики. Создавалась дифференцированная система периодики как на русском, так и на национальном языках. Вышли новые республиканские газеты «Советская Молдавия», «Советская Латвия», «Советская Литва», «Советская Эстония».

В 1939–1940 гг. происходит развитие внутриредакционной структуры. Появляются новые отделы, в частности, отдел пропаганды учреждается в центральных газетах «Правда», «Красная Звезда», «Комсомольская правда», а также в республиканских, краевых и областных партийных и комсомольских газетах; укрепляются отделы критики и библиографии; реорганизуются штаты областных, краевых и республиканских газет, в их штаты вводятся собкоры по группе районов, укрепляются районные газеты.

В конце 30-х гг. каких-либо серьезных изменений в журнальной периодике не было. В 1937–1940 гг. число журналов возросло лишь на 22 издания и достигло 1822 названий3.

Дальнейшие сдвиги произошли в советском радиовещании. Среднесуточный объем Центрального радиовещания в 1940 г. составил 64,3 часа, в том числе на основные программы приходилось 41,3 часа, на передачи для зарубежных слушателей – 23 часа4.

В предвоенные годы ускорялись темпы строительства телевидения. 5 ноября 1938 г. начались опытные передачи Московского телевизионного центра на Шаболовке. Месяцем раньше – 1 октября – вышел в эфир телевизионный центр в Ленинграде. В феврале 1939 г. была проведена первая телевизионная передача в Киеве. В стране начинался процесс освоения электронного телевидения с разложением изображения на 343 строки5.

Проблематика советской журналистики в предвоенные годы была тесно связана с пропагандой «величайших побед социализма в СССР», провозглашенных в марте 1939 г. на XVIII съезде ВКП(б), и описаниями мрачных картин жизни капиталистического мира. Причем сравнение «у нас» и «у них» всегда было в пользу советской страны и ее народов, начавших борьбу за выполнение третьей пятилетки.

В конце марта 1939 г. «Правда» публикацией письма коллектива завода «Красный пролетарий» положила начало освещению в прессе соревнования имени Третьей пятилетки. В многочисленных материалах, поступавших из крупнейших городов страны и ведущих промышленных предприятий, газеты и радио рассказывали о дальнейшем развитии индустриальной базы, о крепнущей оборонной мощи страны. В газетах стали постоянными рубрики, связанные с соревнованием имени Третьей пятилетки, регулярно появлялись Доски почета и другие формы агитационного и организационного участия печати в активизации соревнования.

Центром успехов колхозной деревни стала Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, открывшаяся в Москве в августе 1939 г. В распространении передового опыта в полеводстве и животноводстве особое место отводилось республиканским и местным газетам. С этой целью на выставке был открыт павильон печати. Собранные здесь газеты позволяли судить о широкой тематике выступлений печати, связанных не только с достижениями, но и с необходимостью преодолеть недостатки в промышленном и сельскохозяйственном производстве, бороться с бракоделами, улучшать качество промышленной продукции, повышать продуктивность сельского хозяйства.

Ратуя за развитие социалистического соревнования в третьей пятилетке, печать всячески стремилась распространить его в оборонных отраслях промышленности. Бытует мнение, будто Советский Союз не верил в возможность войны, а поэтому не наращивал свой военный потенциал. Действительно, появившиеся в печати в феврале-марте 1941 г. материалы XVIII партийной конференции раскрывали серьезные недостатки в работе промышленных предприятий, выполнявших оборонный заказ. Но неоспорим и тот факт, что одной из ведущих тем центральной печати оставались регулярные призывы к увеличению выплавки стали, чугуна, проката, повышению производительности труда на оборонных заводах.

Материалы газет не оставляли сомнений в том, что отрасли тяжелой индустрии справляются с плановыми заданиями, и количество отправляемых Красной Армии танков, самолетов, орудий и другой боевой техники неуклонно растет. И это действительно было так. За три с половиной года, предшествовавших Великой Отечественной войне, в СССР было произведено около 23 тысяч боевых самолетов6 – истребителей и бомбардировщиков, часть из которых – новых типов.

С вооруженной мощью Советского государства не могла не считаться фашистская Германия. Чтобы обезопасить себя, Гитлер настоял на том, чтобы 23 августа 1939 г. – за неделю до нападения на Польшу – был подписан договор между СССР и Германией о ненападении.

Cтало известно, что присоединение к СССР Прибалтийских республик, Западной Украины, Западной Белоруссии, Бесарабии и попустительство Советского государства агрессивным действиям Германии в Западной Европе стало результатом их тайного сговора, являвшегося составной частью советско-германского договора «О дружбе и границах», подписанного в конце сентября 1939 г.

О секретном приложении к договору, разумеется, никто не знал. Советская журналистика, пользуясь официальной версией освободительной миссии СССР, развернула кампанию всеобщего ликования по поводу вхождения в состав СССР братских народов Литвы, Латвии, Эстонии, воссоединения украинцев, белорусов, молдаван. Газеты публиковали многочисленные письма и обращения, авторы которых заявляли о воле народов этих регионов добровольно войти в состав СССР.

Реальность происходивших событий, неведомая советским людям, достаточно точно домысливалась в странах Западной Европы. В течение августа-сентября 1939 г. выходившая в Париже русская эмигрантская газета «Возрождение» регулярно писала о возможном скрытом подтексте советско-германского договора о ненападении, получившего название «пакт Молотова-Риббентропа». При этом газета отмечала, что пока французы и англичане с «военными штабами четвертый месяц сидят в Москве», большевики за их спинами заключили договор о «ненападении» с Гитлером («Возрождение». 1939. 25 августа). Какова истинная цель договора, продолжала газета, пока сказать трудно. Но несомненно одно: он развяжет руки немцам в захвате Польши.

Сообщения западных газет о затянувшихся советско-англо-французских переговорах были вполне обоснованными. Преследуя цель заключения военного соглашения, направленного против агрессивных государств, переговоры проходили в атмосфере взаимного недоверия. В центральной советской печати появлялись материалы, оправдывавшие несговорчивость советской стороны на переговорах. 29 июля 1939 г. в «Правде» была опубликована статья А. Жданова «Английское и французское правительства не хотят равного договора с СССР», 27 августа 1939 г. напечатаны интервью К. Ворошилова и другие публикации, в которых вся вина на затягивание и срыв переговоров возлагалась на Англию и Францию.

Международная проблематика во второй половине 30-х гг. занимала значительное место на страницах советской печати. Немало внимания уделялось забастовочной борьбе трудящихся всех стран за свои экономические и гражданские права, подавлению революционного движения внутри капиталистических государств, событиям в Испании, мировому антифашистскому движению. Однако после заключения пакта о ненападении со страниц советских газет исчезла критика фашизма и его агрессивного характера. Договор с Германией назывался гарантом мира и расхваливался на все лады[i] .

2.Структура и развитие военной периодической печати

2.1.Пререстройка печати и радиовещания

Война сразу же изменила весь облик советской печати: более чем в два раза сократилось число даже центральных газет – до войны их было 39, а осталось всего 18. Перестали выходить многие центральные отраслевые газеты, такие, как «Лесная промышленность», «Текстильная промышленность» и др. Некоторые специализированные центральные газеты были объединены. Так, вместо «Литературной газеты» и «Советского искусства» стала выходить газета «Литература и искусство». После закрытия «Совхозной газеты» и газеты «Животноводство» интересующие их читателей проблемы стали освещаться в газете «Социалистическое земледелие».

Значительно сократилось число местных изданий. В Грузинской ССР, например, было прекращено издание 20 республиканских журналов, многих районных, а также газет предприятий, учреждений и учебных заведений. В Московской области перестали выходить 57 многотиражных газет с общим тиражом около 60 тыс. экземпляров. В Ленинграде и Ленинградской области закрыли 8 журналов и более 180 многотиражных газет[ii] . В результате подобных мер к 1942 г. в стране осталось 4560 газет, в то время, как в предвоенном 1940 г. их насчитывалось около 9000, а общий тираж прессы с 38 млн. уменьшился до 18 млн. экземпляров.

Кроме «Комсомольской правды» и ленинградской «Смены» были закрыты все комсомольские газеты, а республиканские, краевые и областные партийные газеты стали выходить пять раз в неделю на двух полосах. Двухполосными стали и районные газеты, переведенные на еженедельный выпуск. Сокращению объема подверглась даже «Правда», выходившая в годы войны вместо шести на четырех полосах.

