0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Пираты 15-16 вв.»


Условие задачи:

Введение

Несмотря на глубинные исторические корни своего возникновения, до последнего времени отсутствует единое определение морского пиратства. Принято считать, что пиратство — это захват на море судов, грузов и людей посредством силы в частных интересах террористов. Для понимания настоящего положения с мировым пиратством и тенденций его развития представим короткую информацию его истории. Пираты появились одновременно с выходом в море первых судов. Действовали они в Тихом океане вдоль Китайского побережья, среди островов Южно-Китайского моря и несколько позднее финикийские пираты разбойничали в Средиземном море. В IX в. н.э. в Северной Атлантике пиратство было распространено среди викингов. На протяжении тысячелетий было признано, что уничтожить пиратство, несмотря на усилия правительств многих стран, крайне трудно. Ценой неимоверных стараний это удалось в Средиземном море. После распада Римской империи пиратство возобновилось.
Расцвет морского разбоя относят к XVII-XVIII вв. как следствие борьбы между Великобританией и Испанией за серебро и золото, транспортируемые из Нового Света в Старый. Многочисленные пиратские суда базировались на Карибском море и в Мексиканском заливе.

Все люди имеют свое представление о пиратах. Кому-то кажется, что это грязные и жестокие люди, жадные к золоту. Кому-то кажется, что это люди романтической натуры, которые отдали всё, для того, что бы быть свободными и жить, качаясь на волнах, сделав своим домом корабль. Но, в общем, мы очень мало знаем о жизни пиратов. И, поэтому, понять, что же такое быть пиратом на самом деле очень сложно. У пиратов существует и много других названий, это корсары, барбарески, каперы, флибустьеры, виталийские братья и другие названия. Но не всегда о пиратах думали отрицательно. Ведь, они были открывателями новых земель, но при этом не завоевывали их. Для некоторых они даже были героями. Хотя, естественно, они наносили большой ущерб торговым суднам. Имена некоторых пиратов вошли в историю, и известны даже сегодня.

Пиратов называли грозой морей. Но это было только в средние века. С развитием и усовершенствованием эскадр морских стран, пираты больше не могли с ними соперничать. Сейчас о пиратах ходят различные легенды, которые описывают их захватывающие боя и героические поступки.

Все это предопределило выбор темы данной курсовой работы. Возникла необходимость разобраться в сущности такого явления как морское пиратство и познакомиться с выдающимися пиратами XVI вв., т.е. того периода времени, когда пиратство переживало свой расцвет.

Цель работы – рассмотреть сущность морского пиратства в период ХV – XVI вв.

К сожалению, данная тема не достаточно хорошо представлена в исторической литературе. Поэтому при написании работы были использованы материалы из энциклопедии «Пираты, флибустьеры», автором которой являются Л. Бурмистрова, В. Мороз[1] , статья И. Медведева «Фаворит ее величества» (о Ф. Дрейке и других английских пиратах) в сборнике «Дорогами тысячелетий»[2] , а также энциклопедии «Новое время. ХVI –XVIII вв.»[3] .

Данная работа является попыткой систематизировать материалы о пиратстве в указанный период времени.

1. Пиратство: страницы истории

Слово «пират» (по-латыни pirata) происходит в свою очередь от греческого peirates, с корнем peiran («пробовать, испытывать»). Таким образом, смысл слова будет «пытающий счастья». Этимология свидетельствует, насколько зыбкой была с самого начала граница между профессиями мореплавателя и пирата[4] .

Определимся с терминами:

Пират - морской разбойник вообще, любой национальности, во всякое время грабивший любые корабли по собственному желанию.
Флибустьер - морской разбойник, преимущественно в XVII веке, грабивший, главным образом, испанские корабли и колонии в Америке.
Буканир (буканьер) - морской разбойник, преимущественно в XVI веке, грабивший, как и флибустьер, испанские корабли и колонии в Америке. Обычно таким термином называли ранних карибских пиратов, позже оно вышло из употребления и было заменено «флибустьером».
Капер, корсар, и приватир - частное лицо, получившее от государства лицензию на захват и уничтожение неприятельских судов и нейтральных стран в обмен на обещание делиться с нанимателем.

Литература и кинематограф создали образ пирата, весьма далекий от действительности.
Пираты – непризнанные гении, романтики. Этому стереотипу мы обязаны, в основном, благодаря Р. Сабатини с его трилогией о капитане Бладе. На самом деле, совершенно прозаические мотивы заставляли заниматься пиратством. Иногда - безысходная бедность, иногда всепоглощающая алчность. Но, так или иначе, пираты преследовали одну лишь цель - личное обогащение.
Сохранились документы, показывающие лишенную всякого романтизма сторону пиратства, так сказать, его финансово-организационную сторону. Ремесло пирата было крайне опасным: будучи схваченным «на месте преступления», пиратов вешали не задумываясь. Будучи схваченным на берегу, пирата ждала не лучшая участь: либо веревка, либо пожизненная каторга.
Пираты обладали мощными судами. Чаще это были небольшие, но с хорошими мореходными качествами, корабли. Чтобы при случае можно было быстро смотаться от более мощного противника.

Пираты нападали на военные корабли. Это случалось крайне редко, да и то при крайней необходимости. Для пирата бой с военным кораблем был бессмысленным и чрезвычайно опасным. Во-первых, потому, что никаких сокровищ на военном судне нет, зато там есть много пушек и солдат, и судно это полностью снаряжено именно к морскому бою. Во-вторых, потому, что команда и офицеры этого судна - профессиональные военные, в отличие от пиратов, ставшие на военную стезю волей случая.
Корабли, на которых плавали пираты и не только, существуют разных видов. Вот некоторые из них:

Мановар. Это самый большой корабль из всех линейных. Оружие на таких кораблях находилось в четыре ряда.

Линейный корабль. Большой корабль с тремя мачтами. Предназначение этого корабля – артиллерийские бои.

Фрегат. Это однодечный корабль, который использовался в восемнадцатом девятнадцатом веках. Он гораздо меньше, чем линейные и парусные корабли.

Галеон. Один из самых лучших парусных кораблей шестнадцатого века.

Общеизвестно, что прозвище пиратского флага – «Веселый Роджер» (Jolly Roger). Почему? Начать следует с ответа на вопрос: «Какие вообще флаги вывешивали на кораблях разные страны в разное время?» Вопреки сложившемуся мнению, далеко не все корабли в прошлом ходили под национальным флагом своей страны.

В 1694 году Англия издала закон, устанавливавший единый флаг для обозначения английских приватирских кораблей: красный флаг, мгновенно получивший прозвище «Красный Джек». Так появилось понятие пиратского флага вообще. Нужно сказать, что по меркам того времени красный флаг, вымпел или знак означал для всякого встречного корабля, что сопротивление бессмысленно. Однако, вслед за каперами очень быстро и свободные пираты переняли этот флаг, даже не сам флаг, а идею цветного флага. Появились красные, желтые, зеленые, черные флаги. Каждый цвет символизировал определенную идею: желтый - безумство и безудержность гнева, черный - приказ сложить оружие. Поднятый пиратом черный флаг, означал приказ немедленно остановиться и капитулировать, а если жертва не подчинялась, то поднимался красный или желтый флаг, что означало смерть всем на непокорном судне[5] .

