0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Гражданской Кодекс РСФСР 1922 года»


Условие задачи:

Гражданской Кодекс РСФСР 1922 года (далее по тексту ГК), был введён в действие с 1 января 1923 года Постановлением ВЦИК «О введении в действие Гражданского Кодекса РСФСР» от 11 ноября 1922 года, принятым на IV сессии 31 октября 1922 года став первым в мире гражданским кодексом социалистического государства.

ГК состоит из четырёх частей, таких как: общая часть, вещное право, обязательственное право и наследственное право.

1. В общей части ГК особенным представляется объем прав и обязанностей, закрепляемых государством за участниками гражданских правоотношений.

1.1. Имущественная правоспособность была ограничена теми пределами, которые соответствовали интересам социалистического государства (ст. 1, 4 ГК). Как отмечал автор проекта ГК Гойхбарг А.Г. уступки, сделанные частной инициативе, направлены исключительно на развитие производства и поэтому государство предоставляет в этих целях право на обладание имуществом .

1.2. В ГК прослеживается ограничение частной собственности и публично-правовой характер регулирования имущественных отношений, то есть преимущество публично-правового над частноправовым для обеспечения защиты интересов социалистического государства от злоупотреблений частных лиц .

1.3. ГК наделял юридических лиц не общей, а специальной правоспособностью. Из смысла ст. 14 и 18 ГК следует, что юридические лица должны действовать для достижения целей, определенных в их уставах и не противоречащих интересам государства, а в случае отклонения деятельность юридического лица может быть прекращена соответственным органом государственной власти.

1.4. В целях охраны социалистической собственности государственные предприятия, переведенные на хозрасчет, отвечали за свои долги лишь имуществом, состоящим в их свободном распоряжении (ст. 19 ГК), тем самым, исключая обращение взыскания на основные фонды и предотвращая переход национализированного имущества в руки частников для целей стабилизации работы социалистического сектора экономики.

1.5. Гражданская правоспособность по ГК ограничена лишь имущественными правами (глава III «Объекты прав (имущества)» Общей части ГК), личные неимущественные права ГК не охранялись, за исключением правоспособности иностранных граждан. Хотя о правоспособности иностранных граждан в самом ГК ничего не говорилось, согласно ст. 8 Постановления о введении в действие ГК при определении правоспособности иностранных граждан решающую роль играют нормы международных соглашений.

2. Согласно ст. 52 части «Вещное право» ГК различаются следующие формы собственности:

2.1. Государственная (национализированная и муниципализированная) собственность.

Для сохранения гарантированного главенства социалистического сектора государству были предоставлены особые преимущества, в частности, ГК обеспечивает особый режим государственной собственности. В главе III «Объекты прав (имущества)» Общей части ГК определяется имущество, принципиально изъятое из гражданского оборота в пользу государства: ст. 21, 22 и 53 ГК закрепили исключительное право собственности государства на землю, ее недра, воды, леса, железные дороги общего пользования, их подвижной состав, летательные аппараты, основные средства производства.

Для усиления гарантий защиты государственной собственности ст. 60 государство не ограничивалось в предъявлении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Согласно ст. 60 ГК если частное лицо и кооперативная организация могли истребовать свое имущество у добросовестного приобретателя только при условии, что оно выбыло из их владения помимо их воли, то на государство это ограничение не распространялось. Практика пошла дальше и установила так называемую «презумпцию государственной собственности», когда в любом случае при наличии спора предполагалось, что имущество принадлежит государству, и противная сторона должна была доказать обратное.

Ст. 68-70 ГК указывают на три, присущие только государству, способа возникновения права государственной собственности:

- имущество, хозяин которого неизвестен, переходит в собственность государства (ст. 68 ГК);

- реквизиция (ст. 69 ГК);

- конфискация (ст. 70 ГК).

Ст. 68 устанавливает презумпцию принадлежности государству имущества, хозяин которого неизвестен. Под понятием «бесхозяйное имущество» понимались невостребованные собственником находки, клады, имущество, брошенное собственником.

Применявшаяся в первые годы Советской власти национализация, как источник возникновения права государственной собственности, отсутствует в ГК, то есть национализация не предполагается. При необходимости изъятия имущества из частной или кооперативной собственности государство обязуется возместить стоимость реквизированного имущества в установленном порядке (Приложение 4 к ст. 69 и ст. 70 ГК, в том числе декрет Совета Народных Комиссаров «О порядке реквизиции и конфискации имущества частных лиц и обществ»).

Ст. 70 ГК конфискация имущества определяется как исключительная штрафная санкция, но основания для конфискации в ГК не приведены.

2.2. Кооперативная собственность.

Кооперативные организации наделены ГК преимуществами над частными лицами. Так, согласно ст. 57 ГК промышленные предприятия, организуемые и приобретаемые кооперативными организациями могут состоять в собственности упомянутых организаций независимо от числа занятых в предприятии рабочих.

2.3. Частная собственность - собственность частного лица, отдельного гражданина. В свою очередь частная собственность подразделялась на следующие формы:

- единоличную собственность физических лиц;

- собственность нескольких лиц, не составлявших объединения илил общая собственность (ст. 61 ГК);

- собственность частных юридических лиц.

Особое место в ГК отведено праву частной собственности прежде всего в плане ее ограничения.

В ст. 54 ГК приведены виды имущества, которые могут находиться в собственности частного лица:

- предметы частной собственности, которые могут быть использованы для извлечения нетрудовых доходов - обладание ими должно быть ограничено;

- орудия и средствах производства, необходимые для индивидуальной трудовой деятельности, предметы домашнего обихода и личного потребления, товары, а также деньги, ценные бумаги, драгоценные металлы, камни, валюта и прочие ценности продажа которых не запрещена законом.