Принятые меры по перестройке печати были, конечно, вынужденными: они позволили в значительной степени преодолеть трудности в организации печатной пропаганды на фронте. К концу 1942 г. задача создания массовой прессы в Вооруженных Силах в соответствии с требованиями военной поры была решена: к этому времени выходило 4 центральных, 13 фронтовых, 60 армейских, 33 корпусных, 600 дивизионных и бригадных газет. На фронтах и в армии было немало газет на языках народов СССР: на восьми языках издавалась газета 2-го Прибалтийского фронта «Суворовец», на семи языках – газета 3-го Украинского фронта «Советский воин» [iii] .

Огромное количество газет и листовок издавалось в тылу врага. В 1943–1944 гг. число республиканских, областных, городских, межрайонных газет и газет отдельных партизанских отрядов достигало трехсот названий. Только на оккупированной территории Белоруссии, справедливо считавшейся в годы войны Партизанской республикой, издавалось 162 газеты, в том числе республиканских – 3, областных – 14, межрайонных и районных – 145[iv] .

Из подпольных изданий, выходивших на оккупированной территории, наибольшей известностью пользовались газеты «За Советскую Украину», 15 млн. экземпляров которой было распространено уже за первый год войны, «Большевистская правда» – издание партийных организаций Минской области, «Витебский рабочий», «В бой за Родину!» – Рудненского района Смоленской области. Из партизанских – «Красный партизан», «Партизан Украины», выходивших в отрядах С.А. Ковпака и А.Н. Сабурова.

Кроме «Красной звезды» и «Красного флота», возникли еще две центральные военные газеты: с августа 1941 г. стал издаваться «Сталинский сокол», с октября 1942 г. – «Красный сокол». Кроме того, Главное политическое Управление Советской Армии полуторамиллионным тиражом выпускало листок «Вести с Советской Родины», который постоянно информировал советских людей на захваченной временно врагом территории о положении на фронте и в тылу.

Значительные изменения произошли и в журнальной периодике. Были созданы журналы «Славяне», «Война и рабочий класс», литературно-художественный журнал «Фронтовая иллюстрация». Особое значение имели журналы для отдельных родов войск: «Артиллерийский журнал», «Журнал автобронетанковых войск», «Связь Красной Армии», «Военно-инженерный журнал». Только в Москве выходило 18 военных журналов, в том числе самый популярный военной поры журнал, имевший тираж 250 тыс. экземпляров, «Красноармеец». Неизменным успехом пользовались сатирические журнальные издания «Фронтовой юмор» (Западный фронт), «Сквозняк» (Карельский фронт) и др.

В связи с необходимостью более оперативной передачи событий на фронте и в тылу, 24 июня 1941 г. было создано Советское информационное бюро. В задачу Совинформбюро вменялась оперативная и правдивая информация не только для советских людей, но и для зарубежных стран. 25 июня в советской печати появилась первая сводка Совинформбюро, а всего за годы войны их было передано свыше 2,5 тысяч.

В годы войны особенно незаменимым стало самое оперативное средство информации – радиовещание, первые военные передачи которого появились одновременно с правительственным сообщением о вероломном нападении на Советский Союз фашистской Германии. Неизменно, начиная с самых первых радиопередач о событиях на фронте, они завершались призывами: «Враг будет разбит, победа будет за нами!». О возросшей роли радиовещания в условиях войны свидетельствует оперативное создание филиалов Всесоюзного Радиовещания в Куйбышеве, Свердловске, Комсомольске-на-Амуре. В ноябре 1942 г. из Москвы началось вещание на украинском и белорусском языках. Одновременно из Саратова на украинском языке вела передачи радиостанция им. Т. Шевченко, в составе которой активно сотрудничал писатель и публицист Ярослав Галан. Неизменными стали по радио передачи «Письма на фронт» и «Письма с фронтов Отечественной войны». В них было использовано свыше двух миллионов писем, благодаря которым более 20 тысяч фронтовиков нашли своих близких, эвакуированных в восточные районы страны [v] .

На заключительном этапе войны советская журналистика пополнилась еще одним видом печати: были созданы газеты для населения освобожденных от фашистских захватчиков государств, о чем свидетельствуют уже названия этих изданий – «Свободная Польша», «Венгерская газета». Выходили также «Новый голос» на румынском, «Ежедневное обозрение» на немецком, «Новая жизнь» на польском языках.

Печать и радиовещание гитлеровцев на оккупированной территории. Вступая в войну против СССР, Гитлер заявлял, что это будет беспощадная борьба, идеологий и расовых различий, что она будет вестись с беспрецедентной жестокостью. Следуя этой установке, борьбу за порабощение советского народа гитлеровцы вели не только силой военного оружия, но и оружием слова. На временно оккупированной территории фашисты издавали десятки газет, со страниц которых утверждалось, что в развязывании небывалой в истории человечества войны повинна не гитлеровская Германия, а Советское государство. Эта ложь распространялась и в газетах, и в радиопередачах гитлеровцев. Уже в августе 1941 г. на оккупированных фашистами территориях гитлеровцы издавали газеты «Орловские известия» (позднее «Речь»), «Смоленский вестник», «Новый путь» (Клинцы), «Новая жизнь» (Рославль), «Новое время» (Вязьма), «Белорусская газета» на белорусском языке (Минск). В 1942 г. в Смоленске появилась газета «Колокол», предназначенная для крестьян оккупированных территорий. В 1943 г. начали создаваться власовские газеты: «За свободу» (Смоленск), «Заря» (Берлин), «Доброволец» на русском и украинском языках (Берлин).

Насколько многочисленными были издания гитлеровцев в отдельных регионах, можно судить по Донбассу, где в августе 1942 г. выходило около 10 газет, в том числе «Мариупольская газета», «Донецкая газета» (обе на украинском языке), «Бахмутский вестник», «Новая жизнь» (Чистяково) и др.

Уже в 1941 г. немцы начали налаживать и свое радиовещание. В Смоленске оно началось в ноябре 1941 г., а к июлю 1942 г. действовало свыше 1360 радиоточек. В мае 1942 г. начал радиопередачи Орловский радиоузел. Сначала передавались две политинформации в день, в мае 1943 г. стало 6–8 передач. За год работы радиоузел передал 850 политических информаций, 50 международных обзоров, 120 политических докладов и лекций [vi] .

Каждодневно гитлеровские газеты и радио уверяли читателей и радиослушателей, что «Советы обречены на гибель», что «гигантская советская армия распалась на четвертый месяц войны», что «Англия и США слабее Германии», а «большевизму настала пора умереть». Даже после разгрома немцев под Сталинградом, Курском и Белгородом гитлеровские газеты продолжали писать, что Германия «выйдет из этой войны «славным победителем». Особенно усердствовала выходившая в Орле газета «Речь». Ее редактор М. Октан, неустанно воспевавший «гений Гитлера», за что и удостоен был одной из самых высоких фашистских наград – серебряного ордена «За храбрость и заслуги», даже после пленения Паулюса и полного разгрома его армии, уверял, что в Сталинграде немцы совершили «небывалый исторический подвиг, с которым вряд ли может сравниться даже героический подвиг защитников Фермопил», что этот подвиг воинов Паулюса еще более «укрепит веру в победу Германии» [vii] .

Чем невероятнее сенсация, тем скорее в нее поверят, заявлял Геббельс. К таким невероятным сенсациям следует отнести многочисленные сообщения в изданиях гитлеровцев о «бегстве Советского правительства из Москвы», «о преступном плане большевиков взорвать Москву прежде, чем она будет отдана в руки немцев», о восстаниях в Горьком, Саратове, на Кавказе, для подавления которых вызывались войска и в результате «имеются тысячи убитых».

2.2.Деятельность военных корреспондентов.

Антисоветская гитлеровская пропаганда на временно оккупированной территории еще настоятельнее требовала перестройки всей советской журналистики, укрепления ее кадров самыми квалифицированными работниками. В этой связи впервые в истории отечественных средств массовой информации, в редакции газет, радиовещания, информационных агентств были направлены сотни и сотни советских писателей. Уже 24 июня 1941 г. на фронт отправились первые добровольцы-писатели, в том числе Б. Горбатов – на Южный фронт, А. Твардовский– на Юго-Западный, Е. Долматовский – в газету 6-й армии «Звезда Советов», К. Симонов – в газету 3-й армии «Боевое знамя». В соответствии с постановлениями ЦК ВКП(б) «О работе на фронте специальных корреспондентов» (август 1941) и «О работе военных корреспондентов на фронте» (сентябрь 1942) писатели честно выполняли служебный воинский долг, нередко рискуя собственной жизнью. Корреспонденту газеты 18-й армии «Знамя Родины» С. Борзенко за мужество и отвагу, проявленные при захвате плацдарма на Керченском полуострове, было присвоено звание Героя Советского Союза. Столь же высокой награды удостоены старший политрук Муса Джалиль, майор Ц. Кунников, капитан Д. Калинин, майор Я. Чапичев и еще пять журналистов. Высокую оценку военным журналистам давало командование всех фронтов. Политуправление 3-го Белорусского фронта, например, в своем донесении в ГлавПУРККА сообщало: «В целом корреспонденты центральных газет ведут себя на фронте, в соединениях и частях смело и в трудных условиях боевых действий честно выполняют свой долг» [viii] .

