0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Мирные договоры со странами-саттелитами Германии после Второй мировой войны Парижская мирная кон»


Условие задачи:

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………… 3
1 ИСТОРИАГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ …………………………………. 5

2 БЫВШИЕ СОЮЗНИКИ ГЕРМАНИИ

В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ …………………………………………

9

2.1 Выход из войны бывших союзников Германии.

Первые итоги ………………………………………………...

9

2.2 Экономические и политические итоги войны

для бывших союзниц Германии …………………………….

13

3 РАССТАНОВКА СИЛ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

ВОЙНЫ СОЮЗНИКОВ ГЕРМАНИИ ……………………………….

17

4 БОРЬБА ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ ПО

МИРНОМУ УРИГУЛИРОВАНИЮ

С БЫВШИМИ СОЮЗНИКАМИ ГЕРМАНИИ

(МАЙ 1945-ФЕВРАЛЬ 1947 ГГ.) ……………………………………

27

4.1 Начало работы Постсдамской конференции ……………… 27

4.2 Создание атомной бомбы как фактор

в международных отношениях …………………………….

30

4.3 Территориальные вопросы. Проблема мирных

договоров со странами-союзницами Германии ……………….

32

4.4 Итоги Потсдамской конференции ………………………… 35
5 ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ………………………... 38
ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………. 50
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ………………………… 52

ВВЕДЕНИЕ

Международное положение СССР после войны, в которой он победил ценой больших потерь, было в высшей степени парадоксальным. Страна была разорена. В то же время ее лидеры имели законное право претендовать на видную роль в жизни мирового сообщества. Бесспорно, на Советский Союз тогда работал своеобразный "эффект Сталинграда" как в общественном сознании, так и среди элиты стран-союзников. Но все же соотношение сил было для СССР едва ли не худшим за все время его существования. Да, он извлекал выгоду из оккупации обширнейшей территории большей части Европы, и его армия занимала по численности первое место в мире. В то же время в области военной технологии и США, и Великобритания далеко обогнали СССР, промышленный потенциал которого в западных регионах к тому же понес огромные потери.

Таким образом, налицо было острое противоречие между видимой ситуацией и реальным раскладом сил. Советские руководители ясно осознавали это положение, что заставляло их испытывать сильное чувство уязвимости, но в то же время они считали, что СССР стал одной из великих держав. Тем самым включение Советского Союза в международную сферу характеризовалось большой нестабильностью. В этой ситуации возможны были два подхода: первый предполагал усилия по сохранению "большого альянса", созданного в годы войны, и получение передышки для реконструкции и развития экономики; второй делал эквивалент военного противовеса из приобретения "залогов безопасности" посредством расширения сферы советского влияния.

Вопросы внешней политики СССР непосредственно связаны не только с международными отношениями, но и с историей стран-бывших союзниц Германии. Этими странами являлись Венгрия, Италия, Румыния, Болгария, Япония, Финляндия. При непосредственном влиянии СССР решались вопросы европейских союзников Третьего Рейха. Кроме того, политическое и экономическое влияние Советского Союза подталкивали страны к выбору социалистического (по варианту СССР) пути развития.

К актуальности темы следует сказать, что на современном этапе, после развала Советского Союза возникают такие тенденции, когда в сторону СССР поступаю множественные обвинения в оккупации, ограблении стран и многое другое. Начинают разрушаться или запускаются многие памятники той эпохи, когда в Центральной Европе влияние СССР было неоспоримо. Некоторые страны предъявляют России как преемнице СССР претензии и иски по причине политики СССР. Поэтому важно дать справедливую оценку тому историческому периоду, когда зарождалась система, просуществовавшая до 1989 года.

Цель работы: исследование проблемы политико-дипломатической борьбы великих держав по мирному урегулированию с бывшими союзниками Германии.

Задачи, которые ставились при написании дипломной работы следующие: во-первых, исследовать литературу и источники по теме дипломной работы; во-вторых, выяснить проблему выхода из войны стран-саттелитов Германии, определить итоги войны; в-третьих, рассмотреть политическую обстановку после войны, роль бывших союзниц Германии в международных отношениях; в-четвертых, исследовать политическую борьбу великих держав в 1945-1947 гг.; в-пятых, рассмотреть работу и итоги Парижской мирной конференции.

Методы исследования:

- метод критического и сравнительного анализа источников, историко-статистический, сравнительно-исторический.


1 ИСТОРИАГРАФИЯ И ИСТОЧНИКИ

Проблема послевоенного устройства мира и места в нем бывших стран-союзниц Германии весьма дискуссионная и распространенная как в советской историографии, так и имеет широкое развитие на современном этапе.

Следует отметить, что по проблеме данной дипломной работы имеется широкая источниковая и литературная база.

Следует разделять историографию проблемы на периоды. Первым периодом следует считать советскую историографию. Этот период совпадает и с накоплением материала по проблеме. Особенностью этого периода является то, что подходы к исследованию вопросов послевоенного времени в рамках марксистско-ленинской методологии. Роль Советского Союза показывается как основная. Определяется, что СССР было главным вектором мировой политики при достижении мира на всей Земле. Однако, и Советский Союз имел имперские интересы как в послевоенное время, так и в последующие периоды. Поэтому к изданиям этого периода следует относится критически, во многом они тенденциозны.

Следующим периодом можно считать время после развала Советского Союза. Несмотря на то, что были пересмотрены многие основополагающие принципы марксистско-ленинской методологии, все же определенная тенденциозность сохранилась, хотя и в противоположном направлении. Так, «стало модным» ругать СССР, обвинять союз в имперских агрессорских намерениях.

Уже в настоящее время подход к проблеме международных отношений после войны становиться более критичным. Рассматриваются все точки зрения на вопросы послевоенной политики.

Среди изданий, касающихся послевоенного устройства мирового порядка можно выделить работу «Внешняя политика СССР и проблема послевоенного урегулирования в Европе» [35] в этой работе приведены многие аспекты внешней политики СССР на завершающем этапе войны и в первые послевоенные годы. Следует отметить, что данное издание полностью соответствует советскому историографическому периоду с марксистско-ленинской методологией.

В похожем ключе написана и коллективная монография А.А. Галкина, Д.Е. Мельникова «СССР, западные державы и германский вопрос 1945-1965 гг.» [37]. Важность этой работы, несмотря на односторонность рассмотрения проблем является то, что она раскрывает достаточно объемно политические стремления стран американо-британского блока по отношению к Германии. Недостаток данной работы в том, что она мало раскрывает вопросы судеб союзниц Германии.

Отдельно следует рассматривать литературу, историю каждой из исследованых стран. Существуют методические пособия отдельно по, почти каждой стране, история которой касается темы данного исследования.

Можно выделить книгу Ц.И. Кина «Итальянский ребус» [41], в которой раскрываются проблемы политического развития Италии в послевоенное время. Рассматриваются вопросы политического соперничества в стране, проблема определения политического и государственного устройства Италии. В дополнении к этому вопросу, можно использовать книгу К.Г. Холодковского «Италия: массы и политика. Эволюция массового социально-политического сознания трудящихся в 1945-1985 гг.» [55]. следует отметить, что эти работы написаны в рамках марксистско-ленинской методологии, но и достаточно информативны.

В отношении исследования проблемы послевоенного развития Финляндии можно использовать такие работы, как коллективная работа финских исследователей «Политическая история Финляндии 1809-1995» [56]. В этой работе рассматриваются вопросы по исследованию истории Финляндии во Второй Мировой войне. Дается оценка «преступной деятельности» финского правительства в мировой войне. Рассматриваются как обоснованные исторически процессы, приведшие к выходу Финляндии из состояния войны с Советским Союзом.

Исследователи А. П. Барбасов, В.А. Золотарев в своей монографии «О прошлом во имя грядущего: Традиции российско-болгарского боевого содружества» [31] исследуют историю военной взаимопомощи Болгарии и России, важное место у авторов принадлежит вопросам заключительного этапа Второй Мировой войны, когда Болгария встала на сторону СССР и вступила в войну с Германией.

При исследовании темы политического развития Болгарии в послевоенный период важно использовать работы такой исследовательницы истории Болгарии как Т.В. Волокитина. В своем исследовании «Программа революции. У истоков народной демократии в Болгарии. 1944-1946 гг.» [36] автор затрагивает вопросы о политическом выборе болгар в первые послевоенные годы. Исследует переход Болгарии к социалистическому пути развития. Интерес составляет тот факт, что в книге рассматриваются вопросы с большей долей критики. Книгу можно отнести к постсоветскому историографическому периоду, несмотря на то, что издана она была в последний год существования Советского Союза и методологии, преобладающей в этот период.

В советский период и на постсовецком пространстве было издано множество различного рода учебников и методических изданий по истории Второй Мировой войны и Великой Отечественной войны, которая является составной частью мировой войны. В этих изданиях есть и исследования по проблеме окончания войны. Среди таких изданий следует назвать учебное пособие «Внешняя политика СССР и проблема послевоенного уригулирования в Европе» [35], «Итоги Второй мировой войны», «Международные отношения после Второй мировой войны» [40] и другие издания. Эти книги интересны тем, что помогают систематизировать полученный материал, конкретизировать большой объем информации, имеющейся в распоряжении исследователя. Однако превалирующее большинство изданий советского историографического периода и содержат только критику политическим действиям американо-британского блока.

При написании дипломной работы были использованы различного рода источники, среди которых можно выделять мемуаристику. Так очень важны свидетельства современников и участников описываемых в дипломе событий. Среди таких источников следует назвать воспоминания Н.В. Новикова. В своей книге «Воспоминания дипломата: (Записки о 1938 – 1947 годах)» [13] автор раскрывает кулуарные интриги советской дипломатической миссии. Воспоминания затрагивают не только 1945-1947 год, но и более ранний период, в частности заключительный этап войны и выход стран-союзниц из войны.

Автор воспоминаний являлся членом советской делегации на Парижской мирной конференции и принимал активное участие в работе комиссий по мирным договорам. Поэтому очень важно использовать в исследованиях это издание.

Еще одной книгой, которую обязательно следует использовать при раскрытии темы дипломного проекта, это воспоминания главы белорусской делегации на Парижской мирной конференции К.В. Киселева. В своей работе автор подробнейшим образом описал Парижскую конференцию, в книге «Записки советского дипломата» [10] К.В. Киселев разместил свои рассуждение по основным политическим вопросам того послевоенного времени. Интерес книга вызывает еще в том, что сам автор активно участвовал в конференции. Он был не только главой белорусской делегации, но возглавлял комиссию но мирному договору с Болгарией, что делает его работу еще информативней. На ряду с описанием политических дебатов, К.В. Киселев описывает и сам Париж, восхищаясь его красотами. В таком же направлении можно назвать и воспоминания Н. Жуковского «Полномочный представитель» [6].

Еще один источник, который был использован при написании данной исследовательской работы и относится так же к мемуаристике – воспоминания маршала СССР Г. К. Жукова [5]. Знаменитый военачальник мировой войны описывал в своих воспоминаниях в основном боевые действия, однако у его есть и свидетельства иного рода, в том числе и о политических перипетиях послевоенного времени и о Потсдамской конференции.

Отдельно можно рассматривать воспоминания Маннергейма [14], который возглавлял финскую армию во время мировой войны. В послевоенной время он так же имел значительный политический вес. Поэтому в воспоминаниях содержится сведения по политическому устройству Финляндии в заключительный период Второй мировой войны и ее выходе из союзнических отношений с Германией.

В исследовании проблемы Парижской мирной конференции важно было использовать материалы самой конференции. Так, при написании пятой главы широко использовались различные речи, доклады, прочитанные на конференциями представителями белорусской, украинской и Советского Союза делегации. Все доклады содержатся в сборнике «Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г.» [20;22-29] Выступления были по практически всем темам, рассматриваемым на Парижской мирной конференции. Среди выступающих большую активность проявляли главы советских делегаций.

Таким образом, можно говорить о том, что историография проблемы достаточно обширная. Можно разделять условно два историографических периода советский с присущей ему марксистско-ленинской методологией и постсоветский.

Проблема, которая исследуется в дипломной работе, привлекала исследователей, что нашло отражение в большом количестве литературы. В целом можно говорить, что историография проблемы состоялась.


2 БЫВШИЕ СОЮЗНИКИ ГЕРМАНИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

2.1 Выход из войны бывших союзников Германии. Первые итоги.

Главным итогом войны для бывших союзников Германии как и для самой зачинщицы войны было поражение. Из этого вытекают и основные последствия и итоги.

Прежде всего, следует определить те страны, которые будут исследоваться, исходя из целей и задач данного дипломного проекта. Это страны-союзники Германии во Второй Мировой войне – Италия, Болгария, Венгрия, Румыния, Финляндия. Союзницей Германии можно считать и Японию, которая, правда, в войне ставила свои задачи. Политические судьбы этих европейских стран очень похожи, однако имеют и ряд особенностей в вопросах причин вступления в войну на стороне Германии и ряд особенностей в проблеме выхода из войны.

После капитуляции итало-германских войск в Тунисе союзники начали подготовку к высадке на Сицилии. Она началась 10 июля 1943 года с выброски воздушного десанта на побережье залива Джела. Десантники понесли большие потери, однако появление большого числа неприятельских парашютистов в тылу вызвало панику в рядах итальянских войск. Итальянцы оказали лишь слабое сопротивление морским десантам, хотя располагали 4 пехотными дивизиями и 6 дивизиями береговой обороны. 4 немецкие дивизии, напротив оказали упорное сопротивление и только 17 августа переправились через Мессинский пролив в Италию, сохранив почти всю материальную часть.

В связи со вторжением союзников на Сицилию Муссолини был 25 июля арестован по приказу короля. Новое правительство маршала Бадольо начало тайные переговоры о сепаратном мире. Об этом удалось узнать немцам. На момент объявления 8 сентября о выходе Италии из войны на Апеннинском полуострове располагалось 15 немецких дивизий [57, с. 473].