Так откуда же пошло прозвище «Веселый Роджер»? Оказалось, что «Красный Джек» по-французски звучал как «Jolie Rouge» (дословно - Красный Знак), будучи переведенным обратно на английский он превратился в «Jolly Roger» - Веселый Роджер. Здесь стоит упомянуть, что на английском жаргоне того времени «roger» - мошенник, вор. Кроме того, в Ирландии и на севере Англии в средние века дьявола иногда называли «Старый Роджер».
Многие известные пираты имели свой собственный флаг. Тут уже можно заметить, как «герой» заставляет славу работать на него: зная, кто за ним гонится, у жертвы опускались руки. Эдакий «логотип», означавший определенное «качество» навязываемой «услуги».

Но в большинстве своем пиратские корабли ходили под официальным флагом какого-нибудь государства. Чтобы жертва слишком поздно узнала о том, что судно на самом деле пиратское.

Возможно, это покажется странным, но в основном во всех пиратских обществах были введены строгие правила, регламентировавшие поведение пирата. Пират (XII века) всегда должен был спать в одежде. Жестоко карались те из них, кто оставался спать на берегу. Особые меры наказания применялись к тем, которые принуждали своих товарищей пьянствовать, если последние отказывались от этого.

Английский пират Бартоломей Робертс в 1719 году запретил на своих кораблях азартные игры в карты и кости, не разрешал приводить на корабль женщин. Драки между членами команды исключались. Все дуэли происходили на берегу в присутствии секундантов. В восемь вечера на корабле Робертса играли отбой и гасили свет. Если кто-либо желал выпить рому после сигнала, он должен был выйти на палубу и напиться на глазах капитана, который был убежденным трезвенником и пил только чай!

В договоре, подписанном всеми пиратами Георга Лоузера, на борту «Избавления» запрещалось играть на деньги. Если кто-нибудь обманом выманивал у другого хотя бы шиллинг, следовало наказание, назначаемое капитаном и большинством компании[6] .

Но, пожалуй, самым забавным было то, что, подписывая договор, пираты клялись в верности его соблюдения и в подчиненности капитану на... Библии!
Для поддержания дисциплины капитан пиратского судна часто имел осведомителей, сообщавших о настроении команды.

2. Пираты Средиземного моря

Наибольшую известность среди пиратов Средиземного моря в ХVI в. имели братья из Митилена — Арудж, Хайраддин и Исхак. Братья рано лишились отца, и с детства им пришлось жить в бедности. Исхак стал плотни­ком, Хайраддин — горшечником, а Арудж ре­шил связать свою судьбу с морем и нанялся ма­тросом.

При встрече с родосскими рыцарями Арудж попал в плен. Около двух лет он нахо­дился в рабстве. Все это время Арудж был при­кован к скамье гребцов и выдавал себя за немо­го. Имени его никто не знал, и ему дали про­звище по цвету его бороды и волос — Барбарос­са, что означает Рыжая Борода.

Улучив удобный момент, Арудж сумел ра­зорвать цепи и сбежать. Ему удалось угово­рить одного купца доверить ему небольшое военное судно для крейсирования у берегов Родоса. Но в первом же походе начинающий пират потерпел поражение. Чудом Арудж спасся.

Нищета заставила его наняться носиль­щиком, но эта работа была Рыжей Бороде яв­но не по душе. Он устроился кормчим на бри­гантине, сооруженной двумя купцами для мор­ских разбоев. Однако это место не соответствовало способностям, которыми был наделен Арудж.

Лидер по натуре, он сумел привлечь на свою сторону большую часть экипажа и, вос­пользовавшись случаем, раздробил команди­ру топором голову и занял его место. Оставать­ся рядом с Турцией было опасно, поэтому Арудж решил отправиться к берегам Африки.

По пути он заехал домой и отдал живущей в бедности матери часть добычи. Братья, уви­дев, что Аруджу удалось разбогатеть за корот­кий срок, бросили свое ремесло и присоедини­лись к нему.

За короткий срок Аруджу удалось одер­жать несколько побед, и теперь в его распоря­жении находилось три корабля. С богатой до­бычей Арудж направился в Тунис, чтобы заво­евать расположение султана Мулей-Ахмеда. Султан был польщен богатыми подарками, приказал выдать пиратам по красному плащу и по 200 червонцев.

Около двух месяцев Арудж провел в Туни­се в пирах, а потом вновь вышел в море. Сул­тан отдал пиратам в пользование свои лучшие корабли. Однако союз с Мулей-Ахмедом про­длился недолго. Султан хотел иметь большую часть добычи, что пиратам было не по душе.

На острове Желве Рыжая Борода заклю­чил союз с независимыми корсарами. Удача сопутствовала пиратам, и вскоре об их подвигах стали ходить легенды. Корабли Аруджа смело курсировали даже у берегов Италии.

Однажды на пиратов напали две хорошо вооруженные испанские галеры. Почти полови­на морских разбойников была убита. Сам Арудж попал в плен. Но он не унывал. Большая часть испанцев перешла для грабежа на бри­гантину. Улучив момент, Арудж сумел достать кинжал и вонзить его в горло капитану непри­ятеля. Рыжая Борода освободился сам и освобо­дил своих товарищей. Пираты схватили ору­жие, оставленное испанцами. Вновь вспыхива­ет сражение, победу в котором одерживают пи­раты.

Арудж приказал пиратам переодеться в одежду испанцев и идти ко второй галере. Испанцы сочли дело сделанным и потому спо­койно подпустили к себе галеру неприятеля, тащившую на буксире пиратскую бригантину. Опомнились испанцы только тогда, когда сопротивляться было бессмысленно.

В сражении Арудж потерял много людей, и теперь ему требовалось подкрепление. Это заставило его помириться с турецким султа­ном. Арудж пообещал Мулей-Ахмеду завоевать для него Буджию. Такое предложение показа­лось султану заманчивым, он охотно согласил­ся и в начале 1514 года выделил в распоряже­ние Аруджа два корабля и конвой со съестны­ми припасами.

Однако при первой же попытке прибли­зиться к Буджии Арудж был ранен, ядро раз­дробило ему руку. От намерения взять город пришлось на время отказаться. Ампутация прошла неудачно, и Арудж оказался на грани жизни и смерти. Но силы воли ему было не за­нимать. Он сумел выкарабкаться, а искусные хирурги сделали ему серебряную руку, которая могла двигаться на пружинках.

В 1515 году Арудж совершенно излечился и был готов к новым подвигам. Он вновь оса­дил Буджию. Но напрасно пиратские корабли обстреливали город — крепостные стены выдержали шквал снарядов. В одной из атак пу­шечное ядро разорвало брата Аруджа Исхака. Арудж отступил, с остатками армии он нашел приют у своего союзника в Джиджели.