Содержание и ремонт немуниципализированных строений (прежде всего жилых строений в городах) довольно дорого обходились государству, поэтому было разрешено передавать в собственность частных лиц строения, требовавшие капитального ремонта с наложением определённых ограничений по их площади.

В указанной статье ГК упомянуты торговые предприятия, как возможные объекты частной собственности, но отсутствует какая либо информация о каких-либо ограничениях по их размерам. Размеры же промышленных предприятий регламентировались ГК со ссылкой на «специальные законы», к которым в первую очередь относятся декреты ВЦИК и СНК от 7 июля и 10 декабря 1921 года: число работающих на частных промышленных предприятиях не могло превышать 20 человек.Тем самых, государство ограничивало масштаб деятельности частных производственных предприятий, не позволяя им развиться до отличного от кустарного производства с несущественной прибылью для целей снижения их конкурентоспособности до уровня, не представляющего какой-либо опасности социалистическому сектору экономики. Смысл же предоставления такого права частнику сводился к следующему:

- обеспечение общества рабочими местами в трудные годы безработицы,

- насыщение рынка товарами без вмешательства государственного капитала.

Однако ст. 55 ГК допускала поступление в частную собственность имуществ, имеющих «государственное значение» (телеграф, радиотелеграф и др.) с большим числом рабочих на основании концессии либо аренды, испрашиваемой у правительства, с установлением права частной собственности на предприятие. Данная норма была направлена на привлечение не только отечественного частного капитала, но и, прежде всего, иностранного.

Договор концессии возлагал на концессионера ряд обязательств, таких как: поддержание производственного оборудования на современном техническом уровне, наличие определённых капитальных вложений, преимущество сбыта продукции в адрес государства по устанавливаемым последним ценам, а так же иные ограничения на использование концессионного имущества.

Договор аренды имел определённые сходства с договором концессии и мог включать следующие условия: запрет одностороннего расторжения договора во внесудебном порядке, жёсткие сроки аренды (ст. 416 ГК), право реализации продукции на вольном рынке, снабжение государственным сырьём в обмен на установление государством ассортимента, количества и доли производимой продукции для обязательной сдачи государству, поддержание на должном техническом уровне арендованного предприятия.

Золотая, серебряная, платиновая монета и иностранная валюта могли находиться в собственности частных лиц, но совершать сделки, предметом которых являлись перечисленные валютные ценности, можно было только с государством в лице Госбанка на основании ст. 24 ГК и определённых подзаконных актов (Приложение 2 к ст. 24 ГК, в том числе Декрета Совета Народных Комиссаров «Об обращении золота, серебра, платины, драгоценных камней и иностранной валюты»).

Драгоценные металлы в слитках и драгоценные камни могли свободно обращаться, частные лица могли заключать между собой сделки при условии соблюдения предусмотренных законом правил. Существование частных ювелирных мастерских и зубопротезных кабинетов допускалось и на основании данной нормы ГК.

На основании ст. 56 ГК из свободного оборота были изъяты: оружие, воинское снаряжение, взрывчатые вещества, спиртосодержащие вещества (свыше установленной крепости) и сильнодействующие яды как требующие разрешения на нахождение в частной собственности от органов власти, что присуще не только социалистическому праву, но и подавляющему большинству государств.

Ст. 58 ГК право собственности было ограничено установленными законом пределами и при отсутствии специальных нормативных актов, развивающих данную статью ГК суды при решении споров обычно ссылались на ст. 1 ГК, согласно трактовке которой собственник обязан был использовать свое имущество не только не причиняя вреда обществу, но принеся ему определённую пользу. Собственники имущества могли быть лишены права собственности, например, за неиспользование, либо за ненадлежащее использование такого имущества (жилые помещения используемые не по назначению (например, под склады), могли быть муниципализированы при удостоверении судом факта ненадлежащего применения ).

Разработанные в Древнем Риме нормы о добросовестном и недобросовестном приобретателе, ставшие частью правовой культуры и воспринятые социалистическим правом стали использоваться (ст. 59, 60 ГК) при защите права собственности, но без применения принципа абсолютной защиты собственника (ст. 60 ГК защищает интересы добросовестного владельца-приобретателя, не имевшего оснований считать, что лицо, передающее ему имущество, не вправе им распоряжаться).

3. Общие положения о сделках нашли отражение в главе IV Общей части ГК, включая нормы, призванные в первую очередь защитить интересы социалистического государства. Например, норма о признании недействительными сделок, направленных к явному ущербу для государства (ст. 30 ГК) давала возможность предотвратить невыгодные для социалистического сектора экономики последствий.

Согласно ст. 106 ГК основаниями возникновения обязательств являются договоры, неосновательное обогащение, причинение вреда и другие - перечень, приведённый в ГК не является исчерпывающим и предусматривающим возможность появления норм, дополняющих его. На практике главнейшим основанием возникновения обязательств всё-таки стали договоры, так как возврат к товарно-денежным отношениям вызвал к жизни и все традиционные гражданско-правовые институты, призванные регулировать эти отношения правовыми средствами. Воссоздавая нормы о договорах, законодатель ориентировал их на восстановление и развитие социалистического хозяйства.

В ст. 106-129 ГК закрепляет общие положения обязательственного права без конкретизации их по субъектам права и направлены по большей части на регулирование отношений негосударственных предприятий и частных лиц.