В кадрах Красной Армии и Военно-Моского Флота в годы Великой Отечественной войны находилось 943 писателя. Из них – 225 погибли на фронте, 300– награждены орденами и медалями Союза ССР [ix] .

Насколько дорожили в редакциях писателями, наглядно свидетельствует письмо редактора газеты Западного фронта «Красноармейская правда» полковника Т.М. Миронова. В ГлавПУРККА от 16 декабря 1942 года: «Я узнал, что хотят взять из «Красноармейской правды» Алексея Суркова. Прошу Вас убедительно этого не делать. Сурков с первых дней Отечественной войны работает в нашей газете, он сроднился с коллективом редакции и бойцами Западного фронта. Сурков ведет отдел «Гриша Танкин», пишет статьи, стихи и песни о бойцах нашего фронта. Нам очень трудно будет без Суркова» [x] . Начальник Главного политического управления удовлетворил просьбу редактора: А. Сурков остался в газете.

Полная опасностей работа писателей в качестве военных корреспондентов позволяла им находиться в самой гуще боевых действий, давала богатейший материал для ярких художественных и публицистических произведений. В период деятельности в газете Южного фронта «Во славу Родины» написал свои знаменитые «Письма к товарищу» Борис Горбатов, в редакциях военных газет родились ставшие известными всем советским людям песни «Заветный камень» А. Жарова, «Давай закурим» Я. Френкеля, «Прощайте, скалистые горы» Н. Букина.

Имеется немало свидетельств о том, насколько благодатной для писателей была их работа в редакциях газет. «Мне повезло, – с признательностью пишет С. Михалков, – в первые месяцы войны я работал в крепком, дружном коллективе газеты Южного фронта «Во славу Родины»... Нам, писателям и поэтам, стала привычной дисциплина, стал необходим чудесный ритм работы военных журналистов. Спасибо им» [xi] .

3. Популярные периодические издания

Эти «душевные боеприпасы» поставляли героям фронта и тыла, прежде всего, центральные газеты «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда», поднимая советский народ на героическую борьбу за свободу и независимость своей Родины. Веру в нашу победу в сердца советских людей вселял каждый из тысячи трехсот номеров «Правды», изданных в годы Великой Отечественной. «Не раз Страна Советов выходила победителем из тяжелых испытаний, – говорилось в ее передовой статье 1 июля 1941 г. – Сегодня на нее наступает вооруженный до зубов, озверелый, готовый на все враг. Противопоставим ему всю нашу силу, всю нашу волю, образцовую организацию, выдержку и самоотверженность, образцовый революционный порядок, революционную бдительность, и враг будет разбит».

Газета нередко являлась трибуной деятелей партии и международного коммунистического движения: М.И. Калинина, В.А. Карпинского, Е.Д. Стасовой, Георгия Димитрова, Пальмиро Тольятти, Мориса Тореза, Клемента Готвальда, Долорес Ибаррури. Активно сотрудничали в ней лучшие представители советской литературы: Михаил Шолохов – «Наука ненависти», «Они сражались за Родину», Борис Горбатов – «Непокоренные», Александр Корнейчук –«Фронт», Константин Симонов – «Русские люди». 27 января 1942 г. в «Правде» появился очерк П. Лидова «Таня», а 18 февраля второй его очерк «Кто была Таня». Эти очерки о Зое Космодемьянской, о ее безмерном героизме и мужестве в течение всей войны не переставали вдохновлять советских воинов, отважных партизан на новые и новые подвиги, как и материалы «Правды» о Николае Гастелло, Александре Матросове, Александре Покрышкине, о молодогвардейцах.

Яркую страницу в историю советской печати периода Отечественной войны вписали «Известия». Двести сорок известинцев ушли на фронт. Сорок четыре из них погибли. В редакции свято чтут память Александра Кузнецова, Михаила Сувинского, Сергея Галышева, Павла Трошкина.

С первых же дней войны редакционному коллективу пришлось пережить немало трудностей. 24 июля в здание редакции попала фашистская бомба. Немецкое радио немедленно сообщило, что «отважные ассы» сравняли с землей здание редакции ненавистной им газеты. Но на следующий день читатели снова получили «Известия». Нередко известинцам приходилось тушить зажигательные бомбы на Пушкинской площади. Когда линия фронта проходила по Подмосковью, редакция «Известий» стала общежитием военных корреспондентов, которые на рассвете выезжали на передовую, а вечером возвращались, чтобы сдать материал в номер.

В октябре 1941 г. издательство «Известий» было эвакуировано в Куйбышев. Здесь печатали газету с матриц, присылавшихся из Москвы. В самый критический момент сражения за столицу известинцы проявили исключительную выдержку, порой не прекращая своей работы даже во время

воздушных тревог. Какие бы временные успехи не были у врага, все равно Москва останется «свободным сердцем страны», писала газета в эти дни.

Впечатляюще о подвигах защитников советской столицы, а также о героях обороны Ленинграда, Киева, Одессы, Севастополя, Сталинграда рассказывала «Комсомольская правда». Регулярно публиковала газета полосы писем с фронта и на фронт. За время войны таких полос вышло свыше ста. Специальные номера газеты были посвящены Зое Космодемьянской, Лизе Чайкиной, Александру Матросову. Одной из первых «Комсомольская правда» поведала о бессмертном подвиге Юрия Смирнова. Уже после окончания войны под названием «Друзьям» в газете было напечатано письмо матери героя М.Ф. Смирновой, в котором говорилось: «Друзья мои, самые близкие, родные! В тяжелые дни горя вы разделили мою печаль, помогли мне перенести ее» [xii] .

Незабываемые события войны ярко запечатлены на страницах прифронтовых газет «Ленинградской правды», «Московского большевика», «Сталинградской правды». В самые тяжелые дни сражений за столицу публикации, выступления «Московского большевика» помогли ее защитникам не только выстоять, но и обратить вспять вражеские полчища. Газета ежедневно писала о необходимости превратить каждый завод, фабрику и дом в неприступную крепость. В поднятии боевого духа оборонявших столицу особенно велика роль материалов, печатавшихся под рубрикой «Мы с тобой, родная Москва». Под ней помещались письма воинов других фронтов, внимание которых, как и всего советского народа, было приковано к Москве. Авторы писем восхищались мужеством тех, кому выпала честь защищать столицу, и призывали их сильнее бить врага.

В декабре 1941 г. Советская Армия перешла в победоносное контрнаступление под Москвой. 23 декабря «Московский большевик» сообщил радостную весть: десятки городов и сел Московской области очищены от врага. В передовой статье «1941–1942», посвященной итогам декабрьского контрнаступления, «Московский большевик» писал: «Москвичи оправдали надежды и чаяния народа: Москва была, есть и будет советской. Быть и впредь примером во всем – в бою и в труде – святой долг москвичей» [xiii] .

Когда полыхало пламя войны над Невою, сильным ударом по врагу был каждый номер «Ленинградской правды»: «Стоять до конца», «Организованность и революционная бдительность – прежде всего», «Всю мощь нашего города на защиту Отечества!» – эти и подобные призывы не переставали звучать со страниц газеты, в которой активно сотрудничали Всеволод Вишневский, Николай Тихонов, Ольга Берггольц, Виссарион Саянов. 6 сентября 1941 г. со страниц«Ленинградской правды» на всю страну прозвучало обращение казахского акына Джамбула «Ленинградцы, дети мои», символизировавшее любовь всего советского народа к этому городу, его героическим жителям и доблестным защитникам.

Небывалое мужество проявили в годы войны ленинградские журналисты, отдавая все силы любимой газете. Мастер-стереотипер Бартеньев оставил однажды записку сменщику: «Пошел умирать». Добрался до дома, надел заранее приготовленную чистую рубаху и лег. К нему пришли товарищи из типографии: «Твой сменщик не пришел и не придет». Мастер встал. Ему помогли надеть ватник, дойти. Он сделал последнюю отливку и умер, когда раздался шум ротационных машин [xiv] .

