0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Октябрьская революция 3


Условие задачи:

Россия в феврале 1917 года обрела исторический шанс, возможность вырваться к свободе и демократии, но не сумела воспользоваться им из-за неспособности новой власти. Партия большевиков в этой ситуации сумела увлечь народные массы своими идеями и победить в революции.

По вопросу - была ли Октябрьская революция неизбежной - до сих пор не существует консенсуса среди исследователей. Одна точка зрения гласит: большевики, представлявшие низы общества, воспользовались критической ситуацией и сделали для страны социалистический выбор в ущерб демократическому развитию страны. Другая точка зрения состоит в том, что фундаментальные изменения в политической ситуации, сложившейся в России осенью 1917 года, назрели, поэтому падение Временного правительства и победа большевиков, как самой передовой политической партии на тот период в России, явилось закономерным итогом исторического процесса.

К осени 1917 года политическое и социально-экономическое обострение ситуации достигло своего пика. Промышленность, финансовый сектор, транспортная система и сельское хозяйство - все это было в развале. Также в стране усиливались национальные противоречия, росли цены на продовольствие, в то время как зарплаты только понижались, а положение на фронте стало просто катастрофическим. И при всем при этом недавно сформированное из буржуазии Временное правительство, не только не выполняло провозглашенные им принципы, но и не имело плана по выводу страны из кризиса.

Все это приводило только к усилению крайне левых сил в стране. Именно в этот момент партия большевиков начала планировать переворот. Именно большевиками были выдвинуты знаменитые лозунги: "Мир - народам!", "Земля - крестьянам!", "Фабрики - рабочим!", а позже "Вся власть Советам!". В том числе большевики обещали провести аграрную реформу и немедленно прекратить войну. Большевики быстро завоевали поддержку рабочих, солдат и крестьян, а к началу сентября 1917 и большинство в Советах Петрограда и Москвы. Стоит отметить, что некоторые большевики придерживались стратегии мирного прихода к власти, другие, напротив, придерживались стратегии силового захвата власти.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В 1905—1909 гг.так же повлияло на октябрьскую революцию

/Таким образом, сделаем вывод, что кризисы и социальные волнения в российском обществе показали промышленникам необходимость интеграции, что приводило к созданию крупных промышленных объединений, как это было в то время в капиталистических странах Западной Европы. Но российские монополии отличались от западноевропейских. Если последние создавались в результате усложнения и удорожания технологий производства после II НТР, то первые, наоборот, отличались использованием большого количества рабочих по причине отсутствия передовых технологий в производстве и дешевизны рабочей силы. Но для выхода на мировой рынок отечественной промышленности требовалось применение новейших технологий производства, т. к. только в этом случае российские товары могли получаться относительно дешёвыми, производиться с нужной скоростью и быть конкурентоспособными на мировом рынке. Поэтому основной задачей в промышленном секторе было внедрение передовых технологий в производство.

Крестьяне перед октябрьской революцией.

Очевидно что революция значительно сказалась на крестьянах. Как писал Троцкий “Цивилизация сделала крестьянство своим вьючным ослом.” Буржуазия в конце концов изменила лишь форму вьюка. Едва терпимое у порога национальной жизни, крестьянство остается, по существу, и за порогом науки. Историк интересуется им обычно так же мало, как театральный критик -- теми серыми фигурами, которые подметают подмостки, носят на спине небо и землю и моют уборную артистов. Участие крестьянства в революции прошлого до сих пор остается едва освещенным

Гражданская армия не раз подавляла в деревни восстание крестьян. Городские рабочие, становясь на сторону восстания, встречали буржуазных устремителей камнями и осколками черепицы.

Если Петроград и Москва играли руководящую роль в движении рабочих и солдат, то первое место в крестьянском движении надо отвести отсталому центру и среднему Поволжью. Вспыхнув в этой полосе уже в марте ,движение сразу окрашивал террором. Усилия правящих партий вводит вскоре в русло соглашательной политике.