В ст. 117 ГК перечислены случаи возмещения убытков при неисполнении обязательства. Традиционно под убытком понимались «как положительный ущерб в имуществе, так и упущенная выгода, возможная при обычных условиях оборота». Ущерб, подразумевался исключительно имущественный, однако в судебной практике имели место безуспешные попытки возмещения морального вреда.

Ст. 118 устанавливалось обстоятельство, снимавшее с должника ответственность за неисполнение обязательства в случае если им будет доказана невозможность исполнения, обусловленная обстоятельством, которого он не мог предотвратить, либо создалась вследствие умысла или неосторожности кредитора.

В ГК закреплялось правило об усиленной защите обязательств, возникающих из договоров. Так, ст. 120 ГК было установлено принуждение должника к реальному исполнению обязательства в отличие от обычного возмещения ущерба, но только применительно к узкой группе обязательств, а именно в части предоставления в пользование индивидуально-определенной вещи.

Судебная и арбитражная практика была направлена на обеспечение реального исполнения договорных обязательств, тем более, если сторонами договора выступали государственные предприятия и сводилась к следующему общему знаменателю: договоры с государственными учреждениями заключаются для создания устойчивой почвы для их хозяйственной деятельности, и не могут быть расторгаемы только по тому соображению, что исполнение их оказалось невыгодным для другого контрагента при изменившихся условиях, наступление которых он не предусмотрел .

3.1. Порядок заключения договора в ГК регулируется достаточно подробно. В ст. 130 было включено определение существенных пунктов договора (предмет договора, цена, срок, а также все те пункты, относительно коих по предварительному заявлению одной из сторон, должно быть достигнуто соглашение ), без достижения согласия по которым договор не мог считаться заключенным, тем самым ГК поставил на более устойчивую почву процедуру заключения договора, значительно уменьшив количество споров по этому предмету.

Форма заключения договора определяется в ст. 136-138 ГК в зависимости:

а) от суммы;

б) от сторон договора.

Ст. 136 гласит, что закон может предусмотреть в ряде случаев особую форму. Так, ст. 136 ГК устанавливается общее правило о письменном порядке заключения договора на сумму свыше 500 рублей золотом , однако ряд договоров, например, договор о неустойке (ст. 141 Примечание 2), о найме имущества на срок свыше одного года (ст. 153 ГК), должен был заключаться в письменной форме независимо от суммы. Кроме того, иногда предусматривалась не просто письменная, а нотариальная форма или регистрация на бирже (ст. 137, 138, 153, 211 ГК и др.).

Обязательный, как правило, письменный порядок оформления договоров, участником которых являлось государство, должен был обеспечить их большую устойчивость и ясность.

Ст. 138 особо оговаривает порядок оформления договора дарения. Вновь допуская дарение, ГК одновременно ставит этот договор под особый контроль государства. Дарение на сумму свыше 1 тыс. руб. золотом должно было облекаться в письменную форму и регистрироваться в нотариальном порядке.

Своеобразие ГК состояло в отсутствии дозволенности заключать любой договор, если он не противоречит общим требованиям, предъявляемым к договорам, например, ещё до введения в действие ГК практика регистрации нотариатом договоров, неизвестных действующему праву, являлась неправомерной и хотя ГК расширил круг известных договоров, но и они не покрывали всего многообразия типов возможных договорных отношений.

3.2. Договор имущественного найма регулировал два типа отношений:

- аренду предприятий;

- аренду нежилых помещений и наем жилых помещений.

Для того чтобы стороны более ясно представляли свои права и обязанности, договоры найма на срок более года должны были заключаться в письменной форме (ст. 153 ГК).

В ряде статей закрепляются льготы для государства. Так, ст. 154 ГК устанавливается максимальный срок имущественного найма в 12 лет: государство в случае необходимости могло сравнительно быстро получить сданное им внаем предприятие, а для квартиросъемщика создавалась относительная устойчивость, обеспечивавшаяся тем, что по истечении 12-летнего срока найма, если наниматель был трудящимся, договор возобновлялся на неопределенный срок.

В ст. 156 данной главы ГК законодатель попытался последовательно провести классовый принцип при регулировании жилищного найма. Нанимателям, являющимся:

- государственными учреждениями и предприятиями;

- наемными рабочими и служащими;

- учащимися государственных учебных заведений, состоящими на иждивении красноармейцев, членами их семейств;

- инвалидами труда и войны были предоставлены льготы для целей создания относительной устойчивости владения ими жилплощадью. Важно отметить, что именно нанимателю предоставляется право на защиту своего владения жильем даже от посягательств собственника помещения. ГК целенаправленно и последовательно проводится защита прав нанимателя (обычно трудящегося) от наймодателя, в роли которого могли выступать и частные собственники, и застройщики.

Возможность досрочного расторжения договора жилищного найма была ограничена случаями, предусмотренными в ст. 171 ГК, согласно которой расторжение договора возможно в судебном порядке, однако допускалась возможность выселения и в административном порядке (ст. 172 ГК). Причины, по которым можно было выселить в административном порядке, в ГК не предусматривались, в нем лишь указывалось, что делаться это должно в соответствии с законом, которого не существовало, что создавало некоторую неопределенность в положении квартиросъемщика.

3.3. ГК обращает внимание и на виды имущества, которое может быть предметом договоров купли-продажи, ст. 181 и 182 ГК ряд ограничений для предметов, которые не могут быть в свободном обороте.

В связи с острым жилищным кризисом в ГК допущено отступление от курса на запрещение сделок с недвижимостью . Сделки по отчуждению строений допускались, но ограничивались возможности спекуляции домами.