23 января 1516 года скон­чался испанский король Фердинанд Католик. Смерть его явилась для арабов сигналом к дей­ствию. Они решили, что негоже платить дань Испании и нужно бороться за свободу. Алжир­цы избрали своим шейхом Селима, но у нового правителя не хватало смелости самому всту­пить в сражение с испанцами. Он послал гонцов к Аруджу. Селим прислал знаменитому пирату подарки и предложение стать губернатором Ал­жира. Арудж, надеясь в будущем стать правите­лем арабского мира, согласился.

С немногочисленным отрядом он при­был в Алжир. Горожане встречали его с лико­ванием. Вскоре к Аруджу присоединились 300 турецких солдат из Туниса. Вместе с братом Хайраддином он готовил заговор против шейха Селима, хотя на людях всячески его поддерживал. Когда прибыли последние под­крепления, Арудж принялся обстреливать ис­панский гарнизон в Пеньоне. Под одобри­тельные крики алжирцев он сорвал флаги Ис­пании. Штурмовать Пеньон он не стал — ис­панцы заперлись в неприступной крепости, и он не хотел терять своих людей. Постепен­но горожане стали привыкать к мысли, что всем в Алжире заправляет Арудж. Убедив­шись, что народ его поддерживает, Арудж на­пал на дворец шейха, перебил охрану, а само­го Селима задушил.

Эйтеми, сын Селима, бежал в Испанию, где нашел приют у старика Хименеса. Алжир­цы, недовольные убийством Селима, состави­ли заговор против Аруджа, но на них донес христианский невольник. Предводитель пи­ратов приготовил для своих противников же­стокую казнь. Он пригласил знатных алжир­цев в мечеть на праздник. Как только вельмо­жи вошли в здание, на них накинулись турец­кие янычары. Они отрубили головы двадцати двум алжирцам, привязали их обезглавленные тела к лошадям и проволокли по улицам города. Это был хороший урок для всех недоволь­ных правлением шейха-пирата.

Хименес отправил для усмирения Аруджа эскадру кораблей под командованием Дие­го де Веры. Арудж пошел на хитрость. Город­ские ворота были отперты, а солдаты убраны со стен. Испанцы ворвались в город, не встре­чая сопротивления, но попали в ловушки, рас­ставленные Аруджом. Хитроумный пират при­казал вырыть на улицах Алжира глубокие ямы, в дно которых забили заостренные колья. Ямы замаскировали землей. Множество ис­панцев погибло, провалившись в ловушки. Ди­его де Вера с трудом избежал плена, а по воз­вращении в Испанию его ждала немилость и опала.

Арудж стал хозяином алжирского побере­жья. Ему помогала даже природа — невидан­ной силы буря разметала и потопила множест­во испанских кораблей. Алжир стал столицей пиратского государства.

Арудж оказался на гребне славы, но ко­нец его завоеваниям был близок. В 1517 году он захватил Тенес. Вскоре после этого к нему прибыла делегация из Тлемсена, посланцы го­рода просили Аруджа навести порядок в Тлемсене. Мулей-бу-Хамуд, поддерживаемый испан­цами, захватил власть и обложил местное на­селение данью.

Арудж с войсками поспешил к городу. Брат Хайрадцин прислал в помощь ему два галиона с запасом пороха и ядер. Навстречу ему выступила армия Мулейбу-Хамуда. Но что мог­ли противопоставить арабы, вооруженные лишь луками и копьями, хорошо обученным турецким наемникам Аруджа с их ружьями и пушками! Арабы бросились врассыпную по­сле первого же залпа пушек Аруджа.

Жители города открыли ворота перед ос­вободителем, но взяли с Аруджа обещание, что он восстановит на престоле Мулейбу-Заина, брата тирана. Арудж давал клятвы с той же легкостью, с какой впоследствии их нару­шал. Ровно через четыре часа султан и его приближенные были повешены во внутрен­них покоях дворца. Еще несколько десятков человек Арудж утопил собственноручно.

Девять месяцев он правил Тлемсеном, а перед своим отъездом в Алжир умертвил 70 богатых горожан. Это стало последней кап­лей, переполнившей чашу терпения людей, они подняли восстание. К Тлемсену прибли­жалась испанская армия, вызванная Мулейбу-Хамудом.

Арудж вместе с сотней преданных вои­нов, захватил сокровища Тлемсена, бежал из города. На дороге, ведущей в Алжир, его встретила испанская конница. Арудж бросил сокровища, но испанцы не прельстились бо­гатством и кинулись в погоню за пиратом. Ок­руженный ими, он яростно отбивался, пока один из испанцев не пригвоздил его копьем к земле. Отрубленную голову Аруджа насадили на древко знамени и отправили в Испанию. Там страшный трофей перевозили из города в город, наводя ужас на простых испанцев.

Аруджу Барбароссе было тридцать шесть лет, из которых он успел поцарствовать двад­цать месяцев. Правители христианской Испа­нии могли вздохнуть свободно — они устрани­ли опаснейшего противника из мусульманско­го мира. Но у Барбароссы остался брат — Хайраддин, который решил продолжить дело, на­чатое Аруджем.

Хайраддин правил в Алжире, когда узнал, что Арудж убит. Он сразу понял, что испанцы захотят развить свой успех и нападут на Ал­жир. В спешном порядке он усиливает гарни­зон города, возводит новые укрепления.

Вице-король Сицилии Хуго де Монкада, собрав многочисленную армию, явился 17 ав­густа 1518 года к стенам Алжира. Он послал к Хайраддину парламентера с требованием не­медленной сдачи. В противном случае испан­ский военачальник обещал предать его лютой смерти, как его брата Аруджа.

Хайраддина не испугало это заявление. Он передал де Монкаде свой ответ: «Дети про­рока не страшатся смерти... Знайте, что пока в Алжире останется в живых хоть один турок, вы не проникнете в него. Меч решит, кто из нас более заслуживает владычествовать над морем. Господь сам сделается нашим судьей!»

Ответ алжирского султана привел испан­цев в ярость. Де Монкада хотел немедленно идти на штурм, но его отговорил командую­щий артиллерией, который ждал прибытия арабов, посланных султаном Тлемсена.

Ожидание испанцев затянулось на шесть дней. А после этого налетел север­ный ветер, принесший с собой свирепую бурю. Якоря не могли удержать корабли, стояв­шие на рейде. Шторм переворачивал их и раз­бивал о прибрежные скалы. 26 кораблей унич­тожила буря, около 4 тысяч испанских сол­дат погибло. Хайраддин, возблагодарив Алла­ха за помощь, лично возглавил армию и вышел из города. Он напал на лагерь испанцев, ко­торые, прижатые к морю, отчаянно защи­щались.