Крестьяне в течении всего лето все ближе подходили к гражданской войне. По сообщению земельных собственников тагапроиского округа крестьяне самовольно

захватывают сенокос ,отбирают землю, препятствуют запашкам, назначают произвольные действия и захватывают земли и лесов в губернии участков.

Изо всех углов текут жалобы и вопреки: от потерпевших ,от местных власте,от благородных свидетелей. Телеграммы землевладельцев представляют собою самое блистательное опровержение грубых теорий классовой борьбы. Титулованные помещики, владельцы латифундий, духовные и светские крепостники заботятся исключительно об общем благе. Враг -- не крестьянин, а большевики, иногда анархисты. Собственные имения интересуют лендлордов единственно лишь с точки зрения преуспеяния отечества.

В усмирительных методах правительства наступает перелом. До июля применялось преимущественно заговаривание зубов. Если воинские отряды и посылались на места, то лишь в качестве прикрытия для правительственного оратора. После победы над петроградскими рабочими и солдатами кавалерийские команды, уже без уговаривателей, поступают непосредственно в распоряжение помещиков. В Казанской губернии, одной из наиболее беспокойных, удалось, по словам молодого историка Югова, только "путем арестов, ввода вооруженных команд в деревни, даже возрождения порки... заставить крестьян на время смириться". И в других местах репрессии не остаются без действия. Число пострадавших помещичьих имений в июле несколько снизилось: с 516 до 503. В августе правительству удалось достигнуть дальнейших успехов: число неблагополучных уездов с 325 упало до 288, на 11%; число захваченных движением имений уменьшилось даже на 33%.

Более дальновидные помещики не могут, однако, не видеть, что имений им не удержать. Они уже и не стремятся к этому: чем скорее развязаться с землею, тем лучше. Учредительное собрание представляется им прежде всего как большая расчетная палата, где государство возместит их не только за землю, но и за треволнения. Крестьяне-собственники примыкали к этой программе слева. Они не прочь были прикончить паразитическое дворянство, но опасались расшатать понятие земельной собственности. Государство достаточно богато, заявляли они на своих съездах, чтобы заплатить помещикам каких-нибудь 12 миллиардов рублей. В качестве "крестьян" они рассчитывали при этом воспользоваться на льготных условиях помещичьей землицей, оплаченной за счет народа.

Собственники понимали, что размер выкупных платежей есть политическая величина, которая будет определена соотношением сил к моменту расплаты. До конца августа оставалась надежда на то, что созванное по-корниловски Учредительное собрание проведет линию аграрной реформы между Родзянко и Милюковым. Крушение Корнилова означало, что имущие классы проиграли игру.

В течение сентября и октября помещики ждут развязки, как безнадежно больной ждет смерти. Осень есть время мужицкой политики. Убраны поля, развеяны иллюзии, утрачено терпение. Пора кончать! Движение выходит из берегов, захватывает все районы, стирает местные особенности, вовлекает все слои деревни, смывает все соображения закона и осторожности, становится наступательным, неистовым, свирепым, бешеным, вооружается железом и огнем, револьвером и гранатой, сокрушает и выжигает усадьбы, изгоняет помещиков, очищает землю, кое-где поливает ее кровью.

Гибнут дворянские гнезда, воспетые Пушкиным, Тургеневым и Толстым. Дымом исходит старая Россия. Либеральная пресса собирает стенания и вопли о разрушении английских садов, картин крепостной кисти, родовых библиотек, тамбовских партенонов, скаковых лошадей, старинных гравюр, племенных быков. Буржуазные историки пытаются возложить на большевиков ответственность за "вандализм" крестьянской расправы над дворянской "культурой". На самом деле русский мужик завершал дело, начатое за много столетий до появления на свет большевиков. Свою прогрессивную историческую задачу он выполнял теми единственными способами, которые были в его распоряжении, -- революционным варварством он искоренял варварство средневековья. К тому же ни сам он, ни деды его, ни прадеды никогда не видели ни милости, ни снисхождения.