И газета жила, продолжала выходить, случалось, что из-за недостатка бумаги она издавалась на двух полосах, но не было дня, чтобы не вышел очередной номер газеты, за исключением единственного – 25 января 1942 г. Но и этот номер был подготовлен редакцией: набран, сверстан и вычитан. Однако в ночь на 25 января осажденный город остался без электричества, замерли типографские машины, газета не могла быть напечатана. Это – единственный случай за все 900 дней блокады, когда читатели не прочли очередного номера.

В пору самых суровых военных испытаний незаменимым средством воздействия на героических защитников Родины были газеты Вооруженных Сил, возглавляемые «Красной звездой», которая с 11 декабря 1941 г. в течение всей войны выходила под девизом «Смерть немецким оккупантам!» В этом девизе лучше всего выражено основное направление выступлений газеты военного периода. «Грозен гнев народа», «Смерть зарвавшемуся врагу», «Приказ правительства будет выполнен» – это передовые статьи самых первых военных номеров.

О массовом героизме советских воинов – пехотинцев, моряков, летчиков, танкистов, артиллеристов рассказывали в «Красной звезде» писатели и поэты, считавшие за высокую честь носить имя ее военного корреспондента. «Родной полк», так называл газету работавший в ней с первых дней войны писатель П. Павленко. Кроме него, «Родной полк» представляли К. Симонов, Ф. Панферов, В. Ильенков, Б. Лапин, Б. Галин и многие другие. 26 июня 1941 г. в газете появилась первая статья И. Эренбурга «Гитлеровская орда», которая положила начало его четырехлетнему сотрудничеству в «Красной звезде». 24 июня, во втором военном номере газеты, была напечатана «Священная война» В. Лебедева-Кумача, ставшая гимном военного времени. Только в апреле 1944 г. в центральном органе Вооруженных Сил с рассказами и очерками о героях фронта выступили П. Павленко (очерк «Мать»), А. Сурков (очерк «Молодой коммунист Петр Ватутин»), А. Платонов (рассказ «Через реку»), А. Авдеенко (очерк «На земле Украинской»), Н. Тихонов (статья «Победа» – о разгроме немцев под Ленинградом), Ю. Нагибин (очерк «Трое суток»), Б. Галин и И. Денисюк (очерк «Десантники»). Была напечатана песня А. Жарова «Заветный Камень».

Формируя высокие патриотические чувства советских воинов, «Красная звезда» и красноармейская фронтовая печать рассказывали о благородных, освободительных целях Отечественной войны, показывали человеконенавистнический характер идеологии гитлеровского фашизма, его расовую теорию, под флагом которой оккупанты творили свои кровавые дела. Много писали военные газеты о невиданном вандализме гитлеровцев, устроивших массовые лагеря смерти на временно захваченной ими территории: в Майданеке, Бежице, Треблинке и других местах. «Треблинка! – говорилось в газете 1-го Белорусского фронта «Красная Армия». – При этом слове люди вздрагивали и озирались по сторонам. Простое название населенного пункта страшило всех – и старых, и малых. Люди, жившие рядом с Треблинкой, не спали ночей. Темноту будоражили крики убиваемых мужчин, женщин, детей. Над Треблинкой никогда не рассеивались черные облака и дым» [xv] .

Когда боевые действия переместились на территорию противника, перед военной, да и всей советской прессой, встала неотложная задача – с еще большей активностью вести работу по интернациональному воспитанию, по пропаганде освободительной миссии Красной Армии. Удачно действовала в этом отношении газета 3-го Белорусского фронта «Красноармейская правда». Ей удалось установить тесные контакты с газетами «Московский большевик», «Рабочий путь» (Смоленск), «Советская Белоруссия», «Советская Литва» и с их помощью выпускать целевые полосы о трудовых успехах населения тех районов и областей, по территории которых прошли с боями бойцы и командиры фронта от Москвы до Восточной Пруссии.

Систематически публиковала «Красноармейская правда» подборки патриотических высказываний бойцов и командиров о родной стране. В одном из таких материалов красноармеец С. Евсеев с удовлетворением отмечал: «Когда мы пробивали немецкую оборону под Витебском, я диву давался: откуда у нас столько самолетов, танков, орудий, такая неисчислимая сила? Потом меня ранило, и я попал в госпиталь. Вернулся на фронт, когда наши войска стояли на границе с Восточной Пруссией. В октябре мы пошли в наступление, и все, что я видел под Витебском, меня уже не удивило бы. Теперь самолеты сосчитать не было возможности. Артиллерия дала такого огоньку – душа радовалась. Я лежал в цепи и говорил себе: гляди, Сергей Петрович, какая мы держава. Воюем, воюем, а сила у нас все больше и больше.

А когда мы штурмовали Кенингсберг и Пиллау, мне кажется, что самолетов и орудий было больше, чем пехотинцев. Родина дала нам все, что требовалось для победы» [xvi] .

В ходе войны, несмотря на потерю больших производственных мощностей в ее начале, Советский Союз выиграл экономическое противоборство с Германией и ее сателлитами и произвел больше своего противника автоматов в 4,7 раза, пулеметов – в 1,4, орудий всех калибров – в 1,5, минометов – в 5, самоходно-артиллерийских установок – в 2,2, боевых самолетов – в 1,1 раза [xvii] . И это благодаря поистине трудовому подвигу тружеников тыла. «В военное время – работать с удесятеренной энергией!», «Пусть идут на фронт нескончаемым потоком эшелоны с вооружением и боеприпасами!», «Больше металла, больше танков – ближе к победе» – эти призывы стали постоянными на страницах газет и в радиопередачах. По примеру Ферапонта Головатого по всей стране развернулось патриотическое движение по сбору средств на боевую технику Красной Армии. Средства массовой информации оперативно освещали поступление народных средств в фонд обороны. На полях сражений фашистов громили танковые колонны «Тамбовский колхозник», «Московский колхозник», «Архангельский колхозник», «Рязанский колхозник», «Ивановский колхозник», «Колхозник Грузии», «Колхозник Узбекистана», а также авиаэскадрильи, подводные лодки и катера. За счет средств населения были построены и переданы защитникам Отечества более 2,5 тысяч боевых самолетов, несколько тысяч танков, более 20 подводных лодок, много другой военной техники [xviii] .

«Все для фронта! Все для победы!» – под таким призывом печатались материалы о трудовых достижениях в тылу. Печать немедленно поддерживала все патриотические почины по увеличению выпуска военной продукции, по созданию трудовых бригад, боровшихся за досрочное выполнение производственных заданий. Со страниц центральных, местных и военных газет о патриотизме советских людей, о повседневной помощи, которую они оказывают фронту, рассказывали нарком вооружения Герой Социалистического Труда Д. Устинов, академик А. Богомолец, Алексей Стаханов, Герой Социалистического Труда Ф. Токарев и др.

Правдиво отражая трудовые достижения в тылу, советские журналисты успешно использовали многие формы массовой работы, появившиеся еще в годы первых пятилеток. Особенно эффективной была деятельность выездных редакций. Около 30 выездных редакций «Правды» и около 40 «Комсомольской правды» действовали на строительстве домен в Магнитогорске и Нижнем Тагиле, на шахтах Караганды, Кузбасса, на восстановлении Сталинградского тракторного завода. Журналист К. Деветьяров, оказавшийся в выездной редакции «Комсомолки», вспоминает: «Ни одного целого здания вокруг. Одни в пробоинах с пустыми окнами, обгорелые, еще стоят, у других только остовы с провисшими лестницами, третьи лежат на мостовой глыбами обломков... Привлекает внимание на остатках стены крупная надпись: «Отстоим родной Сталинград!». Сделана, видно, в разгар боев. Теперь в середине первого слова кто-то вписал еще одну букву, и лозунг уже звучит по-новому: «Отстроим родной Сталинград!». В возрождение города-героя внесла свой вклад и выездная редакция «Комсомолки», возглавлявшаяся известным фельетонистом С. Нариньяни, в состав которой входил также известный поэт Семен Гудзенко.