Волны прибили к берегу испанский галион. Разгорелась схватка за обладание кораб­лем, которая, не прекращаясь ни на минуту, продолжалась два дня. В конце концов Хай­раддин предложил испанцам сдаться в плен, обещая сохранить им жизнь. Те сложили ору­жие.

Несколько дней алжирцы собирали ве­щи, выброшенные штормом на берег. Тут бы­ли и пушки, и бочки с порохом, и корабель­ные канаты, в которых пираты остро нужда­лись. Даже досталось несколько судов, ко­торые сели на мель.

В тюрьмах Алжира оказалось столько пленных, что их стало невозможным содер­жать. Хайраддин собирался получать за них выкуп от оранского губернатора, но тот отка­зался платить деньги. Тогда Хайраддин прика­зал казнить всех пленных. Испанский ко­роль, узнав об этом злодеянии, немедленно послал галеру со 120 тысячами реалов для выкупа оставшихся в живых. Но Хайраддин от­казался от денег и устроил показательную казнь, отрубив головы 36 испанцам в виду крепости Пеньон.

Воодушевленный победой над испанца­ми, Хайраддин размышлял над тем, как ему по­корить всю Северную Африку. Он написал письмо турецкому султану Сулейману I, в кото­ром признавал его владычество над Алжиром. Хайраддин прислал султану подарки, которые едва уместились на четырех кораблях.

Султан милостиво принял подношения и назначил Хайраддина своим наместником в Африке. Свершилось до этого невозможное — пират Хайраддин Барбаросса стал правителем огромного государства. Три дня в Алжире продолжался праздник. А после этого Хайраддин решил продолжить завоевания, начатые его братом. Две тысячи турецких янычар, при­сланные Сулейманом I, как нельзя лучше подходили для этого.

Но прежде ему пришлось побороться за трон с Ахмедом Бен-эль-Кади, который пользо­вался поддержкой у алжирских мавров. Объе­динившись с равнинными племенами, армия Бен-эль-Кади осадила Алжир. Хайраддин с верными людьми бежал из города. Он укрылся в Джиджели — бывшем пристанище Аруджа.

Он снаряжает несколько кораблей и отправляется пиратствовать. К нему примкнули предводители пи­ратов Средиземноморья: Синам-Жид, Какчи-Диаболо, Табак и Сала-Раис.

Накопив достаточно сил, весной Хайраддин совершает удачный поход на Алжир. В од­ной из стычек был убит Бен-эль-Кади. Барба­росса снова становится властелином города, но он и не думает забывать о своем ремесле пирата. С этого времени пиратские набеги на города Северной Африки становятся регуляр­ными.

В 1529 году Хайраддину удалось наконец овладеть фортом Пеньон, который на протя­жении многих лет оставался оплотом испан­цев в Африке. 45 кораблей на протяжении двух суток обстреливали крепость, пока не пробили в его стенах широкие бреши. На штурм бросилась огромная толпа турок. Не­многочисленный гарнизон Пеньона— 150 ис­панцев - целые сутки сдерживал напор пре­восходящих сил противника. Но 21 мая кре­пость пала. Раненого коменданта разрубили на куски и бросили в море.

Взятие Пеньона стало началом многочис­ленных пиратских походов турок на испан­ские владения. 15 октября 1529 года на 15 гали-онов Какчи-Диаболо напало 8 кораблей Родриго Портонда. Без труда турецкий пират захва­тил 7 судов, Портондо после кровопролитной схватки погиб. Сами пираты потеряли убитыми лишь 20 человек. Хайраддин отправил в дар султану Сулейману часть добычи и испан­ский штандарт.

Хайраддин достиг всего, о чем мечтал. У него был самый сильный флот в Средизем­ном море, и он мог диктовать свои условия лю­бому европейскому государю. Стремясь еще больше запугать испанского короля, он решил напасть на хорошо укрепленный Кадис. Двад­цать пять кораблей отправились в Шершелль за провизией. Но об этом узнал испанский ад­мирал Андреа Дориа и разбил турок. Успехи Дориа на море беспокоили султана Сулеймана, и для борьбы с удачливым адмиралом он при­звал Хайраддина.

16 мая 1534 года Хайраддин стал турец­ким адмиралом. Он заключил перемирие с французским королем Франциском I и решил бросить вызов могущественному королю Ис­пании Карлу V. Эскадра Хайраддина крейсиру­ет у берегов Италии и Испании. Турки грабят города Лучидио, Читрарию и Спелунку. После этого Хайраддин приступом берет Тунис.

Новый Папа Римский Павел III призыва­ет христиан к борьбе с мусульманским наше­ствием. К флоту Испании присоединились Италия, Германия, Португалия и Мальта. 16 июня 1535 года эскадра под командовани­ем Дориа приблизилась к Гулетте — форпосту Туниса. На одном из кораблей держал свой флаг сам Карл V. Хайраддин заблаговременно укрепил город и был готов к отражению ата­ки. Испанцы начали осаду Туниса. Они оказа­лись более умелыми артиллеристами, чем турки, и разрушили крепостные стены. Од­нако испанское войско страдало от жары и болезней, Карл V решил завершить кампа­нию решительным штурмом.

Христиане без труда обратили в бегство турок, завладев 15 июля фортами Гулетты. К их удивлению, на брошенных турками ядрах и пушках стояли французские клейма — Фран­циск I помогал Хайраддину оружием.

Теперь ничто не могло остановить испан­цев — Тунис подвергся страшному разграбле­нию. Солдаты убивали всех, кто попадался им на пути. На улицах валялись трупы, а мечети и дома были залиты кровью.

Хайраддин отступил к Мегидии. При пе­реходе он разминулся с Какчи-Диаболо. А тот на десяти галерах увозил остатки сокровищ Хайраддина. Дориа, прослышав об этом, сна­рядил 14 кораблей в погоню. Но командовав­ший эскадрой генуэзский капитан побоялся вступить в бой с легендарным пиратом. Когда Карлу V донесли о трусости капитана, король приказал самому Дориа отправляться в море. Но адмирал не нашел пиратов. В это время Хайраддин уже находился в Константинополе при дворе султана Сулеймана..

Карл V в 1541 году послал огромный флот из 360 кораблей на завоевание Алжира. На су­дах находилось 25 тысяч солдат и 500 мальтий­ских рыцарей. Но поход окончился полной неудачей. Непогода снова помешала испанцам овладеть пиратским гнездом. Неудача испан­цев была воспринята алжирскими пиратами как Божий знак. Они провозгласили свой го­род непобедимым.

Франциск I начал переговоры с турками. 5 июля 1543 года флот Хайраддина из 150 судов стал на рейде Марселя. Но турецкий султан колебался, боясь навлечь на себя гнев всей Ев­ропы. Скрепя сердце, он отдал приказ напасть на Ниццу. Но среди пиратов пронесся слух, что на помощь Ницце идет флот Дориа, и они отказались от похода.