Когда феодалы взяли верх над жакерией, на четыре с половиной века опередившей освобождение французских крестьян, благочестивый монах записал в своей хронике: "Они причинили столько зла стране, что не было нужды в приходе англичан для разрушения королевства; те никогда не могли бы сделать того, что сделали дворяне Франции". Только буржуазия -- в мае 1871 года -- превзошла по свирепости французских дворян. Русские крестьяне благодаря руководству рабочих, русские рабочие благодаря поддержке крестьян избежали этого двойного урока защитников культуры и человечности.

Взаимоотношения между основными классами России нашли свое воспроизведение в деревне. Как против монархии дрались рабочие и солдаты наперекор планам буржуазии, так против помещиков смелее всего поднималась беднота, не слушая предостережений кулака. Как соглашатели верили, что революция станет прочно на ноги лишь с момента, когда Милюков признает ее, так озирающемуся направо и налево середняку представлялось, что подпись кулака узаконяет захваты. Подобно тому, наконец, как враждебная революции буржуазия не задумалась присвоить себе власть, так кулаки, противодействовавшие разгрому, не отказались воспользоваться его плодами. Власть в руках буржуа, как и помещичье добро в руках кулака удержались недолго -- в обоих случаях в силу однородных причин.

Могущество аграрно-демократической, по существу буржуазной революции выразилось в том, что она преодолела на время классовые противоречия села: батрак громил помещика, помогая кулаку. XVII, XVIII и XIX века русской истории поднялись на плечах XX века и пригнули его к земле. Слабость запоздалой буржуазной революции выразилась в том, что крестьянская война не толкнула буржуазных революционеров вперед, а, наоборот, окончательно отбросила их в лагерь реакции: вчерашний каторжанин Церетели охранял помещичью землю от анархии! Отброшенная буржуазией крестьянская революция смыкалась с промышленным пролетариатом. Этим самым XX век не только высвобождался из-под навалившихся на него прошлых веков, но на плечах их поднимался на новую историческую высоту. Чтобы крестьянин мог очистить и разгородить землю, во главе государства должен был стать рабочий -- такова простейшая формула Октябрьской революции.

национальный вопрос.

Россия сложилась не как национальное государство, а как государство национальностей. Это отвечало ее запоздалому характеру. На основе экстенсивного сельского хозяйства и кустарного ремесла торговый капитал развивался не вглубь, не преобразуя производство, а вширь, увеличивая радиус своих операций. Торговец, помещик и чиновник продвигались от центра к периферии, вслед за расселявшимися крестьянами, которые в поисках свежей земли и свободы от поборов проникали на новые территории с еще более отсталыми племенами. Экспансия государства была в основе своей экспансией сельского хозяйства, которое, при всей своей первобытности, обнаруживало превосходство над кочевниками Юга и Востока

Жадная требовательность государства и скудость крестьянской базы под господствующими классами порождали самые ожесточенные формы эксплуатации. Национальный гнет в России был несравненно грубее, чем в соседних государствах не только по западную, но и по восточную границу. Многочисленность бесправных наций и острота бесправия сообщали национальной проблеме в царской России огромную взрывчатую силу.

Если в национально однородных государствах буржуазная революция развивала могучие центробежные тенденции, проходя под знаменем преодоления партикуляризма, как во Франции, или национальной раздробленности, как в Италии и Германии, то в национально разнородных государствах, как Турция, Россия, Австро-Венгрия, запоздалая буржуазная революция разнуздывала, наоборот, центростремительные силы. Несмотря на видимую противоположность этих процессов, выраженных в терминах механики, их историческая функция одинакова, поскольку в обоих случаях дело идет о том, чтобы использовать национальное единство как основной хозяйственный резервуар: Германию нужно было для этого объединить. Австро-Венгрию, наоборот, -- расчленить. Неизбежность развития центробежных национальных движений в России Ленин учел заблаговременно и в течение ряда лет упорно боролся, в частности против Розы Люксембург, за знаменитый параграф 9 старой партийной программы, формулировавший право наций на самоопределение, т.е. на полное государственное отделение. Этим большевистская партия вовсе не брала на себя проповедь сепаратизма. Она обязывалась лишь непримиримо сопротивляться всем и всяким видам национального гнета, в том числе и насильственному удержанию той или другой национальности в границах общего государства. Только таким путем русский пролетариат мог постепенно завоевать доверие угнетенных народностей.