В годы Великой Отечественной войны была продолжена традиция издания красочных сатирических «Окон РОСТА», по примеру которых советские художники и поэты незамедлительно приступили к выпуску «Окон ТАСС». Когда враг лез к самым московским заставам, стены Москвы провожали идущих на фронт призывами: «Ребята, не Москва ль за нами?», «Ни шагу назад!», «Огнем истреби врага!». Это были первые «Окна ТАСС», появившиеся в столице уже 26 июня 1941 г., а всего за годы войны их издано около 1,5 тысяч. Вслед за московскими «Окна ТАСС» появились в Ленинграде и других городах. Неизменными авторами «Окон ТАСС» были художники Кукрыниксы (М. Куприянов, П. Крылов, Н. Соколов), П. Соколов-Скаля, В. Дени, М. Черемных, М. Савицкий, Г. Нисский, поэты Д. Бедный, С. Маршак, В. Лебедев-Кумач, А. Жаров, С. Михалков, С. Кирсанов. Всего в издании «Окон ТАСС» принимало участие примерно 80 поэтов и 130 художников. Выходившие тиражом до нескольких тысяч экземпляров «Окна ТАСС» распространялись в основном по подписке, а также рассылались в действующие армии, вывешивались в витринах на улице. Уже в годы войны осуществлялись выставки лучших «Окон ТАСС» в Англии, Швеции, Китае, странах Южной Америки [xix] .

Не ослабевала в годы войны и связь редакций с читателями: около 400 тысяч писем получила в военную пору «Правда», многие сотни откликов приходили в редакции на взволновавшие читателей письма. Так произошло, например, с письмом командира Тихоокеанского флота Безносикова и телеграммой фронтовика Корниенко о помощи детям, у которых погибли родители. На письмо и телеграмму, опубликованные 4 и 6 февраля 1942 г. в «Комсомольской правде», откликнулись 1380 читателей, поддержавших патриотический призыв воинов.

3.Публицистические работы.

3.1. Памфлеты и статьи И. Эренбурга .

Перо Эренбурга, отмечал маршал И.Х. Баграмян, «было действеннее автомата» [xx] .

За годы войны опубликовано около 1,5 тыс. статей и памфлетов писателя, составивших четыре объемистых тома под общим названием «Война». Первый том, увидевший свет в 1942 г., открывался циклом памфлетов «Бешеные волки», в которых с беспощадным сарказмом представлены главари фашистских преступников: Гитлер, Геббельс, Геринг, Гиммлер. В каждом из памфлетов, на основе достоверных биографических сведений, даны убийственные характеристики палачей «с тупыми лицами» и «мутными глазами». В памфлете «Адольф Гитлер» читаем: «В далекие времена увлекался живописью. Таланта не оказалось, как художника забраковали. Возмущенный воскликнул: «Увидите, я стану знаменитым». Оправдал свои слова. Вряд ли найдешь в истории нового времени более знаменитого преступника» [xxi] . В следующем памфлете «Доктор Геббельс» сказано: «Гитлер начинал с картинок, Геббельс с романов... И ему не повезло. Романов не покупали... Сжег 20 млн. книг. Мстит читателям, которые предпочли ему какого-то Гейне» [xxii] . Подстать первым двум и «герой» памфлета «Маршал Герман Геринг». Этот, обожающий титулы и звания, избравший своим жизненным девизом: «Живи, но не давай жить другим», также предстал в подлинном виде убийцы: «До прихода Гитлера к власти суд отобрал у Геринга ребенка – признан невменяемым. Гитлер доверил ему 100 млн. покоренных людей» [xxiii] .

Примеров, подтверждающих, что у Эренбурга был свой, ни на чей не похожий «почерк» можно привести предостаточно из любой статьи писателя, а не только памфлета. В октябре – ноябре 1941 г. в «Красной звезде» одна за другой появились статьи писателя: «Выстоять», «Дни испытаний», «Мы выстоим», «Им холодно», в которых он прозорливо писал о неизбежном разгроме фашистов под советской столицей: «Москва у них под носом. Но до чего далеко до Москвы. Между ими и Москвой – Красная Армия. Их поход за квартирами мы превратим в поход за могилами! Не дадим им дров – русские сосны пойдут на немецкие кресты» [xxiv] .

По короткой энергичной фразе, которая по словам редактора «Красной звезды» Д. Ортенберга, «по накалу чувств, тонкой иронии и беспощадному сарказму звучала, как «строфы стихов», безошибочно угадывалось авторство его статей. В одном из писем в «Красную звезду» фронтовик Сепан Фесенко сообщал: «Однажды замполит Метелица прочитал статью. Мы ее с вниманием выслушали. Кончив читать, он спросил: «Кто писал статью?» Мы ответили в один голос: «Илья Эренбург» [xxv] .

3.2. Патриотическая публицистика А.Н. Толстого, в которой широта охвата сочеталась с глубиной мысли, взволнованность и эмоциональность – с высоким художественным мастерством, оказывала огромное воздействие на читателей. Вряд ли кто другой нашел такие оттенки в словах о самом драгоценном на свете – о русском человеке и о Родине. В смертельной борьбе с фашизмом чувство Родины возобладало в его статьях над всеми другими, стало «пронзительно дорого нам». Уже в первой своей статье «Что мы защищаем», появившейся в «Правде» 27 июня 1941 г., писатель последовательно проводил мысль о том, что героизм и мужество русского народа складывались исторически и эту «дивную силу исторического сопротивления» еще никому не удавалось одолеть. Патриотическое звучание статей А. Толстого еще более усиливается оттого, что свои мысли он подтверждает конкретными историческими фактами, высказываниями о доблести русских воинов известных историков, полководцев, государственных деятелей.

Каждая страница военной публицистики А.Н. Толстого проникнута мыслью о небывалой мощи Советской России. В полную силу мотив величия нашей страны прозвучал в его статье «Родина», опубликованной 7 ноября 1941 г. одновременно в «Правде» и в «Красной звезде». Пророческие слова писателя «Мы сдюжим!» стали символом борьбы советских воинов.

Особенно активно выступал А.Н. Толстой в центральной печати в дни сражений за Москву. Его статьи появлялись также в республиканских и областных газетах: «Ленинградской правде», «Горьковской коммуне», многократно издавались отдельными сборниками. Очерк «Смельчаки», напечатанный 24 июля 1941 г. в «Красной звезде», за время войны был издан 35 раз на 17 языках народов СССР общим тиражом 2720 тыс. экземпляров.

О воздействии на читателей статей А. Толстого «Москве угрожает враг», «Нас не одолеешь», «Кровь народа» свидетельствуют многочисленные солдатские письма в адрес писателя. «Ваши статьи, – говорится в одном из них, – читаем по нескольку раз и всегда после читки статей нашу Родину-мать хочется крепче и крепче любить» [xxvi] .

Неоднократно встречался писатель с участниками боев. Именно на основе его бесед с воинами, среди которых был и Константин Семенович Сударев, погибший 2 марта 1942 г. в боях под Орлом и посмертно награжденный орденом Отечественной войны 1-й степени, созданы «Рассказы Ивана Сударева» –самые значительные произведения А. Толстого в годы Великой Отечественной. К написанию рассказов, с наибольшей полнотой отразивших героизм советского воина, его несгибаемый характер, писатель приступил в августе 1942 г. и тогда же пять из них – «Ночью в сенях на сене», «Как это началось», «Семеро чумазых», «Нина», «Странная история» – были опубликованы в «Красной звезде». Последний рассказ из этого цикла «Русский характер», получивший наибольший читательский отклик, появился в этой же газете 7 мая 1944 г. Он явился своего рода ответом на многочисленные выступления за рубежом в годы войны, посвященные разгадке «таинственной русской души». Нередко стойкость и мужество советских людей пытались «объяснить» их пассивностью и равнодушием к жизни. Развенчивая эти измышления, А.Н. Толстой каждым очерком и статьей показывает, как истинные патриоты отстаивают свободу своего Отечества. Апофеозом героям Великой Отечественной и стал его рассказ «Русский характер», написанный, как известно, на документальной основе. Переданная в рассказе услышанная писателем история о танкисте, обгоревшем до неузнаваемости в своем танке и нашедшем силы вернуться в строй, послужила основой для воссоздания образа героя, о духовном величии которого можно было сказать: «Да, вот они, русские характеры! Кажется прост человек, а придет суровая беда, в большом или в малом, и поднимется в нем великая сила – человеческая красота» [xxvii] . Эта «человеческая красота» присуща бесчисленным героям военных очерков, всем, кого война «со всей яростью укусила за сердце». Раскрывая духовную красоту советского человека, писатель делает вывод, что именно идейно-нравственные категории имели решающее значение в победе над гитлеровцами.