Хайраддин зимовал в Тулоне, а в это вре­мя его люди вели переговоры с генуэзцами. Казалось, непобедимый Дориа добивался рас­положения старого пирата. Был произведен обмен пленными, причем к Хайраддину вер­нулся кайитан Трагут-Рейс, которого испанцы прозвали Драгут — «гроза морей».

18 сентября 1544 года в Креси Франциск I подписал с Карлом V мирное соглашение, и Хайраддин оказался не у дел. Он потребовал у французского короля плату за оказанные ус­луги. Получив 800 тысяч экю, Хайраддин от­плыл в Константинополь. По пути он остановил свои корабли в гавани Генуи. Отцы города были напуганы прибытием алжирского корса­ра и предложили богатый выкуп — шелковые ткани, золото, провизию, лишь бы Хайраддин не трогал город. Барбаросса милостиво согла­сился.

Хайраддин провел остаток своих дней в Константинополе, купаясь в богатстве и рос­коши. В конце мая 1547 года в возрасте 80 лет он умер. Похороны прошли с необычайной помпой, как будто хоронили государя. Турки преклонялись перед ним, и с тех пор все кораб­ли, входящие в порт Константинополя, салю­товали знаменитому корсару.

3. Штурм алжирскими пиратами Мальты

После смерти Хайраддина предводите­лем алжирских пиратов стал Драгут. С юнос­ти он ненавидел христиан. Тяжелым воспо­минанием для него были три года, проведен­ные в рабстве на галерах. Опорным пунктом Драгута стало Желвское озеро недалеко от Туниса.

В 1548 году Драгут, собрав под свои знаме­на 24 бригантины, отправился разбойничать в Неаполитанский залив. Ему удалось захва­тить галеру мальтийских рыцарей, груженную золотом. Пираты вихрем промчались по по­бережью Калабрии, грабя и опустошая селе­ния. Только появление флота Андреа Дориа заставило алжирцев отступить к Желве.

После первых успехов Драгут уверовал в собственную безнаказанность и решил, по­добно братьям Барбаросса, начать обширные завоевания. Его выбор пал на богатый город Мегедию, возвысившийся еще во времена арабского господства в Африке. После захва­та Карлом V Туниса, он стал независимым и жители его весьма гордились полученной свободой.

Драгут склонил Ибрагима-бен-Барака, од­ного из влиятельных людей в городе, на пре­дательство. В назначенный день Ибрагим увел стражей с крепостных стен. Пираты, восполь­зовавшись этим, приставили к стенам лестни­цы и вскарабкались на них. После короткого штурма город был взят Драгутом. Он сделал наместником своего племянника Гез-Раиса, с предателем же расправился жестоко — при­казал посадить его на кол. «Я не могу полагать­ся на верность человека, который предал свой родной город», — сказал Драгут.

Ответ Карла V не замедлил себя ждать. 60 кораблей Андреа Дориа отправились отво­евывать Мегедию. Еще 24 галеры послало Сицилийское королевство. Драгута в это вре­мя в городе не было, и обороной руководил Гез-Раис. Крепость готовилась к штурму: вы­копали глубокий ров, а позади заминирован­ных стен горожане вырыли «волчьи ямы», замаскированные ветками и кусками дерна. Драгут пытался помочь своему племяннику, но вынужден был отступить перед эскадрой Дориа.

10 сентября 1550 года испанские войска пошли на решающий штурм. Их не могли ос­тановить ни хитроумные ловушки, ни отчаян­ная храбрость турок. В том сражении турки потеряли убитыми более 700 человек, а хри­стиане — 400. Теперь для Драгута наступили тяжелые времена. Испанские корабли рыска­ли по всему Средиземноморью, пытаясь оты­скать и уничтожить знаменитого пирата.

В апреле 1551 года Дориа, казалось, на­стиг Драгута. Испанские галеры заперли пира­тов в заливе Эль-Кантара на острове Желва. С противоположной стороны залив отделяла от моря узкая песчаная коса. Корабли Дориа стояли на рейде, ожидая, когда турки выйдут из своего убежища, чтобы обрушить на них всю мощь своих пушек. Но хитроумный Драгут обманул генуэзского адмирала. Две тысячи ма­вров за десять дней срыли песчаную косу до уровня моря. После этого на песок положили доски, смазанные салом. Матросы впряглись в канаты и потащили свои корабли в сторону моря. Так, один за другим, Драгут освободил все суда, в то время как огонь крепости Эль-Кантара отвлекал испанцев.

В планы турецкого султана входило заво­евание острова Мальта. Тот, кто владел Маль­той, мог господствовать во всем Средиземном море — остров находился на пересечении тор­говых путей. Мальтой управляли рыцари орде­на иоаннитов, которые на острове стали име­новаться мальтийскими. Замок Святого Анге­ла представлял собой неприступную крепость. Турецкий флот под командованием Синама-Паши подошел к Мальте. Драгут был вице-ад­миралом. Вид замка Святого Ангела внушил им страх. Они решили, что взять его штурмом невозможно, и отступили.

4 августа 1551 года турки взяли Триполи, который был оплотом мальтийских рыцарей в Африке. И здесь не обошлось без предатель­ства. Управлять городом назначили Драгута.

Прошло несколько лет. Драгут с успехом продолжал свою разбойничью карьеру, совме­щая ее с должностью градоначальника Трипо­ли. Его заклятый враг Карл V 25 октября 1555 го­да добровольно отдал корону своему сыну Фи­липпу II и удалился в монастырь Святого Юста.

Начался напряженный период междоусо­биц, когда европейские государства были заня­ты выяснением отношений. Средиземноморские пираты, не встречая должного сопротив­ления, резвились вовсю. В 1563 году испанцам все же удалось овладеть убежищем разбойни­ков на острове Желва. Но вскоре подданные Филиппа II поплатились за беспечность — 80 турецких галер Пиали-Паши напали на них, в самый разгар пиршества по случаю победы.

Отпор пиратам давали только мальтий­ские рыцари. Чтобы устранить последнее пре­пятствие для завоевания полного владычества в Средиземном море, турецкому султану необ­ходимо было покорить Мальту.

Гроссмейстер Мальтийского ордена Жан Паризо де Ла Валетт был осведомлен о планах турок и готовился к вторжению. Мальтийские корабли доставили из Италии запасы продо­вольствия и боеприпасов. Был укреплен замок Святого Ангела и достроена крепость Сент-Эльм. Против турок гроссмейстер мог выста­вить 8500 воинов, из которых 500 — мальтий­ские рыцари[7] .

Флот, собранный турками, состоял из 137 га­лер, 35 галиотов и 21 галиона. В атаку готовы были ринуться 30 тысяч солдат. Более 6 тысяч из них составляли янычары, известные своей храбростью и беспощадностью к врагам. Эска­дрой ксомандовал Пиали-Паша, сухопутную ар­мию возглавлял Мустафа-Паша.