В качестве субъектов купли-продажи и мены подразумевались частные лица (юридические и физические) нормы, определявшие специфические черты договора купли-продажи, когда одной из его сторон или даже обеими сторонами являются государственные юридические лица, в ГК отсутствуют.

3.4. В главе «Договор займа» кроме традиционных условий отражены так же некоторые особенности этого договора, в частности, то, что в его форму могут быть облечены обязательства, возникшие из других договоров (ст. 209 ГК). Для обновления обязательства посредством заключения нового договора, так называемой новации, займ был достаточно удобным способом. Подробно рассмотрен в главе и вопрос о валюте займа, то есть о деньгах или иных заменимых вещах, которые составляют определенную сумму, передаваемую при заключении договора займа. Неустойчивость в момент принятия ГК курса советского бумажного рубля вынуждала законодателя в качестве устойчивой валюты опираться на золотые рубли.

ГК не предусматривает такие виды договора займа, как товарный, коммерческий или, не выделены виды займа ни по срокам, ни по субъектам (государство, кооператив, частное лицо).

Размер процентов не ограничивался, тем не менее интересы должника защищались, запрещалось взимание процентов с невыплаченных процентов по долгу; должник мог в ряде случаев досрочно освободиться от процентного займа. Одним из оснований для этого мог стать достаточно высокий процент - свыше 6% годовых (ст. 216 ГК).

В ст. 217 ГК признавались недействительными договоры займа в следствии их безденежности и безвалютности (случаи безденежности займа возникали если расписка выдавалась должником раньше получения долга).

3.5. Сторонами договора подряда могли быть как граждане, так и государственные, но особую защиту интересов последних как подрядчиков ГК не обеспечивал. Нормы ГК, посвященные подряду дают большую свободу действий подрядчику, возлагая на него и соответствующую ответственность в случае ненадлежащего выполнения им своих обязанностей.

3.6. Договор поручительства дополнительный, заключаемый, чтобы обеспечить исполнение основного обязательства (ст. 236 ГК). Как следует из содержания посвященных договору поручительства статей, он предназначался только для частных лиц, во всяком случае, участие государственного органа в качестве поручителя (гаранта) ГК не предусматривает, хотя при складывавшихся хозяйственных отношениях такой вариант был возможен.

3.7. Договор поручения единственный из представленных в ГК комиссионных сделок. Советское государство не поощряло в первые годы нэпа комиссионные сделки, поэтому в ГК не был включен активно применяемый на практике договор комиссии .

3.8. Глава X «Товарищества» в ГК разделена на пять разделов, в каждом из которых освещался один вид этого договора. Простое товарищество согласно ст. 276 ГК представляло собой объединение несколько схожее с кооперативом: двое или несколько лиц обязуются друг перед другом соединить свои вклады (как указано в ст. 277 ГК не только имущество, но и услуги) и совместно действовать для достижения общей хозяйственной цели.

Для защиты прав членов товарищества, внесших небольшие вклады, решение дел товарищества осуществлялось большинством голосов его членов независимо от размера вклада (ст. 281 ГК) в отличие от распределения прибыли, в основу которого положен размер вклада.

Полное товарищество, товарищество на вере и товарищество с ограниченной ответственностью являлись частными юридическими лицами. Участие государства в этих видах товариществ (как и в простом товариществе) было исключено условиями договора. Однако не была исключена возможность сотрудничества с ними государственных юридических лиц.

Последний вид товарищества - паевое товарищество, или акционерное общество подробным образом регламентировано ГК порядок создания акционерных обществ, обязанности их учредителей, полномочия собрания акционеров. Членами-пайщиками и учредителями акционерных обществ могли быть как конкретные граждане, так и государственные учреждения. Акционерные общества могли быть частными, государственными и смешанными.

Для контроля за деятельностью частных акционерных обществ Кодексом предусматривалась широкая система мер. Так, согласно ГК контроль осуществлялся со стадии утверждения устава (ст. 323 ГК) и завершался после ликвидации общества (примечание 1 к ст. 364 ГК, согласно которому прекращение общества регистрируется и опубликовывается тем же порядком, как и учреждение его).

3.9. Хотя статьи ГК не определяют, кто мог выступать в качестве страховщика, круг их был ограничен государственными органами. В ГК отсутствуют статьи, посвященные обязательному страхованию, все нормы говорят лишь о добровольном страховании, несмотря на то что наличие определённых условий об обязательном страховании могло бы устранить из практики судов существенное количество дел. Законодатель упоминает в ст. 368 ГК о двух видах страхования: имущественном и личном. Но, по причине того что объектом правоотношения являются страховые платежи, а не то, что именно страхуется, различий в правовом регулировании обоих видов страхования ГК не устанавливал.

Статья 373 ГК ориентирована на юридические отношения как основания страхового интереса. В статье указывается, что договор страхования может быть заключен собственником имущества, лицом, имеющим на это имущество вещное право или право.

3.10. Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения и причинения другому вреда.

Согласно ст. 399-400 ГК обязанность возврата неосновательно приобретенного или сбереженного имущества сопровождалась обязанностью возвращения или возмещения доходов, извлеченных из неосновательно полученного имущества, в том числе в пользу государства (ст. 402 ГК).

Наличие вины потерпевшего как основание, освобождающее от ответственности причинителя, закономерно отражено в ст. 403 ГК, в которой определён общий порядок возмещения вреда. В качестве обстоятельства, освобождающего от возмещения, поименованы умысел либо грубая неосторожность самого потерпевшего. Фактически вина учитывалась и в случае возникновения обязательств вследствие причинения другому лицу вреда источником повышенной опасности (ст. 404 ГК).