Довольно долго союзным войскам не удавалось захватить центральную Италию, что определило бы успех операции. Только 4 июня 1944 года германские войска вынуждены были оставить Рим.

Венгрия являлась одной из последовательных стран-союзниц Германии. Венгрия вела боевые действия на самом суровом фронте – Восточном, например при Сталинградской операции венгерские части прикрывали фланги ударной группы вермахта.

После Буда-Пештской операции стало очевидно, что остановить продвижение советских войск невозможно. Так, вставал вопрос о дальнейшем политическом развитии. Нужно было аргументировать вступление в войну. Самый лучший способ – обвинить правительство Бордоши. Следует привести выдержки из объявления войны Германии: «…Венгерский народ с самого начала осудил ту преступную войну, которую незаконно, без одобрения начало правительство Бордоши против Советского Союза… немцы лишили Венгрию независимости, втоптали в грязь венгерский национальный суверенитет … и принуждают их (венгров) проливать кровь за дело немцев.

… Временное правительство разрывает все контакты с фашисткой Германией и объявляет ей войну. Временное правительство заявляет, что будет продолжать войну на стороне Советского Союза и его союзников до тех пор, пока Союзные державы не достигнут полной победы над Германией» [9, с. 519].

Таким образом, Венгрия стала союзницей СССР. Однако, следует отметить, что участие Венгрии в войне было очевидным, карательные отряды мадьяров свирепствовали на захваченных землях Советского Союза. Серьезных выступлений против существовавшего режима, партизанского движения, сравнимого с советским или югославским не было. Так, не видится искренность в том, весь венгерский народ с самого начала осуждал войну.

В 1942 г. все финляндское военное руководство во главе с Маннергеймом активизировало курс на выведение отдельных финляндских частей из подчинения германского командования на севере Финляндии. На занятых территориях на Карельском перешейке, прежде всего севернее Ладоги, включая Маселькский перешеек, началось строительство укреплений [14, с. 417].

03.02.1943 на закрытом заседании парламента Маннергейм посоветовал принять меры к скорейшему выходу Финляндии из войны, в мае правительство отказалось подписать финско-германский пакт о совместных действиях. В начале 1944 начался зондаж о возможности заключения перемирия с СССР [58].

2 сент. 1944 Финляндия разорвала отношения с Германией потребовав вывода частей вермахта из Лапландии, 5 сент. на советско-финском фронте прекращен огонь, а 19.9.1944 в Москве подписано соглашение о перемирии. В соответствии с условиями договора Маннергейм начал в Северной Финляндии военные действия против развернутых там частей германской 20-й горной армии. 31.12.1944 передал пост главнокомандующего силами обороны Финляндии ген. А. Хейнрихсу. 3.5.1945 Финляндия официально вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции.

На севере, в Лапландии, финским войскам пришлось вести военные действия против отступавшей в Норвегию 20-й горной армии вермахта. Последний приказ в качестве главнокомандующего маршал Маннергейм издал 31 декабря 1944 года. Полномочия главнокомандующего были переданы генералу Хейнриксу, которого Маннергейм, как ни курьезно это звучит, наградил Крестом Маннергейма первой степени [14, с. 432].

4 марта 1946 года Маннергейм вышел в отставку с поста президента страны.

Следует отметить, что Румыния находилась в состоянии войны не только с СССР, но и с Великобританией и США, хотя фактически воевала, как сегодня говорят в Бухаресте, только против советской России. Тогда понимали это и в Лондоне, и в Вашингтоне. Поэтому Британское правительство, предвидя скорый разгром немецко-румынской группировки войск на территории Румынии, в ноте правительству России соглашалось с тем, что «Советское правительство будет играть главную роль в определении того, какими должны быть условия перемирия с румынами» [47, с. 232].

И 24 августа 1944 года именно с Советским Союзом румынам пришлось заключать договор. Следует привести некоторые выдержки из этого договора: «Ровно в 4 часа 24 августа 1944 года полностью прекратила военные действия против СССР на всех театрах войны …порвала отношения с Германией и ее саттелитами, вступила в войну и будет вести войну на стороне Союзных держав против Германии и Венгрии в целях восстановления своей независимости и суверенитета…» 128, с. 513-514]

То есть Лондон и Вашингтон предоставляли Советскому Союзу право на свое усмотрение решать проблему румынской государственности. Россия имела возможность не только освободить от румын свои исконные территории, но и включить капитулировавшую перед советскими войсками Румынию в состав СССР. Но не сделала этого из уважения и солидарности с румынским народом, доказав тем самым, что Россия вела освободительную войну и не преследовала захватнических целей. Руководствуясь самыми гуманитарными побуждениями, 12 апреля 1944 года Советское правительство предложило румынским правящим кругам, в том числе и главе правительства маршалу Иону Антонеску, которого сегодня в Бухаресте почитают как национального героя, выработанные Москвой и согласованные с правительствами США и Великобритании условия мирной капитуляции. Но правительство Румынии отвергло предлагаемые условия и продолжало оставаться верными германскому фашизму и его лидеру Адольфу Гитлеру, обрекая тем самым на жертвы не столько советские войска, сколько собственный народ и румынскую армию. Германский посланник в Румынии М. фон Киллингер очень метко тогда отозвался о верности руководства Румынии гитлеровской Германии. «В Румынии все спокойно. Король Михай – наилучший гарант прочности союза Румынии с Германией», - так телеграфировал он Риббентропу в Берлин незадолго до разгрома румынской армии [43, с. 334].

Только в Ясско-Кишиневской операции Румыны тогда потеряли 22 пехотные дивизии (335 тысяч румынских солдат и офицеров). 23 августа 1944 года эти дивизии были советскими войсками окружены и спустя несколько дней уничтожены. Но и после того, как это случилось, Антонеску, явившись к королю Михаю, категорически отказался прекращать военные действия против советской России. И только тогда по приказу короля Михая, испугавшегося за свою судьбу и принявшего решение перейти в войне с Германией на сторону СССР, маршал Антонеску был арестован, осужден «народным трибуналом» Румынии и в последствии был расстрелян в тюрьме Жилава [43, с. 358].

12 сентября 1944 года в Москве состоялось подписание так называемого «перемирия» с Румынией, по которому официальный Бухарест признал факт полного поражения в войне против СССР, США и Великобритании. Настояв на подписании такого документа, как «перемирие», Советская Россия тем самым сохранила Румынию в качестве суверенного государства.

28 августа 1943 г. Борис III, вернувшись из ставки Гитлера, умер при загадочных обстоятельствах. Официальным объяснением его кончины стал сердечный приступ, но не исключено, что царь был убит как неугодный Германии правитель.

Новым монархом стал его шестилетний сын Симеон (с 1945 г. — глава правительства Болгарии.) Был сформирован Регентский совет в составе профессора Богдана Филова, генерала Николы Михова и брата покойного монарха — принца Кирилла.

Красная армия уже подходила к границам Болгарии, и регенты попытались объявить о нейтралитете Болгарии. Были отменены антисемитские законы, немецким частям было приказано покинуть Болгарию. По всей стране стали закрываться немецкие заводы. Но ТАСС заявил, что «советские руководящие круги считают объявление болгарским правительством нейтралитета страны совершенно недостаточным».

9 сентября 1944 г. советские войска вошли на уже оставленную немцами территорию. Обе страны объявили друг другу войну, но ни одного выстрела так и не прозвучало: Красную армию встречали цветами и красными флагами.

Воспользовавшись ситуацией, члены Отечественного фронта подняли восстание и привели в власти новый Регентский совет, расстреляв прежних регентов. Кабинет министров возглавил лидер партии Звено Кимон Георгиев, хотя реальным главой государства был Георгий Димитров.

Вскоре Болгария объявила Германии войну. Ее войска сыграли немалую роль в освобождении Балканского полуострова.

27 октября 1946 г. Великое народное собрание упразднило монархию. «Временным правителем» стал коммунист Васил Коларов, премьер-министром — Георгий Димитров. 4 сентября 1947 г. в силу вступила конституция Народной Республики Болгарии. Вскоре Димитров стал во главе Болгарского государства. Начался новый, социалистический этап его истории.

После сброшенных атомных бомб на японские города Херосима и Нагасаки, и вступления в войну Советского Союза, руководство страны приняло решение о выходе из войны и капитуляции страны. Решение было объявлено японскому народу 15 августа 1945 года.

На следующий день, 16 августа, всем сухопутным войскам и военно-морскому флоту Японии был передан приказ прекратить военные действия. Вскоре японские войска, начали складывать оружие перед англо-американскими союзниками. Однако, складывания оружия происходило в отношении противостоянии странам Запада, но не СССР. Вот, что пишет современник событий, дипломат Новиков Н.В.: «…но, странное дело, командование Квантунской армии не получило из Токио приказа о капитцляции, и японские войска продолжали вести военные действия. Только 19 августа, после разгрома основных японских соединений, командование Квантунской армии согласилось, наконец, капитулировать» [ 13, с.296].

28 августа 1945 года американские войска при содействии японских властей приступили к высадке на территории Японии. 2 сентября 1945 года на борту американского линкора «Миссури» в присутствии представителей союзных держав министр иностранных дел Сигэмицу и начальник японского генерального штаба генерал Умэдзу подписали акт о бузоговорочной капитуляции [54, с. 267-268].

2.2. Экономические и политические итоги войны для бывших союзниц Германии.

Прежде всего, следует отметить, что поверженные страны почти всегда, на протяжении истории человечества вынуждают решать экономические вопросы победителей. Так, разрушения, военные расходы, в ходе войны обычно списываются на проигравшую сторону. Вторая мировая война не явилась исключением из этого правила.

С другой стороны проигравшая сторона бесспорно теряет и свои политические позиции. Поверженная страна не может после войны влиять на политические события. Как правило, политические стремления стран с такой судьбой ограничиваются послаблениями в вопросах контрибуций, репараций.

Аренами боевых действий во Второй Мировой войне была территория почти всей Европы, Северной Африки, Океании, Азии. И все эти земли, особенно Европа пострадали от войны. Разрушения жилых домов, целых городов, нарушение экономических структур и многое другое.

Так, Италия, которая сама была одной из разжигателей войны, имела следующие потери: по разным данным, погибли от 150 тыс. до 400 тыс. военнослужащих, пропали без вести 131 тыс.; безвозвратные потери гражданского населения – от 60 тыс. до 152 тыс. человек. Материальные затраты на ведение боевых действий и на восстановление разрушенного – $94 млрд.

Основными итогами войны для Италии является то, что в результате войны в Италии пала монархия, экономика была в значительной степени развалена, а вооруженные силы фактически прекратили свое существование. Острова Додеканес были переданы Греции, полуостров Истрия к востоку от Триеста – Югославии, а четыре небольших участка у северо-западной границы – Франции. Триест был провозглашен свободной территорией под эгидой ООН, но в 1954 он был возвращен Италии.

Следует определить и итоги войны для Вергрии: по разным данным, погибло от 120 тыс. до 200 тыс. военнослужащих; безвозвратные потери гражданского населения – около 450 тыс. человек.

Итоги : около 24% промышленности Венгрии было разрушено. После войны страна выплатила $200 млн репараций СССР, по $50 млн – Чехословакии и Югославии. Венгрия потеряла все территории, приобретенные во время войны, и попала в сферу влияния СССР.

По итогам войны Финляндия потеряла 12 % своей территории, погибло ок. 89 тыс. военнослужащих и 2700 мирных жителей. 31.12.1944 передал пост главнокомандующего силами обороны Финляндии ген. А. Хейнрихсу. 3.5.1945 Финляндия официально вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции.

Финляндия теряла весь район Петсамо с его рудниками и единственным портом на Северном Ледовитом океане.

Вместо Ханко СССР получал под военные базы мыс Поркалла в непосредственной близости к Хельсинки. Финляндия должна была в течение 6 лет выплатить контрибуцию в размере 300 миллионов американских долларов. Вплоть до окончания мировой войны Финляндия предоставляла СССР для использования свои порты, аэродромы и весь свой торговый флот [56, с. 205].

В 1945 году в Финляндии прошли выборы, премьер-министром стал Паасикиви.

Шли переговоры с русскими о выплате контрибуции. Уже после того, как соглашение было подписано, русская сторона сделала неожиданное разъяснение: выплата 300 миллионов американских долларов должна была быть сделана товарами, из которых 60% должны были быть продукцией металлообрабатывающей промышленности, и только 40% - деревообрабатывающей.

Самый большой сюрприз оказался в конце - цены на товары назначались в ценах 1938 года, что сводило сумму контрибуции к 600 миллионам американских долларов 1944 года, которые СССР запрашивал изначально. В результате репарационные выплаты в первый же год составили 80% от всего финского экспорта [4].

Потери Болгарии по разным данным, составляли от 10 тыс. до 25 тыс. военнослужащих; безвозвратные потери гражданского населения – от 10 тыс. до 50 тыс. человек.

Основными итогами является то, что болгарская монархия пала, страна попала в сферу влияния СССР.

ПотериРумынии по разным данным, составили от 300 тыс. до 520 тыс. военнослужащих, безвозвратные потери среди гражданского населения – от 200 тыс. до 460 тыс.

После войны Румыния окончательно лишилась Бессарабии, которая отошла СССР, зато вернула себе Трансильванию. Страна попала в сферу влияния СССР. 30 декабря 1947 Румыния стала республикой.

Потери Японии: погибли 1270 тыс. военнослужащих, небоевые потери – 620 тыс., ранены 140 тыс., пропали без вести 85 тыс. человек; безвозвратные потери гражданского населения – 380 тыс. человек.

Итоги: план Японии по созданию «сферы сопроцветания Великой Восточной Азии» потерпел крах. Ее территория была оккупирована американцами, все колонии, включая Курилы и юг Сахалина, были потеряны. Монархия сохранилась, но власть императора осталась номинальной. В конституцию были внесены пункты, не позволяющие стране посылать войска за рубеж. Экономическая и социальная структура страны претерпела серьезные изменения под властью американской оккупационной администрации. Была проведена демонополизация, экономическая жизнь либерализовывалась.