18 мая 1565 года турки высадили десант — 3 тысячи человек — в заливе Мирза-Сирокко. Они начали возводить укрепления, чтобы обеспечить высадку остальной армии. Маль­тийские рыцари решили сделать вылазку, ко­мандор Коппьер с отрядом в 1200 человек на­пал на турок. Более 200 янычар погибло, а мальтийцы при этом потеряли лишь одного воина.

Турецкие военачальники совершили ро­ковую ошибку. Дожидаясь прибытия Драгута, они решили овладеть замком Сент-Эльм. Это дало бы им возможность безопасно размес­тить корабли в заливе Мирза-Сирокко. Когда Ла Валетту донесли об этом, он не мог скрыть радости. Взятие крепости Сент-Эльм ни на шаг не приблизило бы турок к завоеванию Мальты.

Гроссмейстер во время осады показал се­бя как опытный стратег. Видя, что осада затя­гивается, он приказал своим людям не тратить понапрасну боеприпасы и не совершать не­нужных вылазок, чтобы не терять солдат.

Турки вырыли траншею на расстоянии выстрела из аркебузы. Стрелки поражали меткими выстрелами мальтийцев, которые неосторожно высовывались из своих укры­тий. А 29 мая рыцари все же устроили ноч­ную вылазку, в которой истребили немало му­сульман.

В это время к туркам присоединились 15 кораблей Драгута. Турецкие адмиралы полагались на находчивость и смекалку алжирско­го пирата. Они устроили совещание, во время которого едва не поругались. Драгут предло­жил напасть на форт Гоцо, а Мустафа-Паша требовал начать наступление на замок Свято­го Ангела. Хотя последнее мнение и было са­мым правильным, к нему не прислушались. В итоге решили продолжать осаду. Драгут не верил, что маленькая крепость долго сможет выдерживать натиск огромных турецких пол­чищ, поддерживаемых самым могуществен­ным флотом в Средиземноморье.

Турки обрушили на Сент-Эльм шквал сна­рядов. Установленные вокруг крепости пушки стреляли почти беспрерывно. Разрушив сте­ны, янычары устремились на приступ. Их ярость столкнулась с решимостью осажден­ных. Мальтийцы лили на врагов кипящую смо­лу, сбрасывали камни. Штурм был отбит. Его печальные итоги — 20 погибших мальтийских рыцарей и почти 2 тысячи убитых турок.

На следующий день турки подтащили свои орудия еще ближе к крепости. Они укры­вались за тюками шерсти и фашинами и вели огонь из аркебуз. В это время инженеры засы­пали ров землей и камнями. Приближался час решающего штурма. Осажденные послали к гроссмейстеру Ла Валетту человека, который сообщил, что Сент-Эльм сможет держаться еще надолго. Ла Валетт просил передать за щитникам крепости: «Для спасения ордена не­обходимо, чтобы вы защищали форт до по­следней минуты, хотя бы вам пришлось погре­сти себя под его развалинами».

16 июня 1565 года после мусульманского праздника турки устремились на новый штурм Сент-Эльма. С криками «Аллах акбар!» мусуль­мане бросились на христиан. В первых рядах сражались янычары. Одним видом своим — в тигровых шкурах, с расписанными лицами — они внушали ужас. Единственным их оружи­ем были кривые сабли — ятаганы. Рядом с простыми воинами бились Драгут и Мустафа-Паша. Но ничто не могло сломить героичес­кий дух защитников крепости. Турки вновь от­ступили.

Адмиралы, спрятавшись в траншее, об­суждали дальнейшие действия. В этот момент шальное ядро, долетевшее из замка Святого Ангела, упало рядом с Драгутом. Осколок про­бил голову адмирала. Пират рухнул на землю, изо рта и носа его лилась кровь. Мустафа-Паша прикрыл его плащом, чтобы солдаты не за­метили потери своего предводителя, и про­должал руководить штурмом.

Мустафа-Паша пообещал по 4 золотых монеты за каждого живого рыцаря, но из 1200 человек, составлявших гарнизон Сент-Эльма, в плен попали всего 9 человек. Осталь­ные погибли, защищая крепость.

Драгут получил известие о взятии Сент-Эльма на смертном одре. На мгновение он пришел в себя, лицо его озарила улыбка, и он тихо испустил дух. Его достойным наследни­ком стал калабрийский пират Алуч-Али. Он уп­равлял Триполи, а после покорил Алжир и стал великим адмиралом.

8 июля к Мальте прибыло подкрепление из Алжира — 28 кораблей, которыми командовал сын Хайраддина Гассан-Паша. С ним были «не­победимые» — 2,5 тысячи воинов, участ­вовавшие со своим предводителем во многих сражениях.

Турки совещались, где начать главный штурм укреплений мальтийских рыцарей. Ре­шающим оказалось мнение Гассана-Паши. Он предложил напасть с двух сторон на полуост­ров Святого Михаила, чтобы разобщить силы рыцарей. Но Ла Валетт разгадал замысел про­тивника и сумел организовать сопротивление. Он бился на стенах плечом к плечу с просты­ми воинами. Раз за разом турки устремлялись на штурм и раз за разом были вынуждены от­ступать. Им удалось-таки овладеть Кастиль­ским фортом, но рыцари тут же освободили его.

Предводители турок получили известие, что Мальте идет помощь от испанского ко­роля Филиппа П. Собравшись в форте Сент-Эльм, они приняли решение отступать. Но напоследок 11 сентября Мустафа-Паша, не желавший мириться с поражением, повел за собой 13 тысяч турок в последнюю атаку. Ко­рабли Гассана-Паши прикрывали наступле­ние с моря. Но и здесь турок ждало жестокое поражение. Построившись тремя колонна­ми, рыцари обрушились на врага. Янычары бежали, стараясь добраться до своих кораб­лей. Более 3 тысяч их погибло в этом бою. Потери христиан были намного меньшими — всего 14 человек[8] .

Так закончилась осада Мальты, в которой безусловную победу одержали мальтийские рыцари. Турецкий флот возвратился в Кон­стантинополь, а Гассан-Паша — в Алжир. По­следовавшее через шесть лет после этого мор­ское сражение при Лепанто подорвало могу­щество Турции. Средиземноморские пираты вынуждены были довольствоваться мелкими грабежами, не покушаясь на большее.

4. Самый известный английский пират – Френсис Дрейк


Френсис Дрейк

Френсис Дрейк (Francis Drake) родился в 1540 году в местечке Тависток, графства Девоншир, в семье бедного деревенского священника Эдмунда Дрейка. В некоторых источниках утверждается, что в юности его отец был моряком. Дед Френсиса был фермером, владевший 180 акрами земли. Мать Френсиса была из рода Милвэй, но ее имя мне не удалось найти. Всего в семье Дрейков было двенадцать детей, Френсис был старшим.

Френсис рано покинул родительский дом (предположительно в 1550 году), поступив юнгой на небольшой торговый корабль, где он быстро овладел искусством судовождения. Трудолюбивый, настойчивый и расчетливый, он приглянулся старому капитану, у которого не было семьи и который полюбил Френсиса как родного сына и завещал свой корабль Френсису. В качестве торгового капитана Дрейк предпринял несколько длительных путешествий в Бискайский залив и Гвинею, где он выгодно занимался работорговлей, поставляя негров на Гаити.