В ГК было ограничение ответственности государства за причинение вреда. Прежде всего, срок исковой давности устанавливался в один год. Ответственность учреждений за действия должностных лиц ограничивалась рядом условий, сами случаи должны были быть указаны в специальном законе, ст. 407 ГК содержала лишь отсылочную норму.

В ГК предусматривалось рассмотрение имущественного положения потерпевшего и причинившего вред. Суд мог уменьшить размер вознаграждения за вред в случае несостоятельности причинителя. Статья 406 содержала норму, противоречащую общим принципам возникновения ответственности за причиненный вред. Вопреки ст. 403-405 суд мог обязать возместить вред и тогда, когда причинитель не обязан был этого делать, если имущественное положение потерпевшего было тяжелым. Такой порядок, видимо, обусловливался своеобразным пониманием законодателем классового подхода.

Просуществовав более 40 лет ГК имел ощутимую социалистическую направленность, обладая при этом на ряду с недостатками, определёнными достоинствами, актуальными для своего времени:

- объединение положений разрозненных нормативных актов периода 1917-1922 гг., регулирующих правовой режим государственной собственности;

- определение доминирующего положения социалистического государства как субъекта гражданских правоотношений;

- определение имущественных отношений, складывавшиеся в советском обществе в переходный период.

Литература:

1. Хрестоматия по истории отечественного государства и права. 1917 – 1991 гг. / Под ред. О. И. Чистякова. - М.: Зерцало, 1997.

2. Исаев И.А. История государства и права России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2009.

3. Новицкая Т.Е. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года.- М.: Зерцало-М, 2002.

4. Интернет-ресурс www.kodeks.ru.

ГК РСФСР 1922 г. (вещное, обязательное, наследственное право)

История человечества еще не знала такого примера юридического

нигилизма, какой явили миру большевики - коммунисты. В один миг была

обрушена вся система права России. Действовали по принципу «разрушим до

основания, а затем». Все законодательство России до октябрьского переворота

было отменено.

В 1918-1919 гг. были предприняты первые попытки кодификации (Кодекс

законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском

праве, Кодекс законов о труде, Руководящие начала по уголовному праву), но

в условиях войны кодификационные работы не удались.

Проведение «новой экономической политики» потребовало установить во

всех областях жизни твердые начала законопорядка. В результате громадных

усилий были приняты девять кодексов: Уголовный, Гражданский, Земельный,

Уголовно-процессуальный, Кодекс законов о земле, Гражданско-процессуальный,

Лесной, Кодекс законов о браке, семье и опеке, а также Исправительно-

трудовой.

Гражданский кодекс (ГК) был принят в 1922 г. и выполнял задачу

преимущественного развития социалистических отношений на базе

государственной собственности на средства производства.

Состоял из 4 разделов:

. общая часть;

. вещное право;

. обязательственное право;

. наследственное право.

ГК устанавливал равенство в гражданских правоотношениях независимо от

пола, вероисповедания, национальности, социального происхождения.

Частное право было ущемлено. Права физических лиц охранялись лишь в

случае признания их государством и соответствующим его интересам.

Государство имело исключительное право расторгать все виды сделок, если

находило, что они противоречат его интересам.

Устанавливались 3 формы собственности:

. государственная;

. кооперативная;

. частная.

Наследственное право было ограничено суммой оценки наследства не более

10 тыс. руб. Вводился прогрессивный налог на наследуемое имущество,

оцениваемое в размерах свыше 1 тыс. руб.

Усиливаются плановые начала руководства экономикой, плановое задание

рассматривалось как источник права. Был ликвидирован коммерческий кредит.

Все платежи и обращение финансовых средств сосредотачивались в учреждениях

Госбанка, и осуществлялась в безналичной форме.

Гражданское законодательство 20-30-х гг. последовательно выполняло

задачу сосредоточения в руках государства важнейших хозяйственных функций,

а затем максимальной централизации производства.

III сессия ВЦИК девятого созыва в мае 1922 г., приняв Декрет об

основных частных имущественных правах, поручила Президиуму ВЦИК и

Совнаркому выработать и внести на очередную сессию ВЦИК проект Кодекса

гражданских законов, который должен был развить положения, законодательно

уже закрепленные только что принятым сессией Декретом. Хотя поручение было

дано Президиуму ВЦИК и СНК, непосредственно разработкой ГК занимался

Народный комиссариат юстиции. 1 июня 1922 г. коллегия Наркомюста внесла в

повестку дня вопрос о разработке Кодекса гражданских законов. Было принято

решение, определявшее основные направления деятельности. В частности

указывалось, что “ввиду сложности разработки Кодекса гражданских законов в

целом и необходимости урегулирования гражданских взаимоотношений без

замедления — признать целесообразным издание отдельных новелл по вопросам,

требующим немедленного урегулирования на основе постановления ВЦИК об

основных имущественных правах. В срочном порядке предполагалось издать

декреты о застройке и наследовании. Декрет о наследовании уже давно

готовился НКЮ, был утвержден коллегией еще 22 февраля 1922 г. и должен был

быть передан в Совнарком. Расширенный и исправленный проект акта о

наследовании принимается Коллегией НКЮ за основу и передается в отдел

законодательных предположений на доработку.