Гневным обличителем в годы войны фашистских главарей и подобных им личностей «с уголовным прошлым и уголовным будущим» выступал А.Н. Толстой. Опубликованные в «Красной звезде» статьи «Кто такой Гитлер и чего он добивается», «Я призываю к ненависти», «Лицо гитлеровской армии» несли такой обличительный заряд, что Геббельс вынужден был оправдываться, нагло заявляя, что писатель «бессовестно лжет», пишет «окровавленным пером». А.Н. Толстой немедленно ответил Геббельсу, швырнувшему в эфир оскорбление писателю. «Заявляю на весь мир всем, – писал А.Н. Толстой в статье «Лицо гитлеровской армии», напечатанной 31 августа 1941 г. в «Правде», «Известиях» и в «Красной звезде», – всем гражданам и воинам свободных стран, борющимся с фашизмом, а также германскому народу. Я заявляю: немецкие солдаты и охранные отряды фашистов совершают столь непостижимые уму зверства, что – прав Геббельс – чернила наливаются кровью, и, будь у меня угрюмая фантазия самого дьявола, мне не придумать подобных пиршеств пыток, смертных воплей, мук жадных истязаний и убийств, какие стали повседневными явлениями в областях Украины, Белоруссии и Великороссии, куда вторглись фашистско-германские орды» [xxviii] . Статья была столь важной, что ее незамедлительно, в тот же день, передали на иностранных языках по всему миру.

3.3. М. Шолохов, Е. Петров и А. Фадеев среди фронтовиков.

Среди статей и очерков, призывавших к мести гитлеровцам, особое значение имел очерк М.А. Шолохова «Наука ненависти», появившийся в «Правде» 22 июня 1942 г. Рассказав историю военнопленного, которого фашисты подвергли жесточайшим пыткам, писатель подводит читателей к мысли, вложенной в уста главного героя: «Тяжко я ненавижу фашистов за все, что они причинили моей Родине и мне лично, и в то же время всем сердцем люблю свой народ и не хочу, чтобы ему пришлось страдать под фашистским игом. Вот это-то и заставляет меня, да и всех нас, драться с таким ожесточением, именно эти два чувства, воплощенные в действие, и приведут к нам победу. И если любовь к Родине хранится у нас в сердцах и будет храниться до тех пор, пока эти сердца бьются, то ненависть мы носим на кончиках штыков».

Человеческая красота защищавших свою Родину, и испепеляющая ненависть к ее поработителям – главное и в военной публицистике Н. Тихонова, регулярно присылавшего в центральные газеты статьи, очерки, стихотворные произведения из блокадного Ленинграда. «Можно без преувеличения сказать, свидетельствует редактор «Красной звезды» Д. Ортенберг, – что, если бы «Красная звезда» из художественных произведений не печатала о Ленинграде больше ничего, кроме очерков Тихонова, – этого было бы достаточно, чтобы читатель знал о жизни, страданиях, борьбе, славе и подвигах героического города» [xxix] . В статьях, очерках, рассказах Н. Тихонова воссоздан немеркнущий подвиг героев-тружеников города-фронта, чье беспримерное мужество вошло в историю, как «чудо Ленинграда».

За девятьсот дней блокады Н.С. Тихонов, бывший начальником группы писателей при Политуправлении Ленинградского фронта, кроме поэмы «Киров с нами», книги стихов «Огненный год» и «Ленинградских рассказов» написал свыше тысячи очерков, статей, обращений, заметок, которые публиковались не только в центральных газетах, но и часто печатались в «Ленинградской правде», в ленинградской фронтовой газете «На страже Родины». Пусть знают враги, гневно заявлял в тяжелейшие дни блокады писатель, что мы будем сражаться всюду: и в поле, и в небе, на воде и под водой, мы будем сражаться до тех пор, пока на нашей земле не останется ни одного вражеского танка, ни одного вражеского солдата.

Имеются убедительные свидетельства того, как помогало его вдохновляющее слово громить фашистов. В ноябре 1942 г. в «Известиях» появилась его статья «Будущее», в которой говорилось о скорой нашей победе. «Газета с этой статьей, – читаем в воспоминаниях писателя, – попала в партизанский край, в Белоруссию. Партизаны выпустили статью отдельной брошюрой. Молодой, беззаветно храбрый партизан Саша Савицкий погиб в неравном бою, не сдавшись врагам. Было это 25 июня 1943 г. Фашисты нашли у погибшего только эту брошюру» [xxx] .

Публицистика военной поры отличалась глубокой лиричностью, беззаветной любовью к родной земле, и это не могло не затронуть читателей. Называя Смоленщину самым милым сердцу краем, К. Симонов так передает свои сокровенные думы: «С особенной болью, которая живет во мне, не оставляя ни на минуту, я вспоминаю деревенские кладбища... Когда смотришь на такой деревенский погост, чувствуешь, сколько поколений легло здесь в могилы, в свою землю, рядом со своими дедовскими, прадедовскими избами, чувствуешь, какая это наша деревня, какая это наша земля, как невозможно отдать ее, –невозможно, так же как невозможно вырвать у себя сердце и суметь после этого все-таки жить» [xxxi] . Что можно чувствовать к тем, кто осквернил эти святые места, усеял их трупами невинных стариков, женщин и детей? Каждый, прочитавший очерк К. Симонова «На старой Смоленской дороге», запомнит такую сцену: «Немолодой рыжеусый сапер долго, внимательно смотрит в овраг на мертвую женщину с ребенком. Потом ни к кому не обращаясь, поправив на плече винтовку, говорит глуховатым, простуженным голосом:

– Робеночка не пожалели...

Он больше ничего не прибавляет к этим словам – ни ругательств, ни крика негодования, ничего... Но за словами его чувствуется тяжелое, навсегда созревшее у него решение: не пожалеть их – тех, которые не пожалели» [xxxii] .

Очерк «На старой Смоленской дороге» появился в «Красной звезде» 17 марта 1943 г., а месяцем раньше в этой же газете под названием «Письмо другу» напечатано одно из лучших стихотворений К. Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины...» Тематическая связь этих двух замечательных произведений очевидна.

Той же лиричностью, беспредельной любовью к жизни, к Родине и той же ненавистью к фашистам проникнуты знаменитые «Письма к товарищу» Б. Горбатова: «Товарищ! Если ты любишь Родину, – бей, без пощады бей, без страха, бей врага!» [xxxiii] .

Одна из основных тем военной публицистики – освободительная миссия Красной Армии. Без нас, писал А.Н. Толстой, немцам не справиться с Гитлером, а помочь им можно только в одном – бить гитлеровскую армию, не давая ни дня, ни часа передышки.

Военная советская публицистика вдохновляла на борьбу за освобождение все народы Европы, над которыми опустилась черная ночь фашизма. В пламенных словах, обращенных к партизанам Польши и Сербии, Черногории и Чехии, не смирившимся народам Бельгии и Голландии, растерзанной Франции, суровой и гордой Норвегии, звучал призыв как можно скорее очистить родные земли от фашистских насильников и засеять их «никем уже более, отныне и до века, непопираемой национальной культурой».

Особенность публицистики Великой Отечественной войны и в том, что традиционным газетным жанрам – статье, корреспонденции, очерку – перо мастера слова придавало качества художественной прозы. Многими удивительно тонкими наблюдениями запоминаются фронтовые корреспонденции М.А. Шолохова «По пути к фронту»: «На мрачном фоне пожарища неправдоподобно, кощунственно красиво выглядит единственный, чудом уцелевший подсолнечник, безмятежно сияющий золотыми лепестками. Он стоит неподалеку от фундамента сгоревшего дома. Среди вытоптанной картофельной ботвы. Листья его слегка опалены пламенем пожара, ствол засыпан обломками кирпичей, но он живет! Он упорно живет среди всеобщего разрушения и смерти, и кажется, что подсолнечник, слегка покачивающийся от ветра, – единственное живое создание природы на этом кладбище» [xxxiv] .

Острое чувство времени трансформировалось в годы войны не только в газетных жанрах, но и в стихах, регулярно публиковавшихся в газетах, журналах, звучавших по радио. Даже в самых жарких сражениях бойцы не расставались с полюбившимся томиком стихов К. Симонова «С тобой и без тебя», с «Василием Теркиным» А. Твардовского, со стихами М. Исаковского «В лесу прифронтовом», «Огонек», А. Суркова «В землянке», многими другими, ставшими популярными песнями.