Буржуалов революция не была случайной. Её подготовило царское самодержавие и остатки крепостничества, против которого была направлена революция, были обречены на слом ,никакие силы не могли спасти их от гибели. Вторая русская революция была следствием глубокого кризиса, охватившего все стороны жизни общества. Царизм не пал, а был свергнут могучей народной революцией. Невероятная застарелость самодержавия и остатков крепостничества придала натиску народных масс на царизм необычайную силу. Царизм не пал, а был свергнут могучей народной революцией. Буржуазия не была движущей силой революции, дворцовые заговорщики не стали ,да и не могли стать революционерами.

Могучий натиск второй русской революции легко раздавил сопротивление сторонников старого режима и сорвал сговор буржуазии с царизмом. Движущими силами второй революции были рабочие и одетые в солдатские шинели крестьяне.

Вторая русская революция не была солдатским бунтом(преодолевая сомнения и колебания в собственных рядах, солдаты присоединились к главной движущей силе революции- к пролетариату. из вооруженной силы царизма солдаты стали вооруженной силой революции. Рабочие и крестьяне составляли подавляющее большинство народа. Их классовая революция была вместе с тем революцией общенародной.

Всякая революция ,означая перерыв постепенности ,скачок, ускоряет темпы развития общества. Октябрьская революция сыграла в этом отношении особенно большую роль. если свержение французской монархии в конце 18в произошло спустя три с лишним года после взятия Бастилии, то в России всего лишь за неделю отделяла свержение царского самодержавия от начала выступления питерских рабочих. Только восемь месяцев отделяли социалистический этап революции от буржуазно-демакратического. Как писал Тропов” Легкость и быстрота падения монархии в России, торжество либеральных ценностей на короткое время объединили самые разные социальные и политические силы российского общества. Однако одного этого фактора консолидации оказалось недостаточно для преодоления сохранявшихся в стране проблем и противоречий, не говоря уже о том, что сама эта консолидация оказалась довольно-таки призрачной. В этой связи заслуживает внимания вопрос о судьбе общественных исполнительных комитетов и Советов в России в 1917 г. Общественные исполкомы стали продуктом возросшей активности широких слоев местного населения, стремившихся закрепить достигнутые к началу марта 1917 г. успехи, и воспрепятствовать силам контрреволюции.”

Русская революция ,как всякая народная революция, возникла и развертывалась с огромной стихийной силой, отражавшей ее массовость и глубину. Вместе с тем в ней были сильны и начала организованности.Большевик выступали за установление революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства,за образование Временного революционного правительства из недр Советов рабочих и солдатских депутато,чтобы с помощью такого правительства подготовить созыв Учредительного собрания и установление демократической республики и этим создать наиболее благоприятные условия для дальнейшей борьбы за социализм. Но новое правительство России оказалось в тисках. Отражая интересы капиталистов и помещиков ,оно стремилось укрепить буржуазный строй и продолжать империалистическую войну. Временное правительство вынужденно было идти на уступки ,давать обещания, чтобы удержаться у власти. Я считаю что именно это характеризовала слабость государства развилась борьба между представителями власти многие ученые называли- это время “периодом двоевластия”.Ученный Сенцов А.А что все составы временного правительства не горели желанием иметь орган, перед которым надо было отвечать и который мог бы выразить недоверие правительству. в первые часы революции сложились два органа, претендовавшие на титул представительных: частное совещание членов Государственной думы и созданный им Временный комитет Государственной думы(иначе: исполком Государственной думы).

Оба думских органа не имели официального правового статуса. но было бы ошибочным считать их мертворожденным органами. В непринужденной обстановке на них высказывались различные мнения различных групп буржуазии, выявлялись разные точки зрения ,разные нюансы проблем, определялось превалирующее мнение. Поэтому оба органа имели непосредственное отношение в выработке политического курса буржуазного правительства, получавшего правое оформление в постановлениях по вопросам войны, развития экономики, социальных отношений, по национальному вопросу и другим. Давление не правительство “слева” ;со компенсировало влияние”справа” .при отсутствии у правительства прогруммы,мнения кадетских органов в какой-то деятельность обоих думских органов почти прекратилась: буржуазия стала искать более действенные формы для укрепления своей власти.