Обсуждались на заседании Коллегии НКЮ и проблемы, касавшиеся самого

Гражданского кодекса. Было решено, “что вопрос о торговых сделках должен

быть включен в общий кодекс об обязательственных правах”. Известно, что в

государствах с развитыми товарно-денежными отношениями на базе гражданского

права образуется особая отрасль частного права — торговое право. Там, где

товарно-денежные отношения развиты слабо, вполне достаточно бывает норм

гражданского права. Решение Коллегии НКЮ, таким образом, показало подход

Наркомюста к будущему экономики. Единства мнений на этот счет, очевидно, не

существовало, но в конечном итоге именно взгляды руководящих работников НКЮ главным образом повлияли на законодательство в данной области.

Месяц спустя, 1 августа 1922 г., на Коллегии НКЮ Гойхбарг делал доклад

о проекте. В то время он являлся членом Коллегии Наркомата юстиции и членом

Малого Совнаркома, а 18 мая 1922 г. Политбюро ЦК РКП (б) возложило на него

временное исполнение обязанностей председателя Малого СНК. По инициативе

Гойхбарга в конце июля было образовано Межведомственное совещание. В

выступлении на IV сессии БЦИК он так объясняет причину его создания:

«...Желая подготовить этот проект кодекса более основательно, получив

техническую помощь от тех лиц, которые соответствующими познаниями

обладают, я предложил всем хозяйственным наркоматам прислать своих

представителей для выработки этого кодекса, наркоматы прислали своих

представителей, технически знающих юристов».

Совещание и должно было к 15 августа 1922 г. подготовить проект

Кодекса. С самого начала было нарушено указание Ленина о широком

привлечении к составлению Гражданского кодекса коммунистов Наркомюста,

распределении между ними ответственности за каждый раздел готовившегося

проекта.

В начале нэпа политические деятели, гористы, экономисты, как и

различные, слои населения, которые они представляли, по-разному понимали

задачи новой политики и способы ее проведения. На протяжении 20-х годов

представления менялись. Не останавливаясь подробно на данной стороне

проблемы, отмечу: для взглядов Ленина характерно постепенное расширение

допустимых границ свободы торговли и частного предпринимательства, что,

безусловно, не означало отказа от идеи диктатуры пролетариата и построения

социализма по модели Маркса.

Из письма Ленина Д. И. Курскому от 20 февраля 1922 г. видно, что более

всего беспокоило его в ходе подготовки нового гражданского

законодательства: “Не перенимать... старое, буржуазное понятие о

гражданском праве, а создавать новое”. Следовательно, по его мнению,

опасность для Советского государства представляло не использование

отдельных старых форм (совсем без них обойтись было нельзя—они уже стали

частью правовой культуры), а понимание гражданско-правовых отношений как

отношений между частными лицами, что было свойственно данной отрасли права.

Буржуазное государство по-разному регулировало отношения, возникающие в

имущественной сфере и, скажем, в области управления и суда. Недаром право в

целом делилось на две части — публичное (к нему относилось уголовное,

полицейское, финансовое право) и частное (гражданское, торговое,

вексельное). Государство должно было защищать их интересы, когда к нему

обращались за помощью. То, что гражданское право является отраслью,

защищающей только имущественные интересы частных лиц, а государство как его

субъект не имеет преимуществ, рассматривалось как основной признак отрасли.

Ленин же считал, что правовые институты, созданные гражданским правом,

могли с пользой работать и на социалистическое государство. Отделить одно

от другого, взять то, что нужно, а ненужное отбросить казалось невозможным

для профессиональных юристов, да и не все коммунисты вполне понимали, как

этого можно достичь. Если гражданское право всегда было частным, его нельзя

сделать публичным; если Гражданский кодекс создавать, надо возрождать все

или почти все дореволюционное гражданское право,— таков был достаточно

распространенный взгляд на проблему. Отсутствие гибкости возмущало Ленина,

и он предостерегал в своем письме составителей проекта от слепого

следования за “тупоумными буржуазными старыми юристами”. Ленин требовал,

чтобы в данном случае помощником законодателя была не теория русского

дореволюционного гражданского права, а революционное правосознание, т. е. в

основу должна быть положена выгода пролетарского государства, а не

соответствие проекта логике построения буржуазных гражданских законов.

Революционное правосознание рассматривалось Лениным как важнейшее

концептуальное основание подготовки проекта Гражданского кодекса, а не как

источник права, что получило значительное распространение в первые годы

после революции.

Ленинские требования к будущему Гражданскому кодексу членам Комиссии

юристов, очевидно, не были известны: ведь письма Ленина не предназначались

для печати, к тому же работу по созданию проекта ГК возглавлял Гойхбарг,

который вообще не имел с Лениным ни встреч, ни переписки по этому поводу.

Но даже если это не так и Комиссии предложили подготовить проект будущего

Кодекса с учетом интересов государства и с допущением широкого

государственного вмешательства в «частноправовые» вопросы, вряд ли можно

было ожидать от ее членов составления проекта, целиком соответствующего

ленинским требованиям.

С позиций юристов старой школы гражданское право буржуазного

государства мало, чем отличается от гражданского права государства

социалистического — и по предмету, и по методу регулирования. Октябрьская

революция была ими принята, но отсутствие твердой марксистской

теоретической базы, с одной стороны, и следование основополагающим

доктринам цивилистики — с другой, сказывались именно в ином их взгляд на

роль социалистического государства в регулировании гражданско-правовых

отношений. Для них государство и при социализме, и при капитализме

оставалось субъектом частноправовых отношений. Кроме того, не был

распределен объем допущения частного сектора в социалистическое хозяйство.

Практика его только нащупывала. И если интересы хозяйственного развития

страны требовали расширения частного сектора, то идеологические постулаты

сдерживали этот процесс.