В 1567 году Дрейк командовал кораблем в эскадре известного в те времена Джона Хоккинса , грабившего с благословения королевы Елизаветы I побережье Мексики. Англичанам не повезло. Когда после страшной бури они отстаивались в Сан-Хуане, на них напала испанская эскадра. Только один корабль из шести вырвался из западни и после трудного плавания добрался до родины. Это был корабль Дрейка.

В 1569 году он женился на девушке по имени Мэри Ньюман, о которой мне не удалось ничего узнать. Известно лишь, что брак оказался бездетным. Мэри умерла двенадцать лет спустя.


"Пеликан" - флагманский корабль Френсиса Дрейка

Вскоре после этого Дрейк совершил два разведочных плавания через океан, а в 1572 году организовал самостоятельную экспедицию и совершил очень удачный набег на Панамский перешеек.

Вскоре среди далеко не добродушных пиратов и работорговцев молодой Дрейк стал выделяться как самый жестокий и самый удачливый. По свидетельству современников "это был властный и раздражительный человек с бешеным характером" , жадный, мстительный и крайне суеверный. В то же время многие историки утверждают, что не только ради золота и почестей предпринимал он рискованные плавания, что его привлекала сама возможность побывать там, где еще не был никто из англичан. Во всяком случае, географы и моряки эпохи Великих географических открытий обязаны именно этому человеку многими важными уточнениями карты мира.

После того как Дрейк отличился в подавлении ирландского восстания, он был представлен королеве Елизавете и изложил свой план набега и опустошения западных берегов Южной Америки. Вместе со званием контр-адмирала Дрейк получил пять кораблей с экипажем из ста шестидесяти отборных матросов. Королева поставила одно условие: чтобы оставались в тайне имена всех тех знатных джентльменов, которые, как и она, дали деньги на снаряжение экспедиции.

Дрейку удалось скрыть истинные цели экспедиции от испанских шпионов, распространив слух, что он направляется в Александрию. В результате этой дезинформации испанский посол в Лондоне дон Бернандино Мендоса не принял мер для преграждения пути пирату в Западное полушарие.

13 декабря 1577 года флотилия - флагманский корабль "Пеликан" (Pelican) водоизмещением 100 тонн, "Елизавета" (80 тонн), "Морское золото" (30 тонн), "Лебедь" (50 тонн) и галера "Христофор" - покинула Плимут.

Во времена королевы Елизаветы I официальных правил обмера судов не существовало, и поэтому размеры корабля Дрейка в разных источниках не совпадают. Путем сопоставления сведений Р. Хоккель приводит следующие данные: длина между штевнями - 20,2 метров, наибольшая ширина - 5,6 метров, глубина трюма - 3,03 метров, высота борта: на миделе - 4,8 метров, в кормовой части - 9,22 метров, в носовой части - 6,47 метров; осадка - 2,2 метров, высота грот-мачты 19,95 метров. Вооружение - 18 пушек, из них по семь пушек на каждом борту и по две на баке и корме. По форме корпуса "Пеликан" представлял переходной тип от каракки к галеону и был хорошо приспособлен для длительного морского плавания[9] .

Каюта Дрейка была отделана и обставлена с большой роскошью. Посуда, которой он пользовался, была из чистого серебра. Во время еды его слух услаждали своей игрой музыканты, а за креслом Дрейка стоял паж. Королева послала ему в подарок благовония, сладости, вышитую морскую шапку и зеленый шелковый шарф с вышитыми золотом словами: "Пусть всегда хранит и направляет тебя Бог"[10] .


Штурм Дрейком Картахены (старинная гравюра)

Во второй половине января корабли достигли Могадара, портового города в Марокко. Взяв заложников, пираты обменяли их на караван всевозможных товаров. Затем последовал бросок через Атлантический океан. Разграбив по пути испанские гавани в устье Ла-Платы, флотилия 3 июня 1578 года стала на якорь в бухте Сан-Хулиан, в которой Магеллан расправился с бунтовщиками. Ракой-то рок довлел над этой гаванью, ибо и Дрейку также пришлось подавить вспыхнувший мятеж в результате чего был казнен капитан Даути. Кстати тогда же "Пеликан" был переименован в "Золотую Лань" (Golden Hind).


Реконструкция предполагаемого внешнего вида "Золотой Лани".

2 августа, бросив два пришедших в полную негодность судна, флотилия ("Золотая Лань", "Елизавета" и "Морское Золото") вступила в Магелланов пролив и прошла его за 20 дней. После выхода из пролива корабли попали в жестокий шторм, разметавший их в разные стороны. "Морское Золото" погиб, "Елизавета" был отброшен обратно к Магелланову проливу и, пройдя его, он вернулся в Англию, а "Золотую Лань", на котором был Дрейк, занесло далеко на юг. При этом Дрейк сделал невольное открытие, что Огненная Земля не выступ Южного материка, как считалось в то время, а архипелаг, за которым простирается открытое море. В честь первооткрывателя пролив между Огненной Землей и Антарктидой был назван именем Дрейка.

Как только утих шторм, Дрейк взял курс на север и 5 декабря ворвался в гавань Вальпараисо. Захватив стоявший в гавани корабль, груженный винами и слитками золота на сумму 37 тысяч дукатов, пираты высадились на берег и разграбили город, забрав груз золотого песка стоимостью в 25 тысяч песо.

Кроме того, на корабле они нашли секретные испанские карты, и теперь Дрейк продвигался вперед не вслепую. Надо сказать, что до пиратского набега Дрейка испанцы чувствовали себя на западном побережье Америки в полнейшей безопасности - ведь ни один английский корабль не проходил Магеллановым проливом, и поэтому испанские корабли в этом районе не имели охраны, да и города не были подготовлены к отпору пиратам. Идя вдоль берегов Америки, Дрейк захватил и разграбил многие испанские города и поселения, в том числе Кальяо, Санто, Трухильо, Манту. В панамских водах он настиг корабль "Карафуэго", на котором был взят груз баснословной ценности - золото и серебро в слитках и монеты на сумму 363 тысячи песо (около 1600 кг золота). В мексиканской гавани Акапулько Дрейк захватил галеон с грузом пряностей и китайского шелка.

Затем Дрейк, обманув все надежды своих врагов, не повернул обратно на юг, а пересек Тихий океан и вышел к Марианским островам. Отремонтировав корабль в районе Целебеса, он взял курс на мыс Доброй Надежды и 26 сентября 1580 года бросил якорь в Плимуте, совершив второе после Магеллана кругосветное плавание.