Правдивой летописью войны стала фотопублицистика. Зрительное восприятие всего, что происходило на фронте и в тылу, оказывало самое сильное воздействие. Снимки Д. Бальтерманца, М. Калашникова, Б. Кудоярова, В. Темина, П. Трошкина, А. Устинова, Я. Халипа, И. Шагина навсегда сохранят, через какие испытания, лишения, утраты шел к победе советский народ. Корреспондент фотохроники ТАСС Я. Халин увековечил подвиг советского солдата Алексея Еременко всего за несколько мгновений до его гибели. «Комбат», так он назвал свой снимок, который побывал на всех крупнейших фотовыставках мира, стал символом Великой Отечественной и отлитый в бронзе поднялся у того украинского села, где погиб ставший всемирно известным герой.

С первого до последнего дня войны в авангарде проявившего небывалый героизм советского народа находилась партия коммунистов. «ВКП(б) была поистине сражающейся партией. 80% ее членов состояли в рядах вооруженных сил... Три миллиона из них, фактически каждый второй, пали в боях или погибли в результате лишений военных лет» [xxxv] . В труде и в бою рядом с коммунистами были комсомольцы. Как и коммунистическая партия, комсомол превратился в воюющую организацию. На фронте и в тылу в комсомол вступило около 12 млн. юношей и девушек. Более 3,5 млн. комсомольцев были награждены боевыми орденами и медалями [xxxvi] . Можно утверждать, что тысячи советских журналистов, среди которых были сотни и сотни писателей, тоже превратились в воюющую организацию. В одном из писем фронтовики писали А.Н. Толстому: «В дни Великой Отечественной войны Вы, Алексей Николаевич, тоже являетесь бойцом, и мы чувствуем, как будто Вы находитесь с нами совсем рядом, плечом касаясь каждого в строю. У Вас иное оружие. Но оно так же остро, как наши штыки, как клинки наших красных конников: его огонь такой убедительный, как огонь наших автоматов и пушек. Мы вместе громим обнаглевших фашистов» [xxxvii] .

Поистине неоценима роль советской журналистики в достижении победы над фашизмом. Ее силу вынуждены были признавать даже гитлеровские главари, неоднократно заявлявшие, что советская пресса «действует очень умело» [xxxviii] .

4. Русская эмиграция о Великой Отечественной войне

К началу Великой Отечественной войны Советского Союза среди существенной части представителей русской эмиграции наметился серьезный и – следует это отметить – вполне закономерный поворот в сторону Советского Союза. Без сомнения, можно смело сказать, что этот поворот относится к лучшей части русских эмигрантов. Даже свое личное поражение (политическое и социальное), жизнь на чужбине не смогло затмить для них тревогу за судьбу Родины и не помешали радоваться ее успехам и победам. В этом плане нельзя не вспомнить слова одного из зачинателей белого движения Василия Шульгина, который по прошествии более чем двадцати лет подтвердил выводы, сделанные еще Милюковым. На закате своих дней бывший депутат Государственный думы и один из основателей белого движения в России В. В. Шульгин, которому удалось вернуться в Советский Союз, отмечал: «Мы хотели видеть Россию могучей и процветающей. Большевики сделали её такой. Это мирит меня с ними».[xxxix] Или еще более откровеннее: «Мы, монархисты, мечтали о сильной России, коммунисты ее создали, — слава коммунистам».[xl]

Наконец уже в преддверии второй мировой войны (особенно во время советско-финской военной кампании) о политике советского правительства, как отвечающим «национальным интересам» СССР заговорил и другой известный деятель эмиграции — в прошлом лидер кадетской партии, русский историк П.Милюков. Еще в первые годы своей эмиграции, Милюков сначала призвал отказаться от борьбы с Советами, уповая на их внутреннюю «эволюцию», а затем и вовсе поддержал политику советского руководства. Великая Отечественная война только укрепила позиции Милюкова. Так, в одной из своих последних статей «Правда о большевизме» (июнь 1944 г.) П.Н. Милюков, дискутируя на страницах эмигрантского издания «Русский патриот» о самой возможности приветствовать победу «советского режима» в борьбе с гитлеризмом, подчеркивал: «Упорство» советского солдата коренится не только в том, что он идет на смерть с голой грудью, но и в том, что он равен своему противнику в техническом знании и вооружении, и не менее развит профессионально. Откуда же получил он эту подготовку? Откуда, как не от «советской клики»? С другой стороны, немецкий наблюдатель принужден признать в советском человеке и какую-то силу веры, его вдохновляющую. Может быть, и тут кое-чему его научила «советская клика». Недаром же от всех советских граждан, попадающих в атмосферу менее «примитивной» культуры, мы постоянно слышим упорное утверждение, что Россия – лучшая страна в мире». Отсюда – следует вывод, после которого у самого Милюкова отпадают всякие иллюзии по отношению к новой России: «Народ не только принял советский режим, как факт. Он примирился с его недостатками и оценил его преимущества». И далее, великий русский историк отвергает всякую попытку огульно «игнорировать связь русского революционного творчества с русским прошлым, которая, собственно, и подтверждает право рассматривать русскую революцию как «органическую» часть русской истории». «На связь русской революции с историческим прошлым, — пишет Милюков, — мне лично приходилось указывать не раз. Четвертьвековой режим большевиков не может быть простым эпизодом...».[xli] Знал бы П.Н. Милюков, что спустя практически 60 лет после Великой Победы, его полемика все еще окажется актуальной! Так, к 150-летию самого Милюкова на страницах журнала «The New Times» (и одновременно на официальном сайте партии «Яблоко») появилась статья Кирилла Александрова «Павел Милюков: доктринер, не умевший ждать». Здесь Павлу Милюкову приписывается «доктринерство», родившееся из «интеллигентской умозрительности, неопытности и страстного нетерпения, незнания собственной страны», которые якобы и толкнули его в «объятия Сталина». [xlii] Сам факт подобного «сотрудничества» или «компромисса» рассматривается не иначе как измена «идеалам белого движения» и «соглашательство» с одним из тоталитарных (наравне с гитлеровским) режимов в Европе. Однако, заявляя об историческом поражении знаменитого российского историка и кадета, автор статьи ни словом не упоминает о «победителях». Кто же оказался прозорливее Милюкова? Прямо об этом автор не говорит. Но, следуя логике К. Александрова, их легко найти. Это – те, кто не сложили оружия в борьбе с Советской властью и уже в условиях второй мировой войны продолжали начатое еще на заре белого движения «дело».

Заключение

В конце 30-х гг. в Советской стране полностью возобладал тоталитаризм. Его формированию, утверждению сталинизма как единственно верной доктрины коммунистического созидания во многом способствовала журналистика. Всей своей деятельно­стью она содействовала проведению авторитарной идеологии, идеологической подготовке населения к предстоящей войне. В предвоенные годы воздействие прессы на массы усилилось.
В эти годы продолжался процесс дифференциации печати, расширения ее многонациональной структуры. Усилия советской журналистики были направлены на укрепление оборонной мощи страны.
Начавшаяся Великая Отечественная война потребовала пере­стройки печати на военный лад. На второй день войны стал функционировать авторитетный правительственный информаци­онный орган — Совинформбюро, в короткие сроки была созда­на система фронтовой печати, которая по своему характеру была многонациональной.
Проблематика советской журналистики периода Великой Отечественной войны чрезвычайно многообразна. Но централь­ными оставались несколько тематических направлений: освеще­ние военного положения страны и боевых действий Советской Армии; всесторонний показ героизма и мужества советских лю­дей на фронте и в тылу у врага; тема единства фронта и тыла; характеристика военных действий Советской Армии на террито­риях европейских стран, освобождаемых от фашистской оккупа­ции, и Германии.
Публицистика периода Великой Отечественной войны не зна­ла себе равных во всей мировой истории. Писатели, публицис­ты, поэты, журналисты, драматурги встали со всем советским народом на защиту своего Отечества. Публицистика военной поры, многообразная по форме, индивидуальная по творческому воплощению — средоточие величия, беспредельного мужества и преданности советского человека своей Родине.