Заключение

Подводя итоги, можно сделать вывод, что Октябрьская революция 1917

года не была следствием сиюминутного недовольства общества властью, но

обуславливалась глубокими социально-экономическими противоречиями.

Главный конфликт в российском обществе был между крупной промышленной

буржуазией, стремящейся к власти, и существующим государственном

устройством, в условиях которого она эту власть получить не могла.

Отсюда следовало то, что буржуазия не поддерживала правительство, а

была заинтересована в изменении общественно-политического устройства.

Дворянство же ослабело и не могло быть надёжной опорой правительству.

Поэтому в российском обществе начала ХХ века не было того класса,

который мог бы являться гарантом относительной стабильности, и создать

его не удалось. Между тем, бурное экономическое развитие, начавшееся в

1909 г. и бывшее наиболее перспективным вариантом для России для

выхода в передовые державы мира, могло продолжаться только в условиях

стабильности.

Но накопившиеся социальные противоречия создавали объективные

предпосылки для общественных потрясений, которые могли начаться при

известных обстоятельствах. Поэтому Первая мировая война, поставив

страну перед лицом голода и вызвавшая недовольство во всех слоях

общества, сделала реальной опасность начала революции. Но

правительство не предпринимало никаких действий для того, чтобы

разрядить обстановку. Не было создано министерство, ответственное

перед думой, не был решён вопрос о земле, т. е. не были выполнены

главные требования, предъявляемые обществом власти. И накопившееся

раздражение, недовольство проводимой политикой и поражениями на фронте

вылились в февральскую революцию 1917 года. На короткое время к власти

пришла буржуазия. Но общество было слишком революционизировано, в

стране царила анархия и новая власть не могла взять ситуацию под

контроль. Реально Временное правительство не пользовалось поддержкой

большей части общества, которая была представлена крестьянской

беднотой и пролетариатом и была заинтересована в переделе

собственности. Это создало возможность новой пролетарской революции,

приведшей к власти большевиков.

Приложение

РЕВОЛЮЦИЯ 1905 ГОДА.

Революция 1905 года – первая русская революция, направленная против самодержавия, ко­торая была такой крупной по размаху и которая оказала такие довольно серьёзные последст­вия. Революции – это признак глубоких социально-экономических противоречий в обществе, которые свидетельствует либо о несостоятельности политики, проводимой сверху, либо об от­сут­ствии «понимания» друг друга у власти и общества. Посмотрим, какие объективные при­чины были в основе революции 1905 года.

Как уже отмечалось выше, с конца XIX века в России начинается развитие капиталистиче­ских производительных сил. Однако, если в странах Западной Европы этому процессу сопут­ствовали разложение феодальной общественно-экономической формации и создание пред­ста­вительских органов управления, через которые власть получала буржуазия, то в России дело обстояло иначе. Хотя феодальная общественно-экономическая формация уже давно от­жила своё и не удовлетворяла как современным экономическим требованиям (малодоходное кре­стьянское производство), так и внутриполитическим (класс дворянства не мог служить надёж­ной опорой власти), но самодержавная монархия продолжала искусственно сдержи­вать про­цесс разложения пережитков феодальных отношений. Во-вторых, не было предста­вительских органов управления государством, поэтому буржуазия не могла получить власть. Отсюда про­тиворечие между развивающимся и набирающим силу классом буржуазии и са­модержавной монархией. Это не означало, что монархия должна быть уничтожена – можно было ограни­читься парламентарной монархией, где класс буржуазии участвовал бы в управ­лении, что было, например, в Англии.