Тот факт, что разработчики проекта пытались воспринять опыт

западноевропейских стран, за что их главным образом и ругали, совсем не

свидетельствует о неправильности их подхода. Ленин сам предлагал взять от

опыта других государств все, что можно было использовать в защиту

трудящихся. Сразу возникает ряд вопросов. Во-первых, почему Ленин ничего не

сказал о русской литературе и опыте, во-вторых, почему ничего не говорится

о возможности использовать отдельные правовые норм. Скорее всего, дело в

том, что русское гражданское право сильно отставало от требований

экономического развития страны. Оно не устраивало даже российскую

буржуазию, что уж говорить об интересах трудящихся. В 1900-е годы в России

только обсуждался проект нового Гражданского Уложения. В Западной Европе

буржуазные гражданские кодексы были в большинстве случаев приняты в начале

века, и к 1922 г. имелась уже практика их применения. Борьба рабочего

класса этих стран за свои права должна была найти отражение, очевидно,

именно в правовой литературе и правоприменительной практике. Идеи письма

Ленина Курскому от 28 февраля 1922 г., к сожалению, при создании ГК не были

использованы в должной мере.

Из сказанного ясно, что перед разработчиками нового Гражданского

кодекса ставилась задача практически невыполнимая: требовался нормативный

акт, в котором сочетались бы достижения новейшей цивилистики и нормы

советского гражданского права, действующие на момент выработки проекта.

Причем объем допущения частного сектора в экономике в большой степени

должен был определяться революционным правосознанием, которым большинство

участников Межведомственного совещания, если не все, не обладали, как,

впрочем, и многие из числа их критиков.

Начало критическим выступлениям положила речь Гойхбарга на IV сессии

ВЦИК: “...Эти юристы, в количестве около 10-ти, собрались и выработали

начало проекта, в котором оказалось, что всякий буржуй может найти ответ на

все вопросы, которые его интересуют... .Там было только слабое упоминание

о том, что земля является общенародным достоянием, даже не собственностью

государства, а общенародным достоянием, а затем все остальное относительно

промышленности, железных дорог, недр земли и крупнейших наших командных

высот, в том числе монополии внешней торговли все это, как некий сон,

промелькнуло перед ними и исчезло”. После того выступления критика проекта

стала традиционной по всех публикациях 20-х годов, посвященных истории

создания ГК.

Расхождения во взглядах объяснялись различными позициями в отношении

будущего экономики страны. Нормальное развитие товарно-денежных отношений

требовало широкого применения гражданско-правовых норм, большинство из

которых должно было остаться диспозитивным, разработки торгового права. На

такой концепции строили свой проект юристы в Межведомственном совещании, и

с их точки зрения новый законодательный акт должен был отвечать последнему

слову цивилистики. В нем, по их мнению, следовало учесть все, даже самые

мелкие детали и в то же время субъектам предоставить широкую свободу. Если

бы это было проведено в жизнь, был бы создан кодекс классического

гражданского частного права. Видимо, предполагалось опираться и на русские

правовые традиции, а также на те немногочисленные нормативные акты по

гражданскому праву, которые были приняты Советским государством.

Для сторонников частичного и достаточно кратковременного допущения

товарно-денежных отношений, свободы торговли с обязательным возвращением к

методам “военного коммунизма” (т. е. бестоварному продуктообмену,

ликвидации денег, государственной монополии на средства производства) все

проекты в области создания нового ГК должны были быть сведены к

определенному допуску гражданско-правовых норм при безусловном господстве

административно-правовых методов регулирования.

Первая же статья проекта Межведомственного совещания противоречила

господствовавшей доктрине примата интересов пролетарского государства над

естественными правами человека. Как показала жизнь, теория “естественных

прав” потерпела поражение, столкнувшись с железной практикой пролетарского

государства. При обсуждении проекта в Коллегии НКЮ была сделана

существенная правка: из текста исключалось указание на момент начала и

окончания правоспособности, слово “человек” было заменено на “гражданин

РСФСР”, после чего статьи стали вполне приемлемыми для Наркомюста

Межведомственное совещание предложило ввести в Кодекс статью (в

проекте ст. 9), которая гражданско-правовыми средствами должна была

защитить доброе имя. Включение в сферу гражданско-правовых отношений

отдельных личных неимущественных отношений отвечало интересам советского

гражданского права. Коллегия НКЮ признала необходимым исключить данную

статью из проекта.

Таким образом, Общую часть ГК, разработанную Межведомственным

совещанием и состоявшую из 13-ти статей, в целом Коллегия НКЮ одобрила. В

другие разделы проекта были внесены существенные изменения, много статей

Коллегия исключила. Основанием для критики послужило отсутствие в проекте

классовой направленности, а точнее, в вину ставился сугубо гражданско-

правовой подход к тем проблемам, которые до того решались административным

способом.

Следующая часть Кодекса должна была, по мнению разработчиков,

называться “Об имуществах”. Она открывалась статьями о разделении имущества

на движимое и недвижимое, которые и в Межведомственном совещании вызвали

спор. Среди декретов первых лет Советской власти мы встречаем, например,

Декрет об отмене права собственности на недвижимость в городах. Отмена

частной собственности на землю должна была ликвидировать и традиционное

деление собственности на движимое и недвижимое имущество. И хотя

окончательная ясность в данный вопрос была внесена лишь на сессии ВЦИК,

утвердившей ГК, Коллегия НКЮ статьи из проекта исключила.