Публицистика стала основной формой творчества крупнейших мастеров художественного слова, они создали произведения, несущие огромный заряд патриотизма, веры в победу. Их творчество способствовало воспитанию масс в духе любви и преданности своей Отчизне.
Голос советской публицистики эпохи Великой Отечественной войны достигал особой силы, когда главной темой ее произведений становилась тема Родины. В тяжелых условиях войны, когда решалась судьба страны, не могли оставить равнодушной читательскую аудиторию произведения, звавшие к ее защите, к преодолению всех препятствий и лишений в борьбе с врагом. Статьи и очерки А. Толстого, И. Эренбурга, К. Симонова, М. Шолохова и др. читал буквально каждый.
А. Толстой. Тема Родины, патриотического долга перед ней заняла главное место в публицистическом творчестве А. Толстого с первых дней войны. В творчестве А. Толстого тесно переплетаются две темы - Родины и внутреннего богатства национального характера русского человека.
Особенно активно выступал А.Н. Толстой в центральной печати в дни сражений за Москву. Его статьи появлялись также в республиканских и областных газетах: "Ленинградской правде", "Горьковской коммуне", многократно издавались отдельными сборниками. Очерк "Смельчаки", напечатанный 24 июля 1941 г. в "Красной звезде", за время войны был издан 35 раз на 17 языках народов СССР общим тиражом 2720 тыс. экземпляров.
За годы войны А. Толстой написал около 100 статей, текстов для выступлений на митингах и собраниях. Многие из них звучали по радио, публиковались в газетах.
И. Эренбург. 23 июня 1941 г. - на второй день Великой Отечественной войны - началась публицистическая деятельность Ильи Эренбурга военного периода. Особого накала публицистика И. Эренбурга достигла в кризисные дни битвы за Москву.
За годы Великой Отечественной войны Эренбург написал около 1,5 тыс. памфлетов, статей, корреспонденции, вышли в свет 4 тома его памфлетов и статей под названием "Война".
К. Симонов. Неутомимый корреспондент "Красной звезды", прошедший дорогами войны тысячи километров и видевший все, что она с собой принесла. Впечатления, осевшие в сознании, требовали выхода, публицистической и художественной реализации. Корреспонденции и статьи Симонова, его очерки и стихи, рассказы и повести печатались в "Красной звезде", во многих других газетах, распространялись по каналам Совинформбюро, передавались по радио.
Людям нравились суровые, мужественно-сдержанные корреспонденции и очерки К. Симонова. "Части прикрытия", "В праздничную ночь", "Юбилей", "Истребитель истребителей", "Песни" и другие потрясали правдой жизни, умением заглянуть в духовный мир человека, жизнь которого могла оборваться через мгновение.
М. Шолохов. Во время Великой Отечественной войны были опубликованы в периодической печати и вышли отдельными изданиями очерки Шолохова "На Дону", "На юге", "Казаки" и др. Среди статей и очерков, призывавших к мести гитлеровцам, особое значение имел очерк М.А. Шолохова "Наука ненависти", появившийся в "Правде" 22 июня 1942 г.
В. Гроссман. Среди публицистов, находившихся в действующей армии, был и военный корреспондент "Красной звезды" Василий Гроссман. В очерках "Сталинградская битва", "Волга-Сталинград", "Власов" и др., в многочисленных корреспонденциях он вводил читателя в атмосферу сражающегося Сталинграда.
Идея решающего воздействия высоконравственной силы народа, его любви к Отчизне на победный исход войны пронизывала и очерки Л. Соболева "Морская душа", А. Фадеева "Бессмертие", А. Платонова "Сын народа" и др.
В цикл событийных очерков о Сталинграде вошли "Огонь Сталинграда" Е. Кригер, "Дом Павлова" П. Шебунина, "Город-герой" Б. Полевого, "Сталинградское кольцо" Вас. Коротеева и др.
В конце войны создается большое количество путевых очерков. Их авторы Л. Славин, А. Малышко, Б. Полевой, П. Павленко и другие рассказывали о победных боях советских войск, освобождавших народы Европы от фашизма, писали о взятии Будапешта, Вены, о штурме Берлина.
На страницах советской печати в публицистических очерках Б. Агапова, Т. Тэсс, М. Шагинян и других запечатлен трудовой подвиг миллионов людей тыла. Проблемам обеспечения фронта и населения страны продовольствием посвящали свои очерки Е. Кононенко, И. Рябов, А. Колосов и др.

Список используемых источников и литературы

Бешеные волки. – М., 1941. С. 3.

Время, отлитое в строки. – Л., 1968. С. 238.

Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. – М., 1973. С. 444.

Журналисты на войне. Книга вторая. – М., 1974. С. 99.

Иванова Р., Кузнецов И. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1985. № 1. С. 14.

Кузнецов И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1975. № 2. С. 4.

Милюков П.Н. «Правда о большевизме» Русский патриот. 11 ноября 1944

Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. – М. 1991. С. 415.

Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 - начало 90-х годов). - М.: Изд-во МГУ, 1999. - 304 с.

Ортенберг Д. Время не властно. – М.. 1975. С. 87.

Писатели в Отечественной войне 1941–1945 гг. Письма читателей. – М., 1946. С. 19.

Симонов К., Эренбург И. В одной газете. Репортажи и статьи. 1941–1945. М., 1979. С. 17.

Тихонов Н. Сила России. Военная публицистика. – М., 1977. С. 6.

Шолохов М. Собр. соч. В 8 т. Т. 8. – М. 1975. С. 95.

Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1989. С.5.

Архив М.О., ф. 32, оп. 11314, д. 6. Л. 116.

Газета «Речь» (Орел). 1943, 18 мая.

Комсомольская правда. 1945. 26 мая.

Московская правда. 1941. 31 декабря.

Армия. 1944. 9 сентября.

Москва военная. 1941 – 1945. Мемуары и архивные документы. – М., 1995. С. 598–603

Красная звезда. 1941. 4 ноября.

Завтра» № 19 (651), май 2006

http://www.yabloko.ru/comment/reply/188


Сноски

[i]Овсепян Р. П. История новейшей отечественной журналистики (февраль 1917 - начало 90-х годов). - М.: Изд-во МГУ, 1999. – с.72.

[ii] Кузнецов И., Попов Н. Советская печать в годы Великой Отечественной войны Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1975. № 2. С. 4.

[iii] Там же.

[iv] Там же. С. 5.

[v] Иванова Р., Кузнецов И. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1985. № 1. С. 14.

[vi] Газета «Речь» (Орел). 1943, 18 мая.

[vii] Там же. 1943. 5 февраля.

[viii] Кузнецов И., Попов Н. Советская журналистика в годы Великой Отечественной войны . Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. 1975. № 2. С. 5.

[ix] Там же.

[x] Архив М.О., ф. 32, оп. 11314, д. 6. Л. 116.

[xi] Журналисты на войне. Книга вторая. – М., 1974. С. 99.

[xii] Комсомольская правда. 1945. 26 мая.

[xiii] Московская правда. 1941. 31 декабря.

[xiv] Время, отлитое в строки. – Л., 1968. С. 238.

[xv] Красная Армия. 1944. 9 сентября.

[xvi] Красноармейская правда. 1945. 30 апреля.

[xvii] Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. – М. 1991. С. 415.

[xviii] Там же. С. 417.

[xix] Москва военная. 1941 – 1945. Мемуары и архивные документы. – М., 1995. С. 598–603

[xx] Симонов К., Эренбург И. В одной газете. Репортажи и статьи. 1941–1945. М., 1979. С. 17.

[xxi] Бешеные волки. – М., 1941. С. 3.

[xxii] Там же. С. 9.

[xxiii] Там же. С. 8.

[xxiv] Красная звезда. 1941. 4 ноября.

[xxv] Ортенберг Д. Время не властно. – М.. 1975. С. 87.

[xxvi] Толстой А. Военная публицистика. – М. 1984. С. 6.

[xxvii] Толстой А. Военная публицистика. – М. 1984. С. 221.

[xxviii] Толстой А. Военная публицистика. – М. 1984. С. 253.

[xxix] Ортенберг Д. Время не властно. – М., 1975. С. 119.

[xxx] Тихонов Н. Сила России. Военная публицистика. – М., 1977. С. 6.

[xxxi] Симонов К., Эренбург И. В одной редакции. Репортажи и статьи 1941–1945. – М., 1967. С. 152.

[xxxii] Симонов К., Эренбург И. В одной редакции. Репортажи и статьи 1941–1945. – М., 1967. С. 156.

[xxxiii] Правда. 1941. 29 сентября.

[xxxiv] Шолохов М. Собр. соч. В 8 т. Т. 8. – М. 1975. С. 95.

[xxxv] Наше Отечество. Опыт политической истории. Т. 2. – М., 1991. С. 416.

[xxxvi] Там же. С. 417.

[xxxvii] Писатели в Отечественной войне 1941–1945 гг. Письма читателей. – М., 1946. С. 19.

[xxxviii] Дашичев В. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. – М., 1973. С. 444.

[xxxix] Завтра» № 19 (651), май 2006

[xl] Шульгин В.В. Дни. 1920. М., 1989. С.5.

[xli] Милюков П.Н. «Правда о большевизме» Русский патриот. 11 ноября 1944

[xlii] http://www.yabloko.ru/comment/reply/188

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!