Кроме того, на российской внутриполитической арене появился новый класс – промышленный пролетариат, который был более революционно активен, нежели крестьян­ство. В развитых капиталистических странах Западной Европы противовесом пролетариату служил класс буржуазии, который, обладая государственной властью, как подавлял вспыхи­вающие стачки и забастовки, так и в случае необходимости шёл на некоторые уступки. В Рос­сии у буржуазии не было государственной власти, поэтому она не могла так плодотворно и оперативно реагировать на вспыхивающие восстания среди рабочих. Правительство же, хотя и защищало в этом вопросе интересы буржуазии, но не могло в должной мере контролировать обстановку. Поэтому в российском обществе сильного противовеса классу пролетариата не было.

Другим не менее важным вопросом был аграрный. Крестьянская реформа 1861 года не пол­ностью уничтожила феодальные отношения в сельском хозяйстве. Россия вступала в ХХ сто­летие с ярко выраженными пережитками феодализма в аграрном секторе, что препятство­вало развитию капитализма в сельском хозяйстве. Основными препонами данному процессу были помещичье землевладение, обязанность крестьян выкупать ту землю, с которой они ос­вобож­дались, причём 1/5 часть суммы крестьянин обязан был сам заплатить помещику сразу, а 4/5 оплачивало государство. Потом крестьяне выплачивали государству эту часть суммы с про­центами. Это приводило к тому, что большая часть денежных средств не задерживалась у кре­стьян, а переходила государству, препятствуя тем самым расширению крестьянского хо­зяй­ства. Те же, кто не мог сразу заплатить даже 1/5 (а таких было очень много), становились вре­меннообязанными и работали на помещика, и тем или иным образом попадая в зависи­мость от него. Кроме того, существовавшая крестьянская община, бывшая пережитком ещё первобыт­нообщинных отношений, искусственно уравнивала крестьян, помо­гая бедным за счёт зажи­точных, что в какой-то мере препятствовало расслоению крестьянства на бога­тых и бедных и защищало от начала революционного движения в деревне. Но в то же время такая политика препятствовала выделению наиболее трудолюбивых крестьян из общей массы. Таким обра­зом, мы видим, что основными противоречиями в аграрном секторе были:

противоречие между крестьянством и помещичеством

противоречие между развивающимся новым капиталистическим укладом и старыми феодальным и первобытнообщинным укладами

нарастало противоречие между зажиточным крестьянством и беднотой

остро стоял вопрос о выкупных платежах, которые крестьяне выплачивали государству за землю

Россия к 1905 году оставалась аграрной страной, а аграрный вопрос всегда очень остро стоял в российском обществе. Поэтому скорейшее разрешение этого вопроса было необходимо.

Всё перечисленное выше было объективными предпосылками, создававшими опасность ре­волюции в российском обществе. Теперь рассмотрим обстоятельства, способствовавшие на­чалу радикальных действий.

Неудачное течение войны с Японией, постоянные поражения российских войск порождали недовольство в российском обществе и падение авторитета власти. Но особенно сильно удар­ило по авторитету самодержавной власти «Кровавое воскресенье». 3 января в ответ на уволь­нение нескольких рабочих на Путиловском заводе вспыхнула забас­товка. Священник Г. А. Гапон решил организовать мирное шествие к Зимнему дворцу для по­дачи царю петиции о ну­ждах рабочих. Утром 9 января празднично одетые рабочие двину­лись к Зимнему дворцу, но доступ преграждали цепи полиции и войск, которые открыли огонь по мирной демонстрации. Ночью после расстрела Гапон сказал рабочим: «Пули цар­ских солдат... убили нашу веру в царя...». Но Николай II ничего не знал о жертвах. Лишь ут­ром ему доло­жили, что, вследствие смертельной опасности, войска были вынуждены от­крыть огонь для защиты дворца. «Войска должны были стрелять, в разных местах города много убитых, ране­ных. Господи, как больно и тяжело!» – запишет он в своём дневнике.

Но между тем, революционное движение получило толчок. 10 января бастовал весь рабо­чий класс столицы. Весной произошла стачка в Иваново-вознесенские, продолжавшаяся 72 дня, а уже в начале лета революция перешла в военные части – 14 июля 1905 года было вос­стание на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический». И, наконец, «всеобщая октябрьская стачка»: на несколько месяцев (с 19 сентября по 19 октября) полностью остановившая про­изводство в стране – рабочие бастовали.