Таким образом, в подведении итогов второй главы дипломного проекта, можно сказать, что страны-союзницы Германии потерпели поражение в войне и были оккупированы, за исключением Финляндии союзными войсками. Румыния, Болгария, Венгрия были оккупированы советскими войсками, Италия - англо-американскими.

Война принесла множество разрушений как странам-саттелитам Германии, так и эти страны нанесли значительный урон в основном Советскому Союзу. Было множество невосполнимых потерь среди населения стран. За эти разрушения должны были расплачиваться правительства стран, однако на заключительном этапе войны все союзницы Германии при разных обстоятельствах объявили войну своей бывшей покровительнице. Этот факт учитывался при разработке мирных договоров для стран. Кроме того, сразу после освобождения страны входят в сферу влияния той страны, которая их освободила. Так случилось и со странами Юго-Восточной Европы, которые были освобождены Красной Армией. Постепенное включение в сферу своего влияния стран-союзниц Германии подтолкнуло СССР к решению о малых репарациях.


3 РАССТАНОВКА СИЛ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ СОЮЗНИКОВ ГЕРМАНИИ.

Победы и поражения, ставшие результатами войны, с геополитической точки зрения могут рассматриваться не столько как итоги и последствия, сколько как предпосылки или как предварительный этап дальнейшего противостояния. При этом просматриваются очевидные параллели между двумя послевоенными ситуациями, сложившимися поочередно в результате Первой, а затем Второй мировых войн: это ситуация 1918 и 1945 годов. Международно-правовая незавершенность, выразившаяся в положениях Версальского мира через мрачную эпоху второй великой войны, оказалась перенесенной в атмосферу послевоенного мира и сопутствующей ему «холодной войны».

Хассо Мантейфель, немецкий военный историк, заметил: «Если в прежние времена заключение мира, создававшего новый порядок и делавшего жизнь людей стабильной, являлось как бы запоздавшим, но вместе с тем более глубоким оправданием войны, то окончание этой войны мира не принесло. Если раньше война была преддверием к миру... то 1945 год имел скорее характер перемирия, за которым в дальнейшем должна последовать перегруппировка сил воюющих держав. Два новых мировых центра соревнуются между собой в перетягивании каната, которым являются отдельные народы и страны» [48, с. 610].

Не только отдельные народы, но и целые континенты в новых условиях изменили свое политическое лицо, старые национальные идее уступили свое место новым идеологическим структурам. Изменилось само восприятие национальной идентичности и ощущение границы, очерчивающей национальное государственное и культурное пространство.

Появление новых идеологических группировок сместило узел противоречий в иной план: собственно идеологические противоречия стали модернизированной формой религиозных войн, с той разницей, что установившееся еще в ХХ веке господство техники (или, как уточнял К.Шмитт, — вера в господство техники) придавало этой борьбе видимость деполитизированного и «идеологически-нейтрального» противостояния. Победа техницизма способствовала дальнейшей унификации, выработке единых шаблонов и взаимопроникновению прежде различающихся друг от друга культур [48, с. 610].

Следует отметить, что в 1945 году начинается определение политического курса стран-бывших союзниц Германии. Можно определить два вектора политического развития стран, проигравших в войне. Первым вектором следует считать буржуазно-демократическое направление политики. В данном случае следовало примыкать к американо-английскому политическому союзу.

Другим вектором следует считать принятие странами социалистического пути развития. В данном напралении следовала организация левых правительств и вхождение в формирующийся социалистический лагерь, где определяющую и решающую роль играл Советский Союз.

После окончания войны Италии нужно было определять векторы своей политики. Как уже было сказано, существовало два вектора. Предполагать то, что в Италии будет сформировано левое правительство и страна пойдет по социалистическому пути политического и экономического развития было сложно.

Прежде всего, освобождение Италии от немецких войск и фашистского режима Муссолини сопровождалось непосредственной помощью англо-американских войск. Как показала история, те страны, которые были освобождены Советским Союзом, как правило становились под ее протекторат. С другой страны освобожденные территории англо-американскими войсками становились союзницами и приверженцами курса американской дипломатии.

В Италии были попытки влияния на политическое формирование новой страны со стороны итальянских коммунистов, возглавляемых Тольятти, однако политический вес был недостаточным, чтобы влиять на саму структуру политического развития страны.

Политическая история первых лет после войны складывалась следующим образом: кабинет Бономи (премьер-министр во время войны) должен был подать в отставку, так как гражданская война закончилась. Но сформировать новый третий кабинет министров Бономи вряд ли удалось. Выбор при формировании кабинета министров пал на Пари – легенду Сопротивления и человека благородного происхождения, однако его кабинет просуществовал всего 157 дней. Роль временного парламента играла Национальная Консульта, в которой были представлены все антифашистские партии. Председателем стал Карло Сфорца[41, с. 218].

Первый кабинет Де Гаспери был создан 10 декабря 1945 года, началась подготовка к рефнерендуму по вопросу будущего устройства государства. Быть монархии или распублике. 2 июня 1942 года при высоком проценте голосовавших народ проголосовал за республику. Именно Де Госпери и стал строителем новой Италии на демократических основах [41, с. 218].

Таким образом, Италия оказалась во внешнеполитическом поле американо-английского буржуазного влияния. Иной путь врядли мог возобладать в Италии.

Следует подробней рассмотреть выбор политического пути для Финляндии. Именно она по логике должна была стать фортпостом социализма на Скандинавском полуострове. Однако, Финляндия пошла по своему пути развития, стараясь держаться дальше от большой политики.

Сложные экономические, социальные и многие другие проблемы предстояло решить Финляндии в послевоенные годы. Но главная задача, от которой в определяющей степени зависело решение и всех других проблем, вставала в области внешней политики. «... Самым важным для нас,— подчеркивал Ю. К. Паасикиви, занявший пост премьер-министра в ноябре 1944 года,—является определение и укрепление нашего внешнеполитического положения» [32, с. 21].

Соглашение о перемирии, подписанное в Москве 19 сентября 1944 г., определяя положение Финляндии как побежденной страны, не лишало ее при этом государственной независимости, права проводить самостоятельную внешнюю политику. В Финляндии, в отличие от других стран, воевавших на стороне Германии, не был введен режим оккупации, поскольку Советский Союз счел возможным не воспользоваться этим правом победителя.

Прибывшие в Хельсинки после заключения перемирия Союзная контрольная комиссия во главе с А. А. Ждановым (в нее входили советские и английские представители) выполняла лишь ту роль, которая на нее была возложена: следить за точным и своевременным выполнением Финляндией условий перемирия, одновременно осуществляя и некоторые дипломатические функции для поддержания связен между правительствами СССР и Великобритании, с одной стороны, и правительством Финляндии—с другой [35, с. 115].

К политическому внутреннему развитию следует сказать, послевоенное время в политическом отношении связано с Ю.К. Паасикиви кандидатура Ю.К. Паасикиви на пост главы правительства получила широкую поддержку в политических и общественных кругах Финляндии. Представители различных фракций в парламенте на объединенном совещании признали необходимым рекомендовать его к качестве премьер-министра [32, с. 29].

Президент утвердил состав нового правительства во главе с Ю.К. Паасикиви. Половину кабинета составляли члены бывшей «мирной оппозиции», а также некоторые левые деятели. Впервые за всю историю Финляндии в правительстве была представлена КП.

Анализируя влияние соглашения о перемирии на будущее Финляндии, Ю. К. Паасикиви подчеркивал: «Мы с удовлетворением констатируем, что Советский Союз, как и его союзники, признает само собой разумеющимся фактом государственную самостоятельность Финляндии и право ее народа на самоопределение». Он особо отметил, что соглашение обеспечивает «предпосылки для существования Финляндии в качестве свободной страны в мировой системе, целью которой является обеспечение мира после этой войны» [32, с. 32].

Вновь, как и в первые годы независимости, перед страной встал вопрос о выборе внешнеполитического пути. Разумеется, с учетом коренных изменений, происшедших в Европе и на международной арене в целом после второй мировой войны, укрепления экономического, политического и военного могущества СССР, его возросшего влирииияния на ход мирового развития, наконец, уроков проигранных Финляндией войн против СССР не могло быть и речи о возврате к политике противостояния 30-х годов. Существовали, как позднее отмечал У. К. Кекконен, лишь две альтернативы: либо внести некоторые коррективы в прежний курс, отвергающий сближение с Советским Союзом и ориентирующийся на Запад, и фактически продолжать его, либо произвести коренной пересмотр всей политики, придав ей новое направление и содержание. Вокруг этих принципиально различных подходов к послевоенной внешней. политике и развернулась борьба в Финляндии в 1944— 1947 годах [32, с. 33].

В стране продолжали действовать влиятельные силы, рассматривавшие положение, сложившееся после заключения соглашения о перемирии, как временное, как своего рода переходный период, после которого возобладают прежние внешнеполитические ориентиры. Хотя реакционные круги утратили монопольное положение в государстве, они еще сохраняли политическую боеспособность, продолжали занимать преобладающие позиции в государственном аппарате, армии, средствах массовой информации. Правые деятели и группировки во главе с коалиционной партией, в которую перешла основная часть членов распущенной по соглашению о перемирии профашистской партии «Патриотическое национальное движение» (ИКЛ) и ряд других партий в своих планах делали ставку на конфликт между Советским Союзом и западными державами, который позволил бы Финляндии вернуться к прежней политике. Выражением наиболее крайних настроений явилось создание тайных складов оружия. К деятельности раскрытой весной 1945 года подпольной организации, руководившей сбором оружия, оказались причастными около 6 тысяч человек, в том числе ряд высших военных чинов [56, с. 457 ].

Перемены во внутриполитической жизни Финляндии, условия для которых были Созданы соглашением о перемирии, дали демократическим силам впервые в истории страны возможность сказать свое слово и в вопросах внешней политики.

Через неделю после подписания соглашения о перемирии с СССР Кекконен, говоря о новом политическом пути, у начала которого стоит Финляндия, заявил: «Мы должны исходить из того факта, что Финляндия и Россия были и будут соседями.:. Наши национальные интересы требуют создания взаимного доверия в отношениях между нашими странами.... Создание хороших отношений с ведущей европейской державой не только наш единственно возможный выбор, это в то же время правильная политика и с точки зрения наших национальных интересов» [57, с. 458].

Таким образом, как отмечалось выше, формирование нового курса внешней политики Финляндии складывалось в условиях активной борьбы демократических, прогрессивных сил страны во главе с КПФ; важный вклад в дело становления новой внешнеполитической линии внес и ряд реалистически мыслящих и патриотически настроенных деятелей. Вместе с тем первое десятилетие послевоенной финляндской внешней политики было связано прежде всего с именем и деятельностью Ю. К. Паасикиви. «Линией Паасикиви» стали называть официальный курс страны в этот период, который и положил начало «второй республике». Название «вторая республика», не являющееся, впрочем, официальным, должно было подчеркнуть переход Финляндии на новые внешнеполитические позиции. Паасикиви не только сформулировал и официально провозгласил основные принципы новой внешней политики. На протяжении. 12 лет он руководил претворением этих принципов в жизнь, проводил большую работу, направленную на то, чтобы новый курс был не только правительственной, но и общенациональной политикой.

К осени 1944 года, когда перед Финляндией встала задача обеспечения государственной независимости путем проведения нового самостоятельного внешнеполитического курса, Паасикиви был одним из наиболее авторитетных и влиятельных государственных деятелей, одним из немногих видных политиков, которые не только не были причастны к антисоветской линии 30-х годов, но и довольно последовательно еще в предвоенные годы выступали против этой линии как противоречащей национальным интересам страны. К этому времени Паасикиви обладал также большим опытом ведения международных дел, переговоров с Советским Союзом [57, с. 459].

Вопрос об отношениях с Западом всегда придавал особую окраску послевоенной внешнеполитической дискуссии в Финляндии, накладывая свои отпечаток на позиции политических сил и деятелей, причастных или претендующих на причастность к определению основных направлений внешней политики страны. И речь шла главным образом не о развитии связей и сотрудничества с отдельными странами Запада. Вопрос с самого начала ставился, по существу, о главных - ориентирах внешнеполитического курса страны.

Как уже отмечалось, сразу же после окончания войны влиятельные круги в Финляндии прилагали немалые усилия для того, чтобы вовлечь страну в сферу политического и военного влияния Запада, придать курсу ее внешней политики одностороннюю, прозападную направленность. С целью добиться привязывания Финляндии к своей политике США предприняли в 1947 году ряд попыток склонить финнов к участию в «плане Маршалла». При рассмотрении этого вопроса в комиссии по иностранным делам финского парламента большинство ее членов высказалось за участие в Парижской конференции по «плану Маршалла». Однако правительство с учетом мнения президента Ю. К. Паасикиви отклонило приглашение на конференцию, сославшись на желание финнов оставаться в стороне от противоречий между великими державами [57, с. 459; 49, с. 31].

В результате ликвидации фашизма и восстановления национальной независимости в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в 1943-1945 годах утвердился новый строй, получивший тогда название народной демократии. В политической сфере его характерной чертой была многопартийность, при которой не допускалась деятельность фашистских и явно реакционных партий, а значительную роль в правительствах и других органах власти играли коммунистические и рабочие партии. В Румынии не только формально, как это было в Венгрии и Болгарии, сохранился институт монархии.

Произошли изменения и во внешнеполитической ориентации стран народной демократии. Еще во время войны с Советским Союзом были подписаны договоры о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве. Над Болгарией, Венгрией и Румынией, как бывшими сателлитами гитлеровской Германии, Советский Союз совместно с Соединенными Штатами Америки и Великобританией установил контроль - здесь действовали Союзные контрольные комиссии (СКК), в которых благодаря присутствию советских войск представители СССР имели более сильные позиции, чем западные партнеры [35, с. 213].

