0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Курсовая на тему «Государственная деятельность Николая 2»


Условие задачи:

Филиал

Федерального государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Северо-Западная академия государственной службы»

в г. Иваново

Курсовая работа

по курсу «История государственного управления в России»

Государственная деятельность Николая II

Выполнила: студентка 4 курса,

специальности «Государственное

и муниципальное управление»

гр. У-4/09,Тошнова Н.А.

Иваново,2010

Оглавление

Глава I.Воспитание и личные качества наследника престола…………………4
Глава II. Вступление на престол императора Николая II и его деятельность в первые годы царствования…………………………………………………….....6

§ 1.Государственная деятельность Николая II в период 1900-1906гг……..............................................................................................................17

Глава III. Политика Николая II в период первой мировой войны……………25
Заключение……………………………………………………………………… 33
Список использованной литературы ……………………………………….....35

Введение

Более века минуло с того дня, как последний представитель династии Романовых — Николай Александрович Романов вступил на российский престол. Вместе с тем можно сказать, что и историографическая традиция, сложившаяся вокруг имени этого монарха, тоже уже отметила свой столетний юбилей, поскольку первые попытки оценить Николая II как человека и государственного деятеля стали осуществляться именно его современниками практически с момента воцарения, впервые достигнув, пика в ходе революции 1905-1907 гг.

С тех пор фонд документальной, научно-исследовательской, публицистической, даже художественной литературы о последнем самодержце быстро, хотя и не беспрерывно пополнялся, а на нынешнем этапе своего роста вовсе сделался трудно обозримым: вот уже около пятнадцати лет в нашей стране год от года исправно публикуются все новые и новые работы современных учёных и публицистов, переиздаются былые, часто уже забытые труды их коллег-предшественников.

Почти невозможно дать истинно объективную оценку тех или иных событий, независимо от того, когда они имели место быть. Даже если оценивающий человек является очевидцем, вряд ли он сможет ответить на всё происходящее очень точно. Еще более сложно поддаются оценке те события, которые произошли задолго до нашего рождения. Большинство фактов, тенденций и политических событий прошлого весьма противоречивы и покрыты пеленой неизвестности.

Обилие нынешней печатной продукции о последнем царствовании никто не спешит признать свидетельством её высокого качества. Напротив, доминирует скептическое мнение, что качество это обратно пропорционально её распухающему объему, что разразилось много шума из ничего, и потому состояние знаний о Николае II до сих пор подобно гордиеву узлу. А вместе с тем стали уже привычными высказывания современных авторов, что всё ещё у нас нет ни научной биографии Николая II, ни добросовестных исторических исследований о его времени, что год за годом фигура этого императора остаётся загадочной, что как личность и как политик он не узнан и не понят, что доныне оценка его как государственного деятеля почти не изменилась.

Одной из самых непонятных и противоречивых фигур начала XX века является император – Николай II. Что мы о нём знаем? Грубый, бессердечный, способный только есть, пить, спать и эксплуатировать рабочих с крестьянами? Так рассказывали нам о нем раньше. Но так ли это на самом деле? Неужели он был таким кровопивцем? Неужели он отнимал последние крохи у крестьян? Как жилось людям? Неужели весь народ ждал революции и смерти царя? Что нам известно о гибели Николая II? Эти и множество других вопросов возникают, когда рассматриваешь эту эпоху.

Целью данной работы является попытка рассмотреть личность последнего российского императора как человека и как государственного и политического деятеля в контексте исторических событий.

Задача моей работы: осветить следующие вопросы: жизнь и деятельность Николая II, семейное и политическое окружение царя и влияние на них личных качеств последнего императора.

Объектом моей работы является именно эта разнообразная и разновозрастная отечественная историческая литература об императоре Николае II. Таким образом, данная работа представляет собой обобщение и анализ имеющегося в рамках обозначенной темы историографического материала. При написании работы я использовала материалы российских дореволюционных и советских авторов, представителей русского зарубежья, а также многочисленные новейшие публикации.
Предметом моей работы являются условия, ход и результаты предпринимавшихся в отечественной историографии попыток рассмотреть императора Николая II в качестве государственного деятеля, то есть человека, осуществляющего функции управления государством, участвующего в определении внешне и внутриполитического курса страны.

Глава I .Воспитание и личные качества наследника престола

Николай II – последний русский император, старший сын Александра III. Родился 6 мая 1868 г., в день святого Иова Многострадального, и поэтому считал себя обреченным на неудачи и мучения.

Николай вырос в атмосфере роскошного императорского дворца, но в строгой и, можно сказать, почти спартанской обстановке. Отец и мать принципиально не допускали никаких слабостей и сантиментов в деле воспитания детей. Для них всегда устанавливался жёсткий распорядок дня, с обязательными ежедневными уроками, посещениями церковных служб, непременными визитами к родственникам, обязательным участием в многочисленных официальных церемониях. Дети спали на простых солдатских койках с жёсткими подушками, по утрам принимали холодные ванны и завтракали овсяной кашей.

По практически единодушному мнению современников Николай II был умным человеком. Но его воспитание и жизнь семьи, в которой он вырос, были наименее подходящими для формирования будущего монарха. Не то чтобы его воспитание и образование грешили недостатками. В возрасте 16 лет он владел четырьмя языками (немецким, французским, английским, хуже датским) и мог осмысленно читать Достоевского или историков Карамзина и Соловьева. Список предметов, подлежащих изучению, был очень широк. Все преподаватели отмечали его усердие и неплохие знания по всем предметам. Параллельно Николай проходил военную службу.

До девяти лет воспитанием цесаревича занимались няни и бонны, затем учителя-наставники. Особое место занимал законоучитель протоирей Янышев, прививший наследнику престола глубокую и искреннюю религиозность. Но любимым наставником и воспитателем Николая был учитель английского языка Хит, одарённый и обаятельный человек, который прежде преподавал в Александровском лицее в Санкт-Петербурге. Сначала он был не в восторге от императорских детей, которых считал недисциплинированными и чье поведение за столом сравнивал с поведением деревенских мальчишек. У Чарльза Хита был девиз: «Аристократами рождаются, но джентльменами становятся», и главным образом под его руководством Николай развил в себе способность сохранять спокойствие и самоконтроль, которыми были типичны скорее для английского лорда прежних времен, чем для представителя высшего класса России предреволюционного периода. Такую манеру держаться, которая впоследствии вызывала как восхищение, так и критику (являясь, якобы, выражением отрешенности в экстремальных ситуациях), император выработал в себе с большим трудом, так как был вспыльчив от природы.

Самым большим недостатком в воспитании юного наследника престола было то, что он был практически изолирован от своих сверстников. Это не дало молодому царю возможности утвердиться в кругу равных, предаваться юношеским играм и проказам с ровесниками и таким образом освободиться от влияния могущественного родительского дома. Юный царевич был также лишен возможности сформировать свои собственные независимые суждения и совершить свои собственные ошибки, которые он затем смог бы исправить без вмешательства гувернеров или родителей. Контакт с внешним миром для Николая ограничивался почти исключительно прислугой и охраной царской семьи, простыми крестьянами и солдатами. Николай искренне любил этих людей и, возможно, благодаря им пришел к тому мнению, что простые люди России это нечто вроде ее истинной сердцевины. Это, наверное, привело и к тому, что он – как, пожалуй, ни один из его предшественников – усвоил широко распространенную веру в доброту и верность царю простых русских людей, особенно крестьян.

В другом отношении воспитание молодого престолонаследника, пожалуй, было успешным. Судя по всем сообщениям, Николай прожил счастливую юность с понимающими родителями; жизнь семьи была гармоничной и насыщенной. Александр III был сердечным отцом. Что все же отсутствовало в этом окружении (в соответствии с образом жизни дворянства не только в России, но и вообще в Европе), так это какие-либо интеллектуальные запросы или интерес к искусству. Николай долго оставался незрелым ребенком. Уже семнадцатилетним он был вынужден декламировать стихи своему дяде, а в двадцать лет он еще играл со своими младшими братьями и сестрами в салки во дворце.

Николай любил армию, ее традиции, форму и, прежде всего, простой мир приказов и повиновения. В последующие годы офицерское общество гвардейских полков было практически единственным, помимо семьи, окружением, где он чувствовал себя как дома. К этому времени относится и известное увлечение наследника престола балериной Матильдой Кшесинской. Родители видели в этом только нормальный обряд инициации, и нет никаких свидетельств о том, что они неодобрительно относились к этому приключению.

В 1885 году Николай закончил среднее образование и перешёл к изучению дисциплин, предусмотренных программами Академии Генерального штаба и двух факультетов университета - юридического и экономического. Высшее образование заняло у цесаревича ещё пять лет. Руководителем всего процесса обучения был Победоносцев, читавший курсы законоведения, государственного, гражданского и уголовного права.

В 1887 году Николая произвели в штабс-капитаны и определили в лейб-гвардии в Преображенский полк.

Благодаря своей скромности простоте Николай был весьма популярен среди товарищей-офицеров. «Я счастлив и могу сказать, что живу одной жизнью с армией и с каждым днём всё больше и больше привыкаю к лагерной жизни» - писал он летом матери из Красного Села.[1]

В Преображенском полку цесаревич числился два года, сначала исполняя обязанности взводного, а потом ротного командира. Для приобщения к кавалерийской службе отец перевёл его в лейб-гвардии Гусарский полк, где он командовал эскадроном. В 1890 году обучение наследника завершилось. По окончании учебных занятий, наследник отправился в длительное кругосветное путешествие (1890-1891 гг.). В 1892 г. он получил чин полковника, в этом чине оставался до конца своей жизни.

Отец не обременял цесаревича государственными делами. Он появлялся иногда на заседаниях Государственного совета, но взгляд его при этом постоянно устремлялся на часы. При первой же возможности он удирал. Рассеянная жизнь гвардейского офицера привлекала его гораздо больше. Как и все Романовы, Николай питал любовь к внешней стороне военного дела. Смотры, парады, учения никогда не утомляли его. Подобно всем офицерам гвардии, Николай много времени уделял светской жизни и женщинам.

Глава II . Вступление на престол императора Николая II и его деятельность в первые годы царствования

20 октября 1894 г. умер император Александр III . За два дня до смерти он долго беседовал с наследником престола цесаревичем Николаем. Что же завещал умирающий царь-миротворец своему сыну? Прежде всего, хранить основы самодержавной власти, избегать войн, слушать самого себя и свою совесть.

После смерти отца император Николай II, принимая во дворце депутацию от дворянства, очень волновался, его голос дрожал, но слова, прозвучавшие в зале, были далеки от неуверенности: «Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть же все знают, что я, посвящая все силы благому народу, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный покойный родитель».[2]

Празднества по случаю коронации Николая II проходили в мае 1896 г. в Москве . 18 мая на Ходынском поле должно было состояться народное гулянье. Ожидалась массовая раздача царских подарков, прошёл слух, что будут давать деньги (на самом деле коронационный подарок состоял из памятной кружки, большого пряника, колбасы и сайки). Рано утром 500-тысячная толпа хлынула на Ходынку. Страшная давка закончилась гибелью 1282 человек, несколько сотен получили увечья. Николай был глубоко потрясён случившимся, но по совету приближённых всё же появился на назначенном, на этот вечер приёме у французского посла.

Это событие оставило в народе тяжёлое впечатление. Хотя погибших хоронили за счёт царя (семье каждой жертвы выделили по тысяче рублей и учредили приют для осиротевших детей), общественное мнение не простило его, в народе император Николай II получил прозвище Кровавый.

От него ожидали больших перемен. Говорили о конституции, об устранении стеснений. Даже для приближенных Николай II был загадкой. Министр финансов С.Ю.Витте считал его совсем неопытным, но и неглупым, весьма воспитанным молодым человеком.

Наиболее влиятельными людьми при императоре Николае II были министр финансов, позднее премьер-министр С.Ю. Витте (дворянско-буржуазное течение) и министр внутренних дел В.К. Плеве.

Николай II – самая трагическая фигура среди европейских монархов новейшего времени. Ему, как ни одному другому, пришлось испытать трудности, выпавшие на долю монархии во второй половине 19 и в начале 20 в. Социальные, экономические, внутри- и внешнеполитические проблемы его времени были чем-то таким, о чем Николай никогда не имел адекватного представления. Безусловно, особые условия в Российской империи стали бы неразрешимой проблемой и для более умного, образованного и подготовленного монарха.

Когда Александр III неожиданно умер в возрасте 49 лет, наследник престола был плохо подготовлен к выполнению своих будущих задач. Очень быстро выяснилось, что царь не обладает силой воли и решительностью своего отца. За некоторыми исключениями Николай оказался неспособен аргументировано доказать что-либо своим министрам и обсуждать выбранный политический курс. Николай не любил, а часто и не отваживался возражать министрам. Он избегал всего неприятного и чаще всего старался не дать понять своим министрам, если намеривался снять их с поста. Поэтому его несправедливо обвиняли в лицемерии и двурушничестве.

Когда Николай пришел к власти, он не имел никакой программы, кроме твердого намерения не уступать ни на йоту своего самодержавного могущества, которое он считал заветом своего отца. Эта ревностная забота о своих прерогативах зашла так далеко, что он отказался нанять личного секретаря, хранил императорскую печать в выдвижном ящике в своем кабинете и лично запечатывал ею конверты, в которых направлял чиновникам свои решения. Он считал, что его титул дан ему богом, что он сам представитель бога, а в семейном кругу его, как и великого князя Николая Николаевича, считали созданием, стоявшим где-то между человеком и богом. В такой атмосфере политические решения часто понимались как моральные или решения совести. Николаю хотелось, как он писал коменданту своего дворца, быть одному, одному со своей совестью.

Николай был глубоко обеспокоен, став преемником своего отца. Он осознавал свои недостатки и одновременно ясно понимал, что даже ближайшее окружение сильно сомневается в его способностях. В первые годы своего правления он по неопытности продолжал политику отца и оставил на постах его главных советников и министров. Такая преемственность противоречила интересам образованных и имущих слоев, общества, надеявшихся на политические перемены, прежде всего в земствах, органах деревенского самоуправления, которые царь открыто и неловко призвал к отказу от бессмысленных мечтаний о конституции государства.

Однако время, в которое выпало царствовать Николаю II, сильно отличалось от эпохи первых Романовых. Если тогда народные основы и традиции служили объединяющим знаменем общества, которое почитали и простой народ, и правящий слой, то к началу XX века российские основы и традиции становятся объектом отрицания со стороны образованного общества. Значительная часть правящего слоя и интеллигенции отвергает путь следования российским основам, традициям и идеалам, многие из которых они считают отжившими и невежественными. Не признается право России на собственный путь. Делаются попытки навязать ей чужую модель развития — либо западноевропейского либерализма, либо западноевропейского марксизма. Трагедия жизни Николая II состояла в неразрешимом противоречии между его глубочайшим убеждением хранить основы и традиции России и нигилистическими попытками значительной части образованных слоев страны разрушить их. И речь шла не только о сохранении традиционных форм управления страной, а о спасении русской национальной культуры, которая, как он чувствовал, была в смертельной опасности. Император Николай II считал, что ответственность за судьбы России лежит на нем, что другие могут советовать, другие могут ему мешать, или помогать, но ответ за Россию лежит на нем.
Долгое время было принято считать, что царь подчинял свою волю царице, поскольку она обладала более твердым характером, духовно руководила им. Это неправильный и очень поверхностный взгляд на их взаимоотношения. Можно привести множество примеров, в их письмах они встречаются часто, как государь неуклонно проводил свою волю, если чувствовал правильность своего решения. Но его можно было убедить отменить свое решение, если он обнаруживал свою ошибку и справедливость утверждений царицы. Государыня не давила на супруга, а действовала убеждением. И если она чем-то и влияла на него, то добротой и любовью. Царь был очень отзывчив на эти чувства, так как среди многих родственников и придворных он чаще всего ощущал фальшь и обман. Читая царские письма, убеждаемся, с какой настойчивостью Николай II проводил свои планы и отвергал предложения любимой им жены, если считал их ошибочными.
Кроме твердой воли и блестящего образования Николай обладал всеми природными качествами, необходимыми для государственной деятельности, прежде всего, огромной трудоспособностью. В случае необходимости он мог работать с утра до поздней