Тогда уже многие полагали, что дни монархии сочтены. Подавлять революцию было неко­му – армия была в Маньчжурки, а между тем ситуация всё усугубляется. Но тут Витте вы­ступает с предложением дать народу конституцию и провести реформы: «Россия переросла формы существующего государственного устройства... Пока ещё есть возможность – надо даровать конституцию, иначе народ вырвет её...»

Николай понимал – ситуация критическая: или конституция, или полный крах. И он согла­сился на конституцию. Но что значили для Николая эти уступки? Романовская династия са­мо­державно правила Россией в течение практически 300 лет. В это время к стране были при­сое­динены огромнейшие территории, Россия стала великой мировой державой, российские пол­ководцы совершали блестящие походы, прославившие русскую армию. А он? А он за один день собирался уничтожить самодержавие, т. е., как он считал, пустить по ветру всё то, что так долго создавалось его предками? Все эти либералы с их разговорами о правовом об­ществе, само правовое общество – это для него было так чуждо и непонятно! Он взошёл на престол самодержцем – значит и его наследник должен стать самодержцем – не из личных амбиций, а из чувства глубокой ответственности перед страной и династией.

Да, он пошёл на уступки, т. к. понимал, что ситуация настолько критическая, что в против­ном случае эта революционная волна сметёт и его, и династию, и весь существующий строй. Он создал Думу, но выборы не были всеобщими: в них не могли участвовать женщины, во­ен­нослужащие и молодежь до 25 лет. А по избирательному закону 1 голос помещика при­равни­вался к 3 голосам буржуазии, 15 голосам крестьян и 45 голосам рабочих. В противовес Думе ставился Государственный совет, который был верхней законодательной палатой. По­ловина членов Государственного совета назначалась царём, а половина избиралась из среды крупных помещиков, буржуазии, духовенства, профессоров и академиков. Совет тормозил законода­тельную деятельность Думы. Кроме того, все законопроекты Дума передает на под­пись импе­ратору, а сам он обладал огромнейшими для конституционного монарха полномо­чиями: руко­водил внешней политикой, армией и флотом, мог создавать в перерывах между сессиями Думы законы и распускать её по истечении 5-летнего срока её деятельности.

Манифест 17 октября не сразу пресёк революционную борьбу – стране ещё предстояло пе­режить декабрьское вооруженное восстание в Москве, но революция уже пошла на спад. На этот раз, идя на уступки монархии удалось выжить, но вопрос в другом: насколько револю­ция 1905 года помогла осознать правящей верхушке необходимость назревших преобразований и реформ?

В аграрном вопросе дела обстояли немного лучше. Были отменены выкупные платежи, сни­жена арендная плата за землю, и повысилась минимальная заработная плата сельскохозяйст­венным рабочим. Но основные вопросы так и остались нерешёнными. Боль­шая часть земель­ного фонда ещё находилась в руках феодалов, а крестьяне продолжали жить в крестьянской общине.

Не решив глубоких социально-экономических противоречий, правительство для стабилиза­ции обстановки идёт на уступки рабочим и крестьянам. Был сокращён рабочий день до 8 ча­сов, повышена минимальна заработная плата, дано право созда­вать профсоюзы, защищавшие интересы рабочего класса, разрешены стачки с выдви­жением экономических требований и т. п. Но это было решением лишь поверхностных проблем, которое не затронуло глубоких соци­ально-экономических противоречий.

Таким образом, можно сделать вывод, что революция не решила всех насущных проблем, а реформы, на которые пошло царское правительство были скорее проведены с целью успо­кое­ния общества и не воспринимались всерьёз. В российском обществе остались три основ­ных противоречия:

между крестьянством и помещиками

между развивающимся капитализмом и существующими феодальными пережитками

между промышленным пролетариатом и буржуазией

Причём, если первые два были в большей или меньшей мере характерны для феодального общества, то последнее – для капиталистического. И за неимением политической власти у буржуазии было самым опасным, т. к. пролетариат в то время был самым революционно на­строенным классом.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!