В отношении Румынии, следует сказать, что эта страна полностью попала под влияние Советского Союза. Это было связано во многом тем, что территория Румынии была оккупирована советскими войсками. Странам Запада не оставалось ничего делать, как представить полную свободу советской дипломатии в Румынии, возможно рассчитывая на другие, более важные уступки уже со стороны СССР. Лондон и Вашингтон предоставляли Советскому Союзу право на свое усмотрение решать проблему румынской государственности. Россия имела возможность не только освободить от румын свои исконные территории, но и включить капитулировавшую перед советскими войсками Румынию в состав СССР.

Но не сделала этого, как пишется во всех изданиях советского периода: «Из уважения и солидарности с румынским народом, доказав тем самым, что Россия вела освободительную войну и не преследовала захватнических целей. Руководствуясь самыми гуманитарными побуждениями» [47, с. 334], 12 апреля 1944 года Советское правительство предложило румынским правящим кругам, в том числе и главе правительства маршалу Иону Антонеску, которого сегодня в Бухаресте почитают как национального героя, выработанные Москвой и согласованные с правительствами США и Великобритании условия мирной капитуляции. Но правительство Румынии отвергло предлагаемые условия.

Весной 1947 г. СССР предоставил Румынии ссуду хлебом в количестве 60 тыс. т, а до этого освободил ее от продовольственных поставок, предусмотренных условиями перемирия. Были и другие многочисленные факты о помощи Советского Союза Румынии.

Во внутренней политике Румыния пошла также по пути развития СССР. Так, например, 11 июня 1948 г. в Румынии был принят закон о национализации. К государству перешло 1609 промышленных предприятий. Необходимо учесть, что раньше в ведении государства находился ряд металлургических, металлообрабатывающих, химических заводов и других предприятий.

Таким образом, Румыния попала в сферу влияния СССР однако нельзя говорить о том, что это случилось насильственными методами. Мирный путь переворота и последующего устройства был больше продиктован деятельностью румынских коммунистов

В Венгрии 22 декабря 1944 г. в Дербецене образовалось Временное национальное правительство. В ходе освобождения Венгрии от фашистских захватчиков войсками Советской Армии правительство 15 марта 1945 г. приняло закон об аграрной реформе. Согласно закону конфискации подлежала земельная собственность активных фашистов и военных преступников, а также все земли размером свыше 100 хольдов. В результате было конфисковано более 1/3 всей земельной площади страны. Землю получили 650 тыс. малоземельных крестьян и батраков. Часть конфискованной земли осталась у государства - на ней были организованы государственные хозяйства и опытные животноводческие и растениеводческие станции.

Кооперирование крестьянства началось еще в 1945 г., когда в кооперативы различных типов вошло около 1 млн. крестьян.

1948 г. начало развиваться производственное кооперирование, и к концу 1949 г. производственные кооперативы обрабатывали около 8% пашни страны [49, с. 18].

Банки и все финансово-кредитные учения страны были национализированы в ноябре 1947 г. В 1946 г. проведена денежная реформа, которая способствовала ограничению инфляции. Внешняя и оптовая внутренняя торговля Венгрии была национализирована в 1948 г. К концу 1949 г. национализация была в основном завершена. Одновременно было завершено восстановление хозяйства: довоенный уровень промышленного производства был превышен на 28%

Компартия выступила организатором Национально-демократического фронта, в который вошли социал-демократическая партия, "Фронт земледельцев", единые профсоюзы и некоторые другие организации. 6 марта 1945 г. было создано первое демократическое правительство во главе с видным политическим деятелем Петру Гроза, приступившее к глубоким демократическим преобразованиям, в том числе аграрной реформе (март 1945 г.). На первых послевоенных парламентских выборах (ноябрь 1946 г.) блок демократических партий во главе с коммунистами одержал решительную победу над "исторической партии" национал-либеральной. По требованию народа 30 декабря 1947 г. король Михай был вынужден отречься от престола, решением парламента страна была провозглашена народной республикой. Переход к социалистическому этапу был осуществлен сравнительно мирным путем [36, с. 156].

В целом, можно говорить, что в годы второй мировой войны во всех странах Центральной и Юго-Восточной Европы были образованы Национальные фронты, в которых сотрудничали рабочие, крестьянские, мелкобуржуазные, а на последнем этапе в некоторых странах и буржуазные партии. Сплочение столь разнородных социальных и политических сил стало возможным во имя общенациональной цели - освобождения от фашизма, восстановление национальной независимости и демократических свобод. Эта цель была достигнута в результате разгрома нацистской Германии и ее союзников Вооруженными Силами СССР, стран антигитлеровской коалиции и действий антифашистского движения Сопротивления. В 1943-1945 годах во всех странах Центральной и Юго-Восточной Европы к власти пришли правительства Национальных фронтов, в которых впервые в истории принимали участие коммунисты, что отражало их роль в борьбе против фашизма.

Усилия всех правительств были направлены на решение первоочередных общенациональных задач: ликвидацию последствий господства оккупационных и местных фашистских режимов, возрождение разрушенной войной и оккупацией экономики, восстановление демократии. Был уничтожен созданный оккупантами государственный аппарат, государственные учреждения в Болгарии, Венгрии и Румынии очищены от фашистских элементов, деятельность фашистских и реакционных партий, на которых лежала ответственность за национальные катастрофы, была запрещена. Восстанавливались демократические конституции, упраздненные в 30-е годы авторитарными режимами. Начали функционировать парламенты, в некоторых странах была разрешена деятельность партий, не входивших в Национальные фронты. Наряду с прежними структурами государственной власти стали действовать новые, родившиеся в ходе освободительной борьбы, национальные комитеты, советы [44, с. 141].

Из социальных задач во всех странах, за исключением Болгарии, где эта проблема была решена в результате русско- турецкой войны 1877-1878 годов, первоочередной стала ликвидация крупного помещичьего землевладения и наделение крестьян землей .

Роль коммунистов в органах власти была более значительной, чем об этом можно судить на основе парламентских выборов. Поддержка Советского Союза создавала компартиям самые благоприятные возможности для того, чтобы начать постепенное оттеснение своих союзников по Национальному фронту с занимаемых ими позиций в политической жизни. Сохраняя за собой, как правило, посты министров внутренних дел и осуществляя контроль над органами государственной безопасности, а в ряде стран - и над вооруженными силами, компартии в значительной степени определяли политику народно-демократических правительств, даже если и не располагали в них большинством портфелей.

Таким образом, уже к середине 1947 года, во многих странах коммунистические партии сумели удалить из Национальных фронтов своих союзников справа и укрепить собственные позиции в руководстве государством и экономической жизнью. Лишь в Чехословакии, где в результате выборов в Законодательное собрание в мае 1946 года, КПЧ вышла на первое место, сохранялось зыбкое равновесие сил в Национальном фронте. Но и там коммунисты практически заняли решающие позиции.

Таким образом, можно говорить о том, что после войны в странах-бывших союзницах Германии остро встал вопрос о дальнейшей политике как внешней, так и внутренней. Следует отметить, что самостоятельность в решении этого вопроса была формальной, однако во многом выбор социалистического пути развития был поддержан и народными массами.

Можно говорить о том, что Италия стала на путь буржуазно-демократического развития, что было обусловлено близостью к Западу и включилась в общую американо-английскую политику.

Отдельно следует рассматривать Финляндию, которая, не смотря на проигрыш в войне и географическую близость к Советскому Союзу, не пошла по советскому пути развития. Однако именно на примере этой страны можно говорить о политическом компромиссе. Так, в Финляндии были допущены к правительству комунисты, правительство отказалось от поддержки США.

Остальные страны, Румыния, Венгрия, Болгария, попали под влияние советского фактора. В этих странах устанавливались политические и экономические признаки социалистического государства по советскому образцу.


4 БОРЬБА ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ ПО МИРНОМУ УРИГУЛИРОВАНИЮ С БЫВШИМИ СОЮЗНИКАМИ ГЕРМАНИИ (МАЙ 1945-ФЕВРАЛЬ 1947 ГГ)

4.1 Начало работы Постсдамской конференции

Потсдамская конференция 1945, руководителей СССР, США и Великобритании: председатель СНК СССР И.В.Сталина, президента США Г.Трумэна, премьер-министра Великобритании У.Черчиля, которого 28 июля заменил новый премьер-министр К.Эттли. Проходила с 17 июля по 2 августа во дворце Цецилиенхоф в Потсдаме (близ Берлина). В работе Берлинской конференции участвовали министры иностранных дел, военные советники и эксперты. В принятых Берлинской или Потсдамской конференцией документах в основном развивались решения Крымской конференции 1945".[1] Ст 93

Для Советского союза треть встреча руководителей трех держав антигитлеровской коалиции имело особое значение. В основе Советской дипломатии была та же линия, которую Советский Союз проводил на протяжении всей своей истории. Трехсторонние соглашения, заключенные на конференциях глав правительств и на других международных форумах в годы совместных боевых действий, отражали интересы каждой из сторон. Разумеется, западные державы и тогда имели свои взгляды как на конкретные проблемы ведения войны, так и на послевоенное устройство. Но в условиях продолжавшейся борьбы против общего врага не было иной альтернативы, кроме достижения согласованной позиции, приемлемой для всех участников переговоров. Все это требовало немалых усилий, готовности пойти на разумный компромисс. Важное значение имело и то, что во главе правительства США стоял в военные годы такой реалистически мыслящий политик, как Рузвельт. Своей трезвой позицией он, не в пример Черчиллю не раз способствовал принятию в конечном счете разумного решения по самым острым вопросам.

Важнейшими политическим итогом практики сотрудничества держав антигитлеровской коалиции как раз было то, что многие западные деятели, прежде всего американские, продемонстрировали готовность сотрудничества с советской стороной во время войны и в послевоенный период на равноправной основе. В какой мере был готов к такому решающему повороты Черчилль - вопрос особый. Но он так или иначе оказался вынужденным поддерживать важнейшие положения этой политики.

Президент Рузвельт и его единомышленники приложили немало усилий к тому, чтобы еще до окончания войны заложить основу политического и экономического послевоенного сотрудничества. Но сменившееся в Вашингтоне руководство начало поворачивать руль американской политики в другую сторону.

Итак, особенность Потсдамской конференции заключается в том, что, хотя по идее она могла увенчать целую серию военных конференций и ознаменоваться триумфом политики держав антигитлеровской коалиции, такая возможность была утрачена еще до начала ее работы. Двое из трех ее участников, а именно делегации из США и Великобритании, отправлялись в Берлин с прямо противоположными целями. Они уже приняли решение похоронить саму идею сотрудничать с Советским Союзом и шли по пути конфронтации с социалистической державой. Вопреки планам, разрабатывавшимся при Рузвельте, они возвращались к довоенному курсу, направленному на изоляцию СССР, на отстранения его от решения мировых проблем. Они были озабочены приобретением "позиции силы", с которой могли бы диктовать Советскому Союзу свою волю. Все же на том этапе правительство Трумэна еще не решалось открыто провозгласить свой новый курс, и приняло участие в Потсдамской конференции. На то были свои причины: во-первых, открытый разрыв с СССР слишком шокировал бы тогда мировое общественное мнение, во-вторых, Вашингтон предвидел, что резкий поворот в политике США натолкнется на сильное сопротивление внутри страны.

Известно, что для согласия необходимо стремление к этому по крайней мере двух партнеров, для ссоры - достаточно воли одной стороны. Причем тот, кто поворачивает на дорогу конфронтации и войны, нуждается в соответствующих силовых средствах. Президент Трумэн и его окружение уповали на силу атомного оружия. Направляясь в Потсдам, американский президент с нетерпением ждал сообщения об испытании первой атомной бомбы. На борт крейсера "Августа", который вез его через Атлантику, регулярно шли шифровки о ходе подготовки к испытании в Нью-Мексико.

17 июля ровно в 12 часов дня лимузин главы Советского правительства остановился у подъезда "малого Белого Дома" в Бабельсберге. Ближайшие помощники президента Г. Воган и Дж. Вордеман вышли навстречу гостям. И.В. Сталин был в форме генералиссимуса, с белым кителем с большими золотисто-красными эполетами. Ему только что было присвоено это высшее воинское звание. В знак признания успехов и исторических побед Красной Армии в Великой Отечественной войне. Вместе со Сталиным прибыл В. Молотов и, в качестве переводчика, советник Наркоминдела С. А. Галунский.

В ходе состоявшейся беседы Трумэн и Сталин обсудили повестку дня конференции, причем Сталин внес несколько дополнений, включая вопрос о режиме Франко в Испании. Трумэн, как бы пропустив мимо ушей замечание относительно Франко, спросил, в котором часу, по мнению Сталина, было бы удобно встретиться на первом пленарном заседании. Сталин ответил, что Молотов и Иден договорились о 17 часах сегодня, 17 июля

"- Что касается режима Франко, - уже серьезным тоном продолжал Сталин, - то я хотел бы разъяснить мою точку зрения. Франкистский режим не явился результатом внутреннего развития в Испании. Он был навязан Испании Германией и Италией и поэтому представляет опасность для Объединенных Наций. Режим Франко опасен и вреден, поскольку в Испании предоставляют убежище различным осколкам фашизма, поэтому мы думаем, что надо покончить с этим режимом..."

Трумэн как бы невзначай заметил, что он уже встречался с Черчиллем. Сталин реагировал на это спокойно. Он лишь упомянул, что позиция англичан недостаточно ясна относительно войны в Японии. Что касается русских и американцев, продолжал Сталин, то они выполнят свои обязательства.

Первое заседание началось с согласования повестки дня конференции. Трумэн предложил рассмотреть вопрос о создании специального совета министров иностранных дел, для урегулирования вопроса о мирных переговорах. Далее он сказал о необходимости обсудить и утвердить принципы, которыми должен руководствоваться Контрольный совет для Германии. Перейдя к вопросу об обязательствах, взятых союзными державами на Ялтинской конференции, президент отметил, что многие из этих обязательств остаются невыполненными, в частности, что касается

Декларации об освобожденной Европе. Трумэн предложил, чтобы настоящая конференция рассмотрела этот вопрос. Прием Италии в Организацию Объединенных Наций президент также поставил в ряд проблем, принадлежащих обсуждению.

Излагая свои соображения по повестке дня, Сталин сказал, что следовало бы обсудить вопрос о восстановлении дипломатических отношений с бывшими сателлитами Германии. Необходимо также поговорить о режиме в Испании. Затем глава Советского правительства упомянул проблемы Танжера, Сирии и Ливана как возможные темы обсуждения. Что касается польского вопроса, то, по мнению Сталина, его необходимо обсудить в аспекте решения тех вопросов, которые вытекают из факта установления в Польше национального правительства национального единства и необходимости, в связи с этим, ликвидация эмигрантского польского правительства в Лондоне. Эти предложения не вызвали возражений.

4.2 Создание атомной бомбы как фактор в международных отношениях.

18 июля в 1 час 15 минут дня президент Трумэн прибыл на виллу Черчилля. Британский премьер пригласил его на ланч. Трумэн захватил с собой только что поступившую из Вашингтона телеграмму о результатах испытания атомной бомбы в Нью-Мексико. Ознакомив Черчилля с его содержанием, президент поднял вопрос о том, что и как следует сообщить по этому поводу Сталину.

Трумэн считал, что если ознакомить советских представителей с подробностями взрыва, то это лишь ускорит их вступление в войну против Японии, чего он вообще предпочел бы избежать. Оба западных лидера полагали, что поскольку больше нет нужды в советской помощи на Дальнем Востоке, то самое лучшее было бы вообще ничего русским не говорить. Но это в дальнейшем могло иметь отрицательные последствия. Вставал кардинальный вопрос: каким образом и что именно сказать Сталину. Взвесив различные возможности, собеседники пришли к тому, что лучше всего рассказать о бомбе невзначай, как бы мимоходом, когда Сталин будет отвлечен какими-то своими мыслями.

Западных лидеров особенно тревожило то, как бы Япония не объявила о капитуляции по советским дипломатическим каналам прежде, чем американцы успеют "выиграть" войну. Черчилль рассказал Трумэну о пробных шагах японцев, о чем Сталин сообщил накануне британскому премьеру. Суть этих шагов сводилась к тому, что Япония не может принять безоговорочной капитуляции, но готова согласиться на другие условия.

Черчилль предложил выложить требования о безоговорочной капитуляции каким-то иным способом, так, чтобы союзники получили в основном то, чего они добиваются, и в тоже время дали бы японцам какую-то возможность спасти свою военную честь. Трумэн, не задумываясь отклонил это предложение. Он опасался, что в случае какой-то модификации требования о безоговорочной капитуляции Японии японцы сдадутся через посредничество Москвы и тогда победа может выскользнуть из американских рук.

Как видно из мемуаров Черчилля, весь этот разговор произвел на него неприятное впечатление. Он почувствовал решительность и агрессивность нового президента, который в условиях возросшей силы Соединенных Штатов хотел вести дела так, как будто наступил "американский век".

Черчилль предложил использовать совместно средства обороны, которые разбросаны по всему миру. Великобритания сейчас меньшая держава, чем Соединенные Штаты, продолжал премьер-министр, но она может дать многое из того, что у нее еще осталось от великих дней империи.

Трумэн насторожился: ему показалось, что Черчилль слишком уж быстро идет на договоренность.

Трумэн рассчитывал, что США будет играть главную роль в Объединенных Нациях и во всем мире. И помочь ему в достижении этой цели должна была американская монополия на атомную бомбу.

Трумэну не терпелось дать понять советской стороне, что за козырь зажат у него в кулаке. Выждав несколько дней, он 24 июля сразу по окончании пленарного заседания, осуществил намеченный ранее план. Он ограничился замечанием самого общего характера. Трумэн подошел к Сталину и сообщил ему, что Соединенные Штаты создали новое оружие необыкновенной разрушительной силы. Премьер Черчилль и государственный секретарь Бирнс находились в нескольких шагах и пристально наблюдали за реакцией Сталина. Он сохранил поразительное спокойствие. Трумэн, Черчилль и Бирнс пришли к заключению, что Сталин не понял значения только что услышанного.

В действительности же Сталин не подал виду, что понял. Маршал Г. К. Жуков, также находившийся в Потсдаме, вспоминает:

Вернувшись с заседания, И. В. Сталин в моем присутствии рассказал Молотову о состоявшемся разговоре с Трумэном.

Молотов тут же сказал:

- Цену себе набивает.

Сталин рассмеялся:

- Пусть набивает. Надо будет сегодня же переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы.

Я понял, что речь идет о создании атомной бомбы [5, с. 613].

Трумэн был явно в растерянности. Его обескураживало то, что первая попытка атомного шантажа прошла мимо цели. Советская делегация держала себя так же как и прежде: будто бы ничего не произошло. Трумэн по-прежнему хотел, не теряя времени, воспользоваться преимуществами, которые, как ему представлялось, давало Соединенным Штатам обладание атомным оружием. Вместе с тем он не решался слишком раскрывать карты: новое оружие еще не применили на поле боя. Он дал указание представителям военного командования сбросить бомбу над Японией как можно скорее, но не в коем случае не раньше того, как он покинет Потсдам. Трумэн хотел к тому времени "находиться подальше от русских вопросов и быть на пути домой прежде чем упадет первая бомба".

Можно считать, что Трумэну в Потсдаме так и не удалось реализовать "атомное преимущество". В кулуарах конференции. Помимо переговоров, проходивших на пленарных заседаниях, главы трех правительств вели интенсивный обмен мнениями и входе неофициальных встреч или, как принято выражаться, в кулуарах конференции.

Днем 18 июля Трумэн решил нанести короткий визит Сталину в ответ на его посещение "малого Белого дома" накануне. Во время этой встречи Сталин передал Трумэну копию послания японского императора, полученную Советским Правительством через посла Японии в Москве. Трумэн сделал вид, что читает. Но он уже знал о послании из недавней беседы с Черчиллем. Сталин хотел прощупать, в какой степени президент уже осведомлен Черчиллем и выяснить, убеждал ли британский премьер президента в целесообразности изменения формулы о безоговорочной капитуляции Японии.

Сталин спросил собеседника, стоит ли отвечать на обращение японцев. Трумэн прямо не ответил, но заметил, что не верит в добрую волю японцев.

Вечером того же дня, 18 июля Сталин пригласил британского премьера на поздний обед. Впоследствии Черчилль подробно описал эту встречу. Он отметил в своем дневнике, что Сталин был в очень хорошем расположении духа. Британский гость принес с собой коробку больших бирманских сигар, которые сам очень любил. Принимая подарок, Сталин заметил, что теперь курит гораздо меньше чем прежде и порой просто по старой привычке просто посасывает пустую трубку.

За обеденным столом Сталин видимо хотел сделать гостю приятное. Поскольку британский премьер тогда особенно тревожился за исход предстоявших парламентских выборов, Сталин выразил надежду, что Черчилль одержит победу. Видимо он считал сомнительным, чтобы военный лидер, приведший страну к победе, мог быть в момент триумфа отвергнут избирателями. Впрочем Черчилль, хорошо зная настроение в Англии, далеко не был уверен в успехе. Он попросил сделать перерыв в работе Потсдамской конференции с тем, чтобы съездить с Эттли в Лондон, где им предстояло узнать результаты выборов.

Консерваторы потерпели поражение, и в Потсдам вернулся Эттли и новые деятели. Министром иностранных дел Великобритании стал Бевин. Впрочем, внешнеполитическая линия лейбористского премьера, по существу, ничем не отличалась от черчиллевской.

Поскольку в результате победы на парламентских выборах Эттли пришлось сформировать новый кабинет, он задержался в Лондоне на день дольше, и конференция возобновилась не 27, а 28 июля.

4.3 Территориальные вопросы. Проблема мирных договоров со странами-союзницами Германии.

На Крымской конференции было установлено, что территориальные вопросы должны быть решены на мирной конференции. Упоминая о мирной конференции, президент США сделал это лишь для отвода глаз, ибо уже решил, что мирной конференции быть не должно. Впрочем, такая ссылка предоставляла американской делегации возможность откладывать в долгий ящик те вопросы, по которым Вашингтон не хотел договариваться с Советским Союзом.

Как стало ясно в дальнейшем, настойчивость западных держав в этом вопросе была связана отнюдь не только с германской проблемой. Тут нашли отражение далеко идущие цели США, а также, в определенной мере и Англии, относительно всего послевоенного устройства.

Участники конференции прежде всего занялись во­просом мирного урегулирования в Европе. Необходимо было создать такой международный орган, который под­готовил бы мирные договоры с Италией, Румынией, Бол­гарией, Венгрией и Финляндией, а в дальнейшем и мир­ное урегулирование с Германией.

По этому вопросу в коммюнике говорилось:

«Конференция решила сделать следующее заявление об общей политике для установления возможно скорее условий длительного мира после победоносного окон­чания войны в Европе.

Три Правительства считают желательным, чтобы теперешнее аномальное положение Италии, Болгарии Финляндии, Венгрии и Румынии было прекращено за­ключением мирных договоров. Они уверены, что другие заинтересованные союзные Правительства разделяют их точку зрения.

Со своей стороны три Правительства включили под­готовку мирного договора для Италии как первооче­редную задачу в число срочных и важных задач, ко­торые должны быть рассмотрены Советом Министров Иностранных Дел. Италия первая из держав оси по­рвала с Германией, в поражение которой она внесла материальный вклад, и сейчас объединилась с союзни­ками в борьбе против Японии. Италия сама освобо­дилась от фашистского режима и сделала большой про­гресс в направлении восстановления демократического управления и учреждений. Заключение такого мирного договора с признанным демократическим Итальянским Правительством делает возможным для трех Прави­тельств исполнить их желание поддержать просьбу Ита­лии о принятии в члены Организации Объединенных Наций.

Три Правительства возлагают также на Совет Ми­нистров Иностранных Дел задачу подготовки мирных договоров для Болгарии, Финляндии, Венгрии и Румы­нии. Заключение мирных договоров с признанными де­мократическими правительствами в этих государствах позволит также трем Правительствам поддержать их просьбу о принятии в члены Организации Объединенных Наций. Три Правительства, каждое в отдельности, со­гласны изучить в ближайшее время в свете условий, которые будут тогда существовать, вопрос об установ­лении в возможной степени дипломатических отношений с Финляндией, Румынией, Болгарией и Венгрией до за­ключения мирных договоров с этими странами.

Три Правительства не сомневаются в том, что, ввиду изменившихся в результате окончания войны в Европе условий, представители союзной прессы будут поль­зоваться полной свободой сообщать миру о событи­ях в Румынии, Болгарии, Венгрии и Финляндии».

Что касается допуска других государств в Органи­зацию Объединенных Наций, статья IV Устава Объ­единенных Наций гласит:

1. Прием в члены Организации Объединенных На­ций открыт для всех других миролюбивых государств, Которые примут на себя содержащиеся в настоящем Уставе обязательства и которые, по мнению Органиции, могут и желают эти обязательства выполнять.

Потсдамская конференция 1945, руководителей СССР, США и Великобритании: председатель СНК СССР И.В.Сталина, президента США Г.Трумэна, премьер-министра Великобритании У.Черчиля, которого 28 июля заменил новый премьер-министр К.Эттли. Проходила с 17 июля по 2 августа во дворце Цецилиенхоф в Потсдаме (близ Берлина). В работе Берлинской конференции участвовали министры иностранных дел, военные советники и эксперты. В принятых Берлинской или Потсдамской конференцией документах в основном развивались решения Крымской конференции 1945".[2]

Активно навязывая свою точку зрения, в отношении стран, освобожденных Красной Армией, представители западных держав в то же время отстранили Советский Союз от участия в решении проблем, связанных с районами и государствами, оккупированными американскими и английскими войсками. Примером может служить обсуждение проблем Италии.

Уже в первый период после капитуляции Италии американские и английские военные власти старались решать все вопросы в обход советских представителей в союзной контрольной комиссии. Такую же тактику теперь пытались проводить и более высокие инстанции. Характерна дискуссия на Потсдамской конференции вокруг вопроса об опеке. Она возникла после того, как советская делегация предложила обсудить судьбу колониальных владений Италии в Африке и на Средиземном море. Вот как это излагается в официальных протоколах.

Черчилль: «Так как вопрос об опеке находится в руках у международной организации, я сомневаюсь в желательности обмена мнений по этому вопросу здесь».

Сталин: « Из печати, например, известно, что господин Иден, выступая в английском парламенте, заявил, что Италия навсегда потеряла свои колонии. Кто это решил? Если Италия потеряла, то кто их нашел?»

Черчилль: «Я могу на это ответить. Постоянными усилиями, большими потерями и исключительными победами британская армия одна завоевала эти колонии».

Сталин: «А Берлин взяла Красна Армия».

В конечном счете, вопрос был передан на рассмотрение трех министров иностранных дел. Независимо от того, что судьба этих территорий сложилась совсем не так, как рассчитывал Черчилль, интересно отметить его попытки уклониться от обсуждения с союзниками вопроса об опеке над бывшими колониями Италии, стремление распорядиться добычей по праву завоевателя, его поразительное пренебрежение к коренному населению этих территорий.

Возникали вопросы и другого характера. Так, был не выяснен вопрос о Триесте. Эта территория являлась спорной Австрии и Италии. Можно было предполагать о претензиях Греции к Болгарии. И другие вопросы, которые не получили широкое обсуждение на конференции, но были предоставлены сформированному Совету министров иностранных дел, который работал вплоть до Парижской мирной конференции.

4.4 Итоги Потсдамской конференции

Потсдамская конференция открылась 17 июля и продолжалась до 2 августа 1945 г. Учитывая быстрое восстановление военной машины Германии после первой мировой войны, основное внимание конференции было уделено мероприятиям, необходимым для того, чтобы оградить народы от возможной в будущем агрессии со стороны Германии, от возможного восстановления ее военной мощи после второй мировой войны. Этой задаче было подчинено соглашение, достигнутое на конференции “ о политических и экономических принципах координирования политики союзников в отношении побежденной Германии в период союзного контроля”.

“Целью этого соглашения, - говориться в решениях Потсдамской конференции, - является выполнение Крымской декларации о Германии. Германский милитаризм и нацизм будут искроены, и Союзники, в согласии друг с другом, сейчас и в будущем, примут и другие меры, необходимые для того, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире”.[3]

В соответствии с поставленными задачами Потсдамская конференция организовала союзные учреждения. Для составления мирных договоров с Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией, для подготовки мирного урегулирования с Германией, а также для выработки решений по другим политическим и территориальным вопросам был учрежден Совет Министров иностранных дел СССР, Англии, Китая, США и Франции.

Верховную власть в Германии по вопросам, затрагивающим всю страну, решено было возложить на Контрольный совет, состоявший из главнокомандующих вооруженными силами четырех оккупационных зон СССР, Англии, США и Франции, а по остальным вопросам на каждого главнокомандующего по его зоне.

Контрольный совет должен был осуществлять “полное разоружение и демилитаризацию Германии и ликвидацию всей германской промышленности, которая может быть использована для военного производства, или контроль над ней”.[4] Он должен был строго контролировать и ограничивать производство металлов, химической продукции и машиностроения, ликвидировать монополистические объединения в форме картелей, синдикатов, трестов и др.

При организации экономики Германии, главное внимание должно быть обращено на развитие сельского хозяйства и мирной промышленности для внутреннего потребления... В период оккупаций Германия должна была рассматриваться как единое экономическое целое.

На конференции происходило немало острых споров по многим вопросам, но в целом в итоге дискуссии и обмена мнениями были приняты важные позитивные решения. Перечень документов, согласованных и утвержденных на Потсдамской конференции показывает, что был рассмотрен весьма широкий круг проблем, что предпринятые там решения могли иметь важное значение для развития всей международной обстановки. Был учрежден Совет министров иностранных дел; Участники встречи согласовали политические и экономические принципы по обращению с Германией в начальный контрольный период; была достигнута договоренность о репарациях с Германии, о германском военно-морском и торговом флоте, о передаче Советскому Союзу города Кенигсберга, и прилегающего к нему района, о предании суду военных преступников. Были согласованы заявления об Австрии, Польше, о заключении мирных договоров, приеме новых членов в ООН, о подопечных территориях и т.д. В официальном сообщении об итогах встречи говорилось, что конференция "укрепила связи между тремя правительствами и расширило рамки их сотрудничества и понимания". Было заявлено, что правительство и народы трех держав - участников конференции - "вместе с другими объединенными нациями обеспечат создание справедливого и прочного мира".

Значение решений, принятых на Потсдамской конференции, трудно переоценить.

В последующее время, до Парижской мирной конференции, начавшей свою работу летом 1946 года, разработкой проектов мирных договоров занимался Совет министров иностранных дел. Именно в Потсдаме руководители великих держав договорились об учреждении Совета министров иностранных дел (СМИД) «для продолжения необходимой подго­товительной работы по мирному урегулированию и для обсуждения других вопросов, которые по соглашению между участвующими в Совете правительствами мо­гут время от времени передаваться Совету».

В Совет входили министры иностранных дел СССР, США, Англии, Китая и Франции. В подготовке про­екта мирного договора с какой-либо из бывших вра­жеских стран должны были принимать участие ми­нистры иностранных дел тех великих держав, которые подписали условия капитуляции, продиктованные дан­ной стране. Например, проекты мирного договора с Фин­ляндией должны были готовить представители СССР и Англии, с Румынией, Болгарией и Венгрией — пред­ставители СССР, США и Англии. Исключение было сделано лишь для Франции: хотя она не подписывала условий капитуляции для Италии, ее представитель привлекался к подготовке мирного договора с этой стра­ной.

В заключение следует сказать, что положительное решение, которое в конечном счете приняла Потсдамская конференция, были достигнуты прежде всего благодаря упорной борьбе советской дипломатии. Новое американское руководство не решилось порвать тогда с практикой военного сотрудничества, видимо потому, что чувствовало себя еще не совсем уверенно: новая администрация пришла к власти лишь за несколько месяцев до Потсдамской конференции. Уже на Потсдамской конференции нельзя было говорить о союзниках. Начинался новый виток истории, который в последствии У.Черчилль назовет «Холодная война».


5 ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Парижская мирная конференция летом 1946 года была направлена на оформление международной обстановки, сложившейся после войны. В ней принимали участие делегации от двадцать одной страны. Так, в конференции участвовали: Советский Союз, США, Великобритания, Франция, Китай, Австралия, Бельгия, БССР, УССР, Польша и другие страны.

Парижская мирная конференция началась в сложных политических условиях. В этот период начинается обострение отношений стран Запада и СССР. Сменивший на посту президента США Ф.Д. Рузвельта Труман имел более радикальную позицию по отношению к Советскому Союзу. Поэтому сама конференция предполагала быть сложной.

Следует определить цели Конференции так, на отктытии Парижской Конференции В.М. Молотов говорил: «Настоящая Конференция должна сыграть важную роль в деле установления мира и безопасности в Европе» [1д, с. 38 ]. Конечно это были общие слова целью конференции было юридическое закрепление всех ранее обсужденных норм и правил дальнейшего развития мирового сообщества. Особенное место на конференции занимали вопросы саттелитов Германии. Вот, что говорил министр иностранных дел СССР В.М. Молотов: «Ей (конференции) пред­стоит высказать свое мнение и дать свои рекомендации по проектам мирных договоров для Италии, Румынии, Болга­рии, Венгрии и Финляндии. Можно сказать, что Парижская Конференция должна выполнить задачу пяти Мирных Кон­ференций, чем подчеркивается важность и сложность ее ра­боты. Дело идет о пяти странах, которые вступили в войну, как союзники Германии, как гитлеровские сателлиты, во ко­торые в ходе войны порвали с Германией, свергли своих фа­шистских правителей и, как правило, активно выступили на стороне демократических стран в войне за победу над гит­леровской Германией. Мы все будем помнить о том ходе событии, как развивались на наших глазах во время последней войны в Европе, и это поможет дать правильный ответ на вопрос об обеспечении справедливого, прочного и длительного мира на будущее» [1д, с. 38].

Слова А.Я. Вышинского еще больше раскрывают сущность целей Парижской мирной конференции. Он говорил: «Парижская конференция имеет своей задачей обсудить проекты мирных договоров, которые должны быть заключены между Объединенными- нациями и бывшими сателлитами Германии, находившимися в войне с Объединенными наци­ями — Италией, -Румынией, Болгарией, Венгрией, Финляндией. Парижская конференция имеет своей задачей, таким обра-зом, урегулирование отношений с этими государствами и за­ключение с ними с этой целью мирных договоров. В этой связи Парижская конференция должна рассмотреть ряд во­просов, составляющих содержание указанных мирных догово­ров или вопросов, непосредственно связанных с этими до­говорами. Мирную конференцию могут и должны интересо­вать лишь те вопросы, которые связаны с областью отноше­ний между Объединенными нациями, —с одной стороны, и пятью бывшими вражескими странами, находившимися в со­стоянии войны с Объединенными нациями, — с другой сто­роны. Такова задача, которая стоит перед, конференцией» [9, с. 74].

Таким образом именно Парижская Конференции должна была поставить точку на вопросе наказания Германии и ее саттелитов за развязывание войны. Сложность в этом вопросе заключалась в том, что к началу конференции многие страны- бывшие союзницы Германии стали союзницами Советского Союза, с установившимися социалистическими режимами.

Важно определить представительство на конференции. По этому вопросу возникали первые прения и обвинения в Париже. Так, Ф.М. Молотов, выражая позицию Советского Союза говорил:«Конференция будет иметь возможность широко обсудить все вопросы мирных договоров. На нашей Конференции при­сутствуют равноправные делегации, представляющие 21 го­сударство. Здесь каждый из нас имеет возможность свободно высказать свое мнение и выразить согласие или несогласие с той или иной частью любого мирного договора. Здесь обес­печено, что любое такое мнение будет выслушано с долж­ным уважением и может оказать немалую помощь при окончательном рассмотрении проектов договоров. Здесь будет так­же выслушано мнение государств — бывших сателлитов Германии. Советская делегация не сомневается в том что и к голосу этих государств мы все будем прислушиваться с должным вниманием. Как советский делегат, я тем более имею основание это сказать, ввиду того, что Советский Союз установил дружественные «отношения с этими странами с тех, пор, как они порвали с вражеским лагерем, выступили против гитлеризма и встали на путь демократических преобразований и социальных реформ в интересах народных масс и есть основания надеяться на действительный результат. Конференции в интересах всех миролюбивых стран» [1Д, 39].

Следует сказать, что на протяжении всей конференции англо-американская сторона старалась дискредитировать советскую делегацию. Особенно, на начальном этапе работы конференции представитель США Бирнс попытался раздуть вопрос о представительстве стран на Парижской конференции. На этот выпад ответил В.М. Молотов. В своей речи 6 августа 1946 года глава советской делегации говорил: «Господин Бирнс говорил о том, что Советское правительство, начиная с Потсдама, все время стремится к какому-то огра­ничению участия других стран в рассмотрении вопросов меж­дународного порядка. Отвечу фактами. Я напоминаю, что предложение о создании Совета Министров Иностранных Дел, который является важным органом международной ра­боты, было внесено в Потсдаме американской делегацией... Состав Совета Министров Иностранных Дел принят именно в том виде, как это было предложено господином Бирнсом, и ни­кто не предлагал какого-либо расширения этого органа за все это время, что мне представляется вполне понятным. Но говорят, что Советский Союз выступал за чрезмерное ограни­чение количества участников Мирной конференции. Действи­тельно, по этому вопросу внесли такое предложение, которое определяло более точно состав участников конференций!. Мы довольно легко договорились о том, чтобы- на настоящей кон­ференции было представлено 21 государство» [4д, с. 42].

Предложение Бирнса было подхвачено другими представителями на конференции, которые находились в тесной связи с американской делегацией. Так, выступивший один из первых в дискуссии по процедуре голосования представитель Голландии высказался против правила о друх третях голосов и предложил все вопросы решать простым большинством голосов [2д, с. 203].

Представитель Австралии Эватт, по существу, выступил с требованием полной ревизии работы, проделанной Советом министров иностранных дел. Он потребовал начать «начать все с начала» - как изучение территориальных проблем, так и разработку экономических вопросов. Эватт предложил считать достаточным для принятия решений три пятых голосов. Свою речь он пересыпал сетованиями по поводу якобы ущемляемых прав малых стран [2л, с. 203].

Можно говорить о том, что американцы хотели добиваться большинства при решении важных политических вопросов дальнейшего международного развития. Как было видно из перечисления стран-участниц конференции, многие делегации представляли интересы англо-американской позиции. Советский Союз был в некотором меньшенстве, несмотря на участие в конференции белорусской и украинской делегации как самостоятельных с правом голоса.

В.М. Молотов на уонференции говорил: «господин Бирнс, когда он пы­тается упрекать советскую делегацию в слишком суженном составе Мирной конференции? Действительно, предлагался и более широкий состав Мирной конференции из представите­лей чуть ли не всех государств, которые объявили войну. Тогда пришлось бы дополнить список 21 государства такими государствами, объявившими когда-то состояние войны с Италией, как Гаити, Гватемала, Коста-Рика, Куба, Никарагуа, Гондурас, Доминиканская республика, Панама, Сальвадор, Филиппины. Я перечислил 10 стран. Есть и еще некоторые страны» [4д, с. 43].

Советскую делегация по сути закономерно парировала американские придирательства. Страны, которые объявили войну Германии и ее союзницам только потому, что страна-покровитель была в состоянии войны и эти страны не приняли активного участия в военных действиях, не понесли экономических затрат, не могли решать судьбу побежденных.

Суть возмущения американской стороны была в том, что при голосовании принималось решение при двух третьих голосов, что не позволяло американцам и англичанам проводить свои поправки договорам в обход мнению советской делегации. Именно по этому и хотели американцы расширить представительный состав на конференции. По этому поводу В.М. Молотов говорил: «Когда господин Эватт здесь говорил о том, что надо откровенно заявить, что если будет принято правило голосования, двумя третями, то тогда нельзя будет принять чего-либо, с чем не согласен Советский Союз, можно поблагодарить господина Эватта за откровенность. Заявление господина Эватта, правда, мне представляется необоснованным. Но если кто-либо хочет проводить некоторые решения против Советского Союза и ищет себе способ, как облегчить себе осуществление этой задачи, то мы, конечно, не можем быть помощниками в этом отношении. Мы думаем, что из этого ничего хорошего не выйдет» [4д, с. 43].

После предложения по внесению в процедуру конференции порядок голосования большинством от американской стороны, делегация Советского Союза высказалась против. Причины этому были описаны выше. Глава советской делегации к сказаной речи накануне ( 6 августа) в речи 8 августа констатировал: «Советская делегация согласна с представленным комисси­ей проектом правил процедуры, за исключением одного пунк­та. Советская делегация не согласна с решением комиссии, чтобы конференция принимала свои рекомендации простым большинством голосов, а не большинством в две трети голо­сов, как это предлагал Совет Министров Иностранных Дел, Советская делегация не может согласиться, чтобы на конфе­ренции принимались какие-либо рекомендации большинством одного голоса, чтобы одиннадцать делегаций навязывал свои предложения десяти другим делегациям. Такое реше­ние советская делегация считает ошибочным и настаивает на пересмотре этого ошибочного решения комиссии» [5д, с 44].

Украинская делегация, возглавляемая Мануильским вторила делегации Совесткого Союза: «Украинская делегация считает опасным тот способ дискуссий, который был избран первым делегатом Великобритании, оспаривающим эту возможность за теми, кто не согласен в том или ином случае с решением большинства. Такого рода практика была бы не свободной дискуссией, а своего рода ни чем не оправданной претензи­ей на диктат, которая успеха, конечно, иметь не будет, но затруднить работу Конференции сможет» [6д, с. 57].

Инетересно и мнение белорусской делегации. Так, руководитель делегации Белоруссии Киселев заявил, что белорусская делегация не может согласиться с той частью решения комиссии по процедуре, где указывается, что реко­мендации могут приниматься простым большинством голо­сов. Он подчеркнул, что выступления некоторых делегатов на заседаниях процедурной комиссии, а также на пленуме, дают основание считать, что не все участники Мирной Кон­ференции имеют искреннее намерение и желание к достиже­нию согласованных и единодушных решений [7д, с. 59].

Тем самым Советский Союз возпользовался своим дипломатическим правом и не согласился с предложениями голосования. Однако при голосовании большинством голосов (в 14 против 6 при одном воздержавшемся) было принято решение о процедуре голосования. Так, формулировка звучала: «Те, которые получат большинство, превышающее половину, но мение двух третей голосов участников конференции» [2д, с. 204].

Кроме того, комиссия, при поддержке СССР, рпиняла постановление пригласить представителей Италии, Румынии, Болгарии, Венгрии и Финляндии, чтобы они изложили конференции свое мнение о проектах мирных договоров и приняли участие в работе соответствующих комиссий, в случае если это будет необходимо и если сами комиссии пожелают этого [2д, с. 204].

Тем самым, политическая изоляция стран предполагала амнистию и некоторое участие в решение своих судеб. Можно предположить, что такой политический ход был не возможен без участия СССР. Есть факты, которые говорят о том, что предоставленным правом страны-бывшие союзницы Германии пользовались. Так, 10 августа югославская делегация пред­ложила, обсудить заявление, сделанное итальянской делега­цией. Она мотивировала свое предложение важностью дан­ного заявления. Предложение это было принято, и предсе­дательствовавший на заседании указал, что в повестку дня включается обсуждение заявления итальянской делегации [8д, с. 66].

По отношению к изучению заявлений Италии, СССР высказалось отрицательно, несмотря на то, что советская делегация заявляла, что Советский Союз отрицательно относится ко всяким попыткам навязать бывшим сателлитам Германии всякого рода внешнее вмешательство в их эко­номическую жизнь, отклоняя такие требования к этим странам и такое давление на эти народы, которые не совме­стимы с их государственным суверенитетом и национальным достоинством [1д, с. 39].

Возражение советской делегации в отношении обсуждения заявлений Италии во многом были продиктованы тем, что решение об заслушивании итальянской стороны были приняты в обход мнения СССР Югославской делегацией.

Острым вопросом на конференции встал о гараницах Италии и Австрии. Эти страны были обе причасны к развязыванию войны, только Австрия как часть Третьего Рейха. И австрийская делегация запросила у председателя конференции выступление по вышеобозначенному вопросу. Разрешение было полученно, с чем была не согласна советская делегация. Так, А.Я. Вышинский 17 августа на поленарном заседании говорил, заявил, что советская делегация не может согласиться с британским предложением — пригласить пред­ставителей австрийского правительства на конференцию. Со­ветская делегация считает, вопреки мнению британской де­легации, необходимым отклонить просьбу Австрии, т. к. не видит оснований к удовлетворению этой просьбы [9д, с. 71].

На конференции говорилось: «У Австрии имеются к Италии пре­тензии в отношении Южного Тироля. Нам напомнили о том, что этот вопрос рассматривался в Совете Министров Иностранных Дел, добавляя, что, если Совет Министров уделил этому вопросу внимание, го и Мирная конференция должна уделить этому вопросу внимание. Это довольно удивительная логика. Я пришел бы к другому выводу: именно потому, что этот вопрос был рассмотрен в Совете Министров и там не нашел поддержки, поскольку Совет Министров единодушно отклонил претензии Австрии в отношении Тироля, — конфе­ренции не следует заниматься этим вопросом. У нас нет ни­каких оснований засорять работу нашей конференции лишни­ми проблемами. Кстати сказать, об ускорении работы конфе­ренции говорят очень многие и очень много. Нужно дейст­вительно беречь время. Это тоже один из доводов против приглашения Австрии. В самом деле, какое конференция име­ет право тратить свое время на рассмотрение притязаний ав­стрийского правительства на Южный Тироль, на который претендует Австрия за счет Италии, пытаясь использовать Парижскую конференцию, чтобы изменить Сен-Жерменский договор 1919 года? Австрия домогается получить новые зем­ли. Но, я спрашиваю, в награду за что, в качестве премии за какие усилия в борьбе демократических стран против гит­леровской Германии? Нет таких усилий, нет оснований для такой постановки вопроса» [9д, с. 71].

Стремление к пересмотру вопроса по границам Австрии и Италии видиться в ключе наростающего противостояния между формирующимся социалистическим лагерем и странами Запада. Конечно, Советский Союз не отстаивал права Италии на Тироль. Во многом допуск Австрии к обсуждению вопросов на конференции говорил о политическом весе этой страны, которая была порубежной с социалистическим лагерем – Чехославакией, Венгрией, Югославией. Отстаивание прав Австрии позволяло надеяться странам Запада на то, что эта страна будет выражать общие интересы в регионе в последующие периоды.

В целом можно говорить о том, что в первой декаде августа были сформированы комиссии по странам. Так, председателем комиссии по политическим и территориальным вопросам для Болгарии был назначен глава белорусской делегации К.В. Киселев.

Следует отметить, что страны-союзницы Германии имели достаточную активность на конференции. Им было позволено участвовать в прениях по вопросам мирных договоров. Так, на пленуме конференции 10 августа 1946 года выступил премьер-министр Италии де Гаспери, изложивший соображения итальянского правительства по проекту мирного договора. Де Гаспери заявил, что его правительство считае этот проект «крайне суровым». Основной упор он сделал на вопросах Триеста и Юлийской Крайны. Он настаивал на том, чтобы граница между Италией и Югославией была проведена по так называемой «линии Вильсона», которая, как известно, оставляла основную часть Юлийской Крайны.

- Что касается репараций, - говорил итальянский представитель, - то мы готовы принести необходимые жертвы, но не можем согласиться с тем, чтобы на итальянскую экономику возлагалось бремя на неопределенное время. – От имени итальянской стороны, де Гаспери предоставил меморандум, в котором были изложены критические замечания и поправки по каждой статье проекта договора [2, с. 211].

Как отмечал глава белорусской делегации: «Многие делегаты недоумевали. Складывалось впечатление, что де Гаспери «забыл», что речь идет в договоре о стране, которая активно участвовала в войне в союзе с Германией [2, с. 211].

Глава советской делегации асуждал намерения Италии оставить вышеобозначенные территории. В.М. Молотов говорил: «Глава итальянской делегации не нашел ничего лучшего, как выступить здесь со своими претензиями, если ие на всю Истрию, то, по крайней мере, на главную ее часть — на все западное побережье Истрии. Его ссылки на этнический мо­мент и на то, что в тех или иных прибрежных городах Ист­рии преобладает итальянское население, конечно, совершен­но не дают основания для того, чтобы отрезать часть сла­вянской Истрии от Югославии и отдать ее Италии. Глава итальянской делегации сделал центральным вопросом в сво­ем выступлении свои претензии на Западную Истрию и на Триест. Но мы не можем признать, что эти претензии явля­ются голосом новой, демократической Италии. Нет, как-раз напротив. Это всего лишь повторение старых, захватниче­ских претензий Италии на чужие земли, «а искони славян­ские земл» [10д, с. 93].

Прцедура голосования не позволила Советскому Союзу и его союзников на конференции отстоять свою позицию. Было принято решение о включение этих территорий в состав Италии, в обход мнению Югославии.

В вопросах договоров с Италией, как и с другими странами, следует отметить необоснованную активность австралийской делегации. Так, Эватт возмущался большими, на его взгляд репарациями Италии. На что делегация СССР ответила: «Что бросается в глаза в этих предложениях австралий­ской делегации? Прежде всего, то, что они все сделаны по одному шаблону. В отношении всех стран, для которых мы сейчас рассматриваем мирные договоры, Австралийская де­легация выступает с одним и тем же стандартным предло­жением. Некоторые отличия в деталях не меняют их шаб­лонного характера. Она предлагает не устанавливать разме­ра репараций ни для Румынии, ни для Италии, ни для Венг­рии, на для Финляндии, ни для Болгарии. Хотя это совер­шенно различные государства, у Австралийской делегации Для всех этих стран — один шаблон по вопросу о репараци­ях.»[11, с. 94].

Активность австралийской делегации была продиктована стремлением этой страны занять свое место в американско-британском блоке.

По политическим и военным вопросам в комиссии по мирному договору с Италией разгорелась горячая и длительная дискуссия, в которой приняли учатие все члены комиссии. В итоге споров было рпинято решения, по которым Италия обязывалась предпринять меры по роспуску фашистских организаций, уничтожить все долговременные военные укрепления и военные сооружения у французской границы, резко ограничились и вооруженные силы Италии в 250 тысяч человек.

Свидетель и участник описываемых событий Новиков Н.В. так описывал комиссию по делам Болгарии: «Помимо трех советских делегаций в комиссии были представлены делегации двух народно-демократических стран – Чехославакии и Югославии, действовавших солидарно с нами, и семи буржуазных стран, в большинстве случаев являвшихся нашими оппонентами. Наиболее активной среди них была греческая делегация, возглавляемая реакционером премьер-министром и министром иностранных дел Греции Константином Цалдарисом» [2, с. 343].

На пленарном заседании мирной конференции было заслушено выступление министра иностранных дел Болгарии о проекте мирного договора. В отличае от итальянца, оратор благодарил страны-победительницы за возможность балгарского народа принести и свой вклад в разгром фашизма, отмечал, что Болгария бросила все свои силы на борьбу с Германией после 9 сентября 1944 года.

Особенно горячая дискуссия разгорелась по статье первой, в которой говорилось, что границы Болгарии будут такими, какими они существовали на 1 января 1941 года. Центром спора была греко-балгарская граница. Цалдарис потребовал передачи Греции значительной части нынешней болгарской территории, мотивируя свои притязания необходимостью «стратегического исправления границы» [2, с. 230]. В разгоревшиеся споры, советская делегация покинула зал, после преждевременного закрытия заседания.

Вопрос был передан военной комиссии, которую возглавлял представитель Польши. Претензии Греции были признаны необоснованными. Больше спорных вопросов не возникало.

Комиссия по политическим и территориальным вопросам для Румынии начала свою работу 20 августа 1946 года. Было заслушено выступление министра иностранных дел Румынии Татареску, изложившего точку зрения румынской делегации о проекте мирного договора. Он, как и болгарин благодарил Советский Союз и признавал правомерность договора.

Во вопросу о границах комиссия после дискуссии приняла важные решения. Советско-румынская граница устанавливалась в соответствии с соглашением от 28 июня 1940 года [2, с. 238].

На пленарном заседании мирной конференции 14 августа 1946 года с изложением точки зрения венгерского правительства относительно проекта мирного договора выступил министр иностранных дел Венгрии Дьендьеши. Он говорил о новой Венгрии, которая осуждает фашизм.

В целом, границы Венгрии оставались на 1 января 1938 года, возникли вопросы о репарациях. Учитывая то, что Венгрия вступила на заключительном этапе войны в сопротивление Германии, было принято решение о том, что Венгрия будет выплачивать только часть репараций [2, с. 241].

15 августа 1946 года было заслушано выступление министра иностранных дел Финляндии Энкеля. Он говорил о стремлении финского народа к дружбе с Советским Союзом, о разочаровании фашизмом и стремлению к дальнейшему сотрудничеству.

Как и другим странам, Финляндии регламентировалось колличество вооруженных сил, оговаривались репарации.

Таким образом, Парижская мирная конференция явилась итогом трехлетней дипломатической работе. Сложности возникали на протяжении всей конферении. Советский Союз со своими дипломатическими союзниками были в меньшенстве и многие важные решения принимались в разрез с мнениями делегаций социалистических стран. На конференции организовывались отдельные комиссии по каждой из стран-союзниц Германии, куда входили представители заинтересованных сторон. Выслушивалось и мнение побежденной страны.

Все договоры имели одни статьи и разделы, разница была только в цифрах. На первый взгляд может показаться простота договоров, однако, о чем свидетельствуют вышеприведенные доводы. Следует привести выдержки из одного из мирных договоров, чтобы понять структру всех остальных.

Болгария

Часть 1

Статья 1

Границы Болгарии устанавливаются такими, какие существовали до 1 января 1941 года.

Часть 2

Политические постановления

Раздел 1

Статья 2

Болгария обязуется принять все меры по защите демократических прав и свобод ее граждан.

Статья 3

Болгария провела мероприятия по освобождению лиц, сочувствующих Объединенным Нациям или по рассовым предрассудкам. Обязуется закончить мероприятия и не принимать впреть накаких законов, расходящихся с этим.

Ст.4

О роспуске фашистских организаций…

Ст 5

Болгария. обязуется принять все меры, чтобы обеспечить задержание и выдачу военных преступников…

Обеспечивает явку свидетелей…

Ст 6

Болгария обязуется признать полную силу Мирных договоров с Италией, Румынией, Венгрией и Финляндией и др. соглашений или уригулирований.

Ст 7

Принять ликвидацию Лиги Наций

Ст 8

Часть 3

ВОЕННЫЕ, ВОЕННО-МОРСКИЕ И ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ

Раздел 1

Ст. 9

Содержание сухопутных, морских и военно-воздушных вооружений и укреплений будет строго ограничено так, чтобы отвечать задачам внутреннего характера и местной обороны границ.

А) сух. Армия 55 000;

в) зенит артилерия 1800 чел;

С) военно-морской флот с численностью личного состава в 3,5 тыс и общим таннажом 7250 тонн;

Д) 90 самолетов с 5200 чел без бомбандировщиков.

Ст 10

Личный состав, превышающий лимит будет распущен.

Ст 12

К северу от греко-болгарской границы запрещается строительство долговременных укреплений… средств складирования и снабжения.

Ст 13

Болгария не должна иметь, производить или эксперементировать: любые виды атомного оружия, самодвижущиеся снаряды… морские мины или торпеды компактного вида…

Ст 14

Ст 15

Излишки военных материалов и техники союзного происхождения будут переданы в распоряжение соответствующей Союзной державы, согласно указаниям, которые будут даны этой державой.

Военные материалы и техника германского происхождения или конструкции, превышающие то, что требуется для вооружения сил будут переданы правительствам Трех.

Ст 16

Болгария обязуется сотрудничать с союзными странами, чтобы не допустить возрождения Германии.

Ст 17

Не приобретать техники японского и германского производства.

Вывод союзных войск.

Ст. 20

Все вооруженные силы Союзных и Соединенных Держав будут выведены из Болгарии в возможно короткий срок и, во всяком слечае, не более чем 90 дней со дня вступления в силу настоящего договора…

Болгария должна предоставить такие услуги, которые потребуются для вывода советских войск.

Часть 5

Репарации и реституции

Ст 21

Убытки, причиненные Югославии и Греции военными действиями и оккупацией Болгарией территорий этих государств, будут Болгарией возмещены, причем, принимая во внимание, что Болгария не просто вышла из войны, а объявила войну и вела ее на деле против Германии, стороны уславливаются в том, что возмещение убытков будет произведено не полностью, а только частично, а именно, в сумме 70 000 000 долларов США, с погашением в течении 8 лет.

Греции 45 млн, Юг 25 млн. долларов.

Ст. 22

Часть 6

Экономические постановления

Ст 23

О возврате собственности гражданам ОН, компенсации по убыткам. Болгары не могли облаживать дополнительным налогом граждан ОН для решения своих финансовых вопросов. 23-25

Ст 24 Болгария признает, Советский С. Имеет право на все германские активы в Б, переданные СС Контрольным Советом в Германии, и обязуется принять все необходимые меры для облегчения передачи таких активов.

Ст. 25

О ликвидации б собственности на других территориях, кроме посольских и консульских, религиозных организаций

С 26

Часть 7

Постановления, относящиеся к Дунаю.

Ст 34

Навигация на реке Дунай должна быть свободной и открытой для граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении портовых и навигационных сборов и условий торгового судоходства. Выщеизложенное не распространяется на перевозки между портами одного и того же государства. (37)

Часть 8

Заключительные постановления


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вторая мировая война продемонстрировала, что ради достижения высоких целей политические системы, которые, казалось бы не могут сотрудничать, объединились. Единство союзников в борьбе против фашизма было тем фактором, который позволил одержать верх над агрессорскими планами Германии и ее саттелитов.

Послевоенная международная обстановка подвергла сомнению нерушимость союза Объединенных Наций. Уже на первой послевоенной международной конференции начались разногласия стран-победительниц по послевоенному устройству мирового порядка и судьбе побежденных стран. Главная причина этих разногласий в стремлении с одной стороны американо-английской дипломатии не допустить чрезмерного усиления Советского Союза, с другой стороны СССР стремилась к укреплению политического влияния и к особой роли государства советов в международных отношений.

После войны многие страны Центральной и Юго-Восточной Европы оказались оккупированными советскими войсками, что определило попадание их под влияние Советского Союза. В этих странах к власти пришли политические силы, которые видели в СССР своего союзника и пример к политическому и социально-экономическому развитию своих стран. Так, коммунисты взяли верх в Венгрии, Румынии, Болгарии. Следует отметить, что переход власти к коммунистическим партиям и их политическим союзникам не являлось результатом только навязывания политического устройства СССР. Во многом само население поддержало новый порядок, усматривая в СССР гарант своего развития.

С другой стороны другие страны Европы, в особенности Италия, поддержали стремления американо-британского блока влиять на политическое развитие. Отдельно можно рассматривать Финляндию, которая не пошла на тесной сотрудничество со странами Запада, допустила в свой парламент коммунистов, но не стала на советский путь развития.

Таким образом, уже в 1945-1947 гг. было сформировано политическое устройство мирового порядка, где международное сообщество было разделено на два лагеря: буржуазно-демократический и социалистический, между которыми назревало противостояние, вылившееся в «Холодную войну».

Остро, исходя из сложившейся политической обстановки ставился вопрос мирных договоров со странами-бывшими союзницами Германии. На первой послевоенной конференции в Потсдаме эта проблема была поставлена, однако было принято решение об организации мирной конференции, на которой и должны были приняться важные документы. Разработкой мирных договоров должен был заняться сформированный Совет министров иностранных дел.

Парижская мирная конференция, ставшая заключительным этапом в урегулировании вопросов мирных договоров с саттелитами Германии проходила в напряженной обстановке. К тому времени уже сформировался социалистический лагерь, у американцев была атомная бомба, которая становилась политическим аргументом. Возникли многие вопросы, в том числе и территориальные претензии. Следует отметить, что проигравшие страны были допущены, но без права голоса к работе конференции.

Исходя из того, что решения принимались большинством голосов, а СССР и ее союзники были в явном меньшинстве, многие решения по мирным договорам принимались в обход мнению советских делегаций (СССР, УССР, БССР). Так, например, вопрос о территориальных претензиях Италии и Югославии был решен скорее в пользу Италии.

Таким образом, в 1947 году сложился биполярный мир, где главные роли играли США и СССР, союзниками которых стали многие бывшие союзницы Германии.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ИСТОЧНИКИ

1 Акт о капитуляции Японии 2 сентября 1945 года //Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 4: Вторая мировая война: Документы и материалы. – М.: Наука, 2002. – 677 с.

2 Внешняя политика СССР: Документы и материалы. 1946 год [Текст]. – М.: Политиздат, 1952. – 431 с.

3 Голль, Ш. Военные мемуары [Текст]/ Ш. Голль. – М.: Издательство АСТ, 2004. – 799 с.

4 Живнов, Т. Избранные статьи и речи [Текст] / Т. Живнов. – М.: Политиздат, 1965. – 324 с.

5 Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления [Текст] / Г.К. Жуков. – М.: Изд-во Агентства печати Новости, 1983. – 713 с.

6 Жуковский, Н. Полномочный представитель [Текст] / Н. Жуковский. – М.: Политиздат, 1973. – 476 с.

7 Изложение речи Киселева на утреннем пленарном заседании 9 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

8 Изложение речи Мануильского на утреннем заседании конференции 9 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

9 Из объявелния венгерским Временнвым нацилональным правительством войны Германии, 28 декабря 1944 года //Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 4: Вторая мировая война: Документы и материалы. – М.: Наука, 2002. – 677 с.

10 Киселев, К.В. Записки советского дипломата [Текст] / К.В. Киселев. – М.: Политиздат, 1974. – 527 с.

11 Луночарский А.В. Статьи и речи по вопросам международной политики [Текст] / А.В. Луночарский. – М.: Политиздат, 1959. – 427 с.

12 Наркоминдел СССР об отношениях с Болгарией 9 с 1944 года // Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 4: Вторая мировая война: Документы и материалы. – М.: Наука, 2002. – 677 с.

13 Новиков, Н.В. Воспоминания дипломата: (Записки о 1938 – 1947 годах) [Текст] / Н.В. Новиков. – М.: Политиздат, 1989. – 399 с.

14 Маннергейм К.Г. Воспоминанияс [Текст] / К.Г. Маннергейм. – Мн.: ООО «Поппури», 2004. – 512 с.

15 Мировые войны XX века. Документы и материалы [Текст]. – М.: Наука, 2002. – 546 с.

16 Мирный договор с Болгарией [Текст]. – М., 1946. – 74 с.

17 Мирный договор с Венгрией [Текст]. – М., 1946. – 94 с.

18 Мирный договор с Италией [Текст]. – М., 1946. – 146 с.

19 Мирный договор с Финляндией [Текст]. – М., 1946. – 86 с.

20 Ответ В.М. Молотова на речь Д. Бирнса (Заседание Комиссии по процедуре) 6 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

21 Протокольная запись беседы генерала де Голля с маршалом Сталиным в кремле 6 декабря 1944 года, составленная Роже Гарро и Морисом Дежаном // Голль, Ш. Военные мемуары [Текст]/ Ш. Голль. – М.: Издательство АСТ, 2004. – 799 с.

22Речь А.Я. Вышинского пленарном заседании 17 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

23 Речь В.М. Молотова на заседани комиссии по экономическим вопросам проекта мирного договора с Италией 27 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

24 Речь В.М. Молотова на Парижской Конференции 13 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

25 Речь В.М. Молотова на Парижской Конференции 31 июля 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

26 Речь В.М. Молотова на пленарном заседании 8 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

27 Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

28 Соглашение о перемирии между СССР и Румынией 12 сентября 1944 г. //Мировые войны XX века: в 4 кн. Кн. 4: Вторая мировая война: Документы и материалы. – М.: Наука, 2002. – 677 с.

29 Сообщение о заявлении А.Я. Вышинского на вечернем пленарном заседании 12 августа 1946 года. // Советская делегация на Парижской конференции. Сборник выступлений и материалов июль-октябрь 1946 г. – М.: Политиздат, 1948. – 256 с.

ЛИТЕРАТУРА

30 Аничкин, В.С. СССР – США мирное сосуществование как норма взаимотношений [Текст] / В.С. Аничкин. – М.: Наука, 1975. – 146 с.

31 Барбасов, А.П., Золотарев, В.А. О прошлом во имя грядущего: Традиции российско-болгарского боевого содружества [Текст]/ А.П. Барбасов, В.А. Золотарев. – М.: Мысль, 1990. – 268 с.

32 Барышников, Н. И., Барышников, В. Н., Федоров, В.Г. Финляндия во второй мировой войне [Текст]/ Н.И. Барышников, В.Н. Барышников, В.Г. Федоров. – Л.: Лениздат, 1989. – 336 с.

33 Белорусская ССР в международных отношениях. Международные договоры, коныенции и соглашения Белорусской ССР с иностранными государствами (1944-1959 гг.) [Текст]. – Мн.: Наука и техника, 1960. – 421 с.

34 Великая Отечественная война. Энциклопедический словарь [Текст]. - М.: Наука, 1979. – 675 с.

35 Внешняя политика СССР и проблема послевоенного уригулирования в Европе [Текст]. – М.: Политиздат, 1978. – 314 с.

36 Волокитина, Т.В. Программа революции. У истоков народной демократии в Болгарии. 1944-1946 гг. [Текст]/ Т. В. Волокитина. – М.: Наука, 1990. – 240 с.

37 Галкин, А.А., Мельников, Д.Е. СССР, западные державы и германский вопрос 1945-1965 гг. [Текст] / А.А. Галкин ,Д.Е. Мельников. – М.: Наука, 1966. – 254 с.

38 Исраэлян, В.А. Дипломатическая история В.О.В. [Текст] / В.А. Исраэлян. – М.: Наука, 1959. – 536 с.

39 История Венгрии [Текст] / под ред. А.И. Пушкаш, И.М. Гранчак, В.А. Крючков и др. – М.: Наука, 1972. – 959 с.

40 Итоги Второй мировой войны [Текст]. - М., 1957. – 732 с.

41 Кин, Ц.И. Итальянский ребус [Текст]/ Ц.И. Кин. – М.: Политиздат, 1991. - 415 с.

42 Кортунов, В.В. Мирное сосуществование 2-х систем [Текст] / В.В. Кортунов. – М.: Политиздат, 1956. – 276 с.

43 Крах политики агрессии диктатуры Антонеску [Текст].- Кишинев, 1983. – 432с

44 Кремер, И.С. Очерк истории внешней политики СССР 1917-1967 гг. [Текст] / И.С. Кремер. – М.: Наука, 1964. – 465 с.

45 Кортунов, В.В. Мирное сосуществование 2-х систем [Текст] / В.В. Кортунов. – М.: Политиздат, 1956. – 276 с.

46 Кутаков, А.Н. История международных отношений и внешней политики СССР в 1917-1972 гг. [Текст] / А.Н. Кутаков. – М.: Наука. – 487 с.

47 Международные отношения после Второй мировой войны в 3 т. [Текст]. – М.: Наука, 1962. – Т.1. – 424 с.

48 Миллер, А. Об истории концепции "Центральная Европа" // Центральная Европа как исторический регион [Текст]. - М.: Просвещение, 1996. С. 28-47

49 Орлик, И. Центрально-Восточная Европа между Россией и Западом // Вестник научной информации (ИМЭПИ РАН). - 1997. - № 5. – С. 15-36

50 Отырба, Г.А. Союзническая политика Италии в 1943-1944 гг. [Текст]/ Г.А. Отырба // Италия и Европа. – М.: ИВИ АН СССР, 1990. – 408 с.

51 Пархоменко, В.К. Капитуляция Японии и токийский трибунал [Тект] / В.К. Пархоменко // Книга для чтения по новейшей истории, 1917-1945: пособие для учащихся ст. классов. – М.: Просвещение, 1984. – 304 с.

52 Робейзек, П. Опасность нового раскола Европы [Текст] // Компас. - 1997. - № 17. – С. 13-21

53 Скоба, А.Д. Парижская мирная конференция [Текст] / А.Д. Скоба. – Киев, 1972. – 247 с.

54 Тенненбаум, Б. Карл Густав Маннергейм генерал царской России и маршал Финляндии [Электронный ресурс] // WWW militari. lib. ru

55 Холодковский, К. Г. Италия: массы и политика. Эволюция массового социально-политического сознания трудящихся в 1945-1985 гг. [Текст] / К.Г. Холодковсткий. – М.: Наука, 1989. – 256 с.

56 Юссила, О., Хентиля, С., Невакиви, Ю. Политическая история Финляндии 1809-1995 [Текст] /О. Юссила, С. Хентиля, Ю. Невакиви. - М.: Наука, 1998. – 536 с.

57 100 великих войн [Текст] / под ред. Б.В. Соколов. – М.: Вече, 2007. – 544 с.


[3] Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны, т. 3, с. 339.

[4] Там же, с. 340.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!