При обсуждении в Межведомственном совещании много споров вызвала

формулировка норм о праве собственности на землю (ст. 21 ГК, ст. 16

проекта). Большинством голосов было принято решение сформулировать статью

так: “Земля является достоянием общенародным и не может быть предметом

частной собственности. Владение землей допускается только на правах

пользования”. Избранная Комиссией формулировка, конечно, не вполне четко

отражала факт перехода земли в нашей стране исключительно в собственность

государства. Однако она повторяла статьи Крестьянского наказа о земле,

включенного Лениным в Декрет о земле: “Вся земля... обращается во

всенародное достояние”.

Коллегия забраковала и ряд статей, содержавших важные для вещного

права определения составной части и главной вещи (хотя были оставлены

статьи, устанавливавшие принадлежность), разделимого и неразделимого

имущества, заменимых и незаменимых, потребляемых и не потребляемых вещей.

Создатели проекта ГК в НКЮ, видимо, хотели оставить за судьями более

широкие возможности для усмотрения при решении гражданско-правовых споров.

Это подтверждает и высказывание П. И. Стучки о сложности для советского

народного судьи и большинства населения отделения добросовестного

приобретателя от недобросовестного.

Правовая основа договоров купли-продажи была заложена еще летом 1921

г. декретом «О взимании платы за товары, отпускаемые государством для

частного хозяйства». Позже предметы, перечисленные в ст. 21,22,53 ГК, стали

объектами государственной монополии и не могли отчуждаться частным лицам. В

сентябре 1921 г. было принято первое Положение о подрядах и поставках, а в

мае 1922 г. были расширены права госорганов на сдачу подрядов частным лицам

(регламентация залога, авансовых сумм). В том же году был установлен

публичный торговый порядок сдачи подрядов.

Арендатору предоставлялось право сбывать продукцию предприятия на

вольный рынок, договор мог предусматривать снабжение предприятия

государственным сырьем. Вместе с тем на арендатора возлагался ряд

обязанностей: договор определял, какого рода изделия и в каком количестве

должен вырабатывать арендатор; определялась доля продукции, обязательная

для сдачи государству; на арендатора возлагалась обязанность поддерживать

предприятие на должном техническом уровне. Сроки жестко регламентировались,

как и другие условия аренды (ст. 416 ГК).

Общие условия, на которых заключались договоры, также

регламентировались ГК. Так, ст. 33 ГК признавала любой договор

недействительным, если он заключался одной из сторон под влиянием «крайней

нужды» и на не выгодных для нее условиях

Серьезно обсуждался в Межведомственном совещании вопрос о возможности

использовать иностранную валюту и определять суммы договоров в золоте.

Поскольку в 1922 г. курс советского бумажного рубля падал, нормативное

урегулирование порядка расчетов по договору было очень важно.

Разработка статей об исковой давности была поручена представителю ПКЮ

И. С. Урысону. Однако в протоколе обсуждения говорится, что Совещание

разработало этот отдел в 7-ми статьях. Таким образом, можно предположить,

что статьи были переработаны в процессе обсуждения.

Центральное место в проекте Межведомственного совещания занимал раздел

“Вещное право”, разработанный достаточно детально. Он включал “Право

владения”, “Право собственности” и “Залог и заклад”. Статьи о праве

владения обсуждались 25 августа. На Межведомственном совещании по этому

поводу не было единства. Представители Украины Т.П. Ефименко и ВСНХ М.С.

Венецианов выразили свои особые мнения, которые в виду недостатка времени

не обсуждались, а были приобщены к проекту. Коллегия НКЮ отклонила статьи о

владении в целом. Негативное отношение к владению основывалось на понимании

его как института, присущего исключительно буржуазному праву. Особенно

опасной виделась возможность приобретения права собственности по давности

владения. Можно спорить, целесообразно ли было выделять в проекте особую

главу, но защита прав владеющего не собственника, если основания его

владения правомерны, от любых третьих лиц, включая собственника, нужна и

при социализме.

Межведомственное совещание обсудило и одобрило статьи о залоге и

закладе, а также отдельные виды обязательств. Раздел о залоге обсуждался в

Коллегии НКЮ.

Таким образом, можно сделать вывод, что проект Межведомственного

совещания был, не так уж плох, в ряде случаев критиковался явно

несправедливо. Имевшие место недостатки проекта, по мнению критиков, были

порождены тем, что составлялся он юристами старой школы. Причина неприятия

Коллегией НКЮ проекта Кодекса, разработанного юристами старой школы,

заключена в ином: в проекте была слабо выражена классовая направленность, о

которой так много говорилось в письмах Ленина.

После того, как проект был забракован (хотя отдельные разделы

одобрялись НКЮ), встал вопрос о создании новой комиссий для подготовки ГК.

Проект было поручено разработать Гойхбаргу. Так закончилось сотрудничество

юристов-коммунистов с юристами старой школы. Однако нельзя сказать, что оно

оказалось совершенно бесплодным. Значительное число статей проекта

Межведомственного совещания было взято Гойхбаргом в свой проект Кодекса,

что позволило ему представить его практически через 2 недели.

Список используемой литературы:

1. Корсновский А.А.

”История русской армии.” М. 92 г.-153 c.

2. История России с древних времен до конца 19 века. Под редакцией

А.Н.Сахарова. М.:89 г.-265 с.

3. Власов В.И.

История государства и права России.Изд.2-е.-Ростов н/Д:Д:

«Феникс»,2003.-192 с.

4.Зуев М. Н.

История России с древнейших времен до конца XX века: Учеб.

пособие. — М.: Дрофа, 2001.-300 с.

Аналогичные работы
Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!