Посвящение Френсиса Дрейка в рыцари

Это было самое доходное из всех путешествий, которые когда-либо совершались, - оно дало доход 4700% прибыли, около 500 тысяч фунтов стерлингов! Чтобы представить себе грандиозность этой суммы, достаточно привести для сравнения две цифры: боевые действия по разгрому испанской "Непобедимой армады" в 1588 году обошлись Англии "всего" в 160 тысяч фунтов, а годовой доход английской казны в то время составлял 300 тысяч фунтов. Королева Елизавета посетила корабль Дрейка и прямо на палубе произвела его в рыцари, что было большой наградой - в Англии насчитывалось всего 300 человек, имевших это звание!

Испанский король Филипп II потребовал наказания пирата Дрейка, возмещения ущерба и извинений. Королевский совет Елизаветы ограничился туманным ответом, что испанский король не имеет морального права "воспрепятствовать посещению Индий англичанами, а посему последние могут совершать туда путешествия, подвергаясь риску, что их там схватят, но уж если они возвращаются без ущерба для себя, Его Величество не может просить Ее Величество их наказывать..."

В 1585 году Дрейк женился вторично. На этот раз это была девушка довольно богатого и знатного рода - Элизабет Сиденхэм. Чета переехала в недавно купленное Дрейком поместье Бакланд Абби (Buckland Abbey). Сегодня там находится большой монумент в честь Дрейка. Но, как и в первом браке, детей у Дрейка не было.

В 1585-1586 годах сэр Френсис Дрейк снова командовал вооруженным английским флотом, направленным против испанских колоний Вест-Индии, и так же, как и в прошлый раз, возвратился с богатой добычей. Впервые Дрейк командовал таким большим соединением: у него в подчинении был 21 корабль с 2300 солдатами и матросами.


Сэр Френсис Дрейк

Именно благодаря энергичным действиям Дрейка был на год отсрочен выход в море "Непобедимой армады", что позволило Англии лучше подготовиться к военным действиям. Неплохо для одного человека! А дело было так: 19 апреля 1587 года Дрейк, командуя эскадрой из 13 небольших кораблей, вошел в гавань Кадиса, где готовились к отплытию корабли "Армады". Из 60 кораблей, стоявших на рейде, он уничтожил 30, а часть оставшихся захватил и увел с собой, в том числе и громадный галеон водоизмещением 1200 тонн.

В 1588 году сэр Френсис приложил свою тяжелую руку к полному разгрому "Непобедимой армады". К сожалению, это было зенитом его славы. Экспедиция к Лиссабону в 1589 году закончилась неудачей и стоила ему расположения и милости королевы. Взять город он не смог, а из 16 тысяч человек в живых осталось только 6 тысяч. Кроме того, королевская казна понесла убытки, а к таким вопросам королева относилась очень плохо. Похоже, что счастье покинуло Дрейка, и следующая экспедиция к берегам Америки за новыми сокровищами уже стоила ему жизни[11] .

Все в этом последнем плавании складывалось неудачно: в местах высадки оказывалось, что испанцы были предупреждены и готовы к отпору, сокровищ не было, а англичане несли постоянные потери в людях не только в боях, но и от болезней. Адмирал также заболел тропической лихорадкой. Почувствовав приближение смерти, Дрейк поднялся с постели, с большим трудом оделся, попросил своего слугу помочь ему облачиться в доспехи, чтобы умереть как воину. На рассвете 28 января 1596 года его не стало. Через несколько часов эскадра подошла к Номбре-де-Диосу. Новый командующий Томас Баскервиль приказал поместить тело сэра Френсиса Дрейка в свинцовый гроб и с воинскими почестями опустить в море.

Поскольку у сэра Френсиса Дрейка не оказалось детей, чтобы наследовать его титул, он был передан племяннику, которого тоже звали Френсис. Тогда это казалось курьезом судьбы, но впоследствии стало причиной многих казусов и недоразумений.

Заключение

Таким образом, рассмотрев в работе историю пиратства в ХVI в., мы приходим к выводу о том, что это был особый своеобразный мир, полный тревог, невзгод, надежд и ожиданий.

Пираты принимали активное участие во внешнеполитической жизни Европы того времени. Этому подтверждением является участие алжирских пиратов в битве при Лепанто, когда европейцы смогли разгромить флот турецкого султана, и разгром английским флотом (при поддержке английских пиратов под командованием Френсиса Дрейка) испанского флота «Непобедимой армады». В результате этой победы Испания потеряла былое могущество на море и приоритет на море перешел к Англии, которую стали называть «владычецей морей».

Пираты имели свои корпоративные правила, которым должны были подчиняться все без исключения.

Образ пиратов долгое время был овеян ореолом романтизма. Некоторые исследователи отмечают, что среди пиратов встречались даже женщины (Мэри Рид и Анна Бони). К сожалению, в рамках этой работы мы не смогли осветить этот вопрос.

Цель, которая была поставлена при написании данной работы, на мой взгляд, выполнена. Эта тема еще ждет своего исследования, в котором есть возможность раскрыть еще не изученные страницы.

Литература

1. Бурмистрова Л., Мороз В. Пираты, флибустьеры. Энциклопедия. – М.: ООО «РОСМЭН-ИЗДАТ», 2001.

2. История средних веков /Под ред. Н. Колесницкого. – М.: Просвещение, 1995.

3. Медведев И. Фаворит ее величества. В сб. Дорогами тысячелетий. – М.: Мол. гвардия, 1988. С. 117-154.

4. Новое время. ХVI –XVIII вв. Энциклопедия. – М.: Олма-Пресс, 2003. С.443-445.


[1] Бурмистрова Л,. Мороз В. Пираты, флибустьеры. Энциклопедия. – М.: ООО «РОСМЭН-ИЗДАТ», 2001.

[2] Медведев И. Фаворит ее величества. В сб. Дорогами тысячелетий. – М.: Мол. Гвардия, 1988. С. 117-154.

[3] Новое время. ХVI –XVIII вв. Энциклопедия. – М.: Олма-Пресс, 2003. С.443-445.

[4] Бурмистрова Л. Мороз В. Пираты, флибустьеры. Энциклопедия. – М.: ООО «РОСМЭН-ИЗДАТ», 2001. С. 6.

[5] Бурмистрова Л. Мороз В. Пираты, флибустьеры. Энциклопедия. – М.: ООО «РОСМЭН-ИЗДАТ», 2001. С.164.

[6] Бурмистрова Л. Мороз В. Пираты, флибустьеры. Энциклопедия. – М.: ООО «РОСМЭН-ИЗДАТ», 2001. С. 165.

[7] Новое время. ХVI –XVIII вв. Энциклопедия. – М.: Олма-Пресс, 2003. С.443.

[8] Новое время. ХVI –XVIII вв. Энциклопедия. – М.: Олма-Пресс, 2003. С.444.

[9] Медведев И. Фаворит ее величества. //Дорогами тысячелетий. – М.: Мол. Гвардия, 1988. С. С.120.

[10] Там же. С. 123.

[11] Новое время. ХVI –XVIII вв. Энциклопедия. – М.: Олма-Пресс, 2003. С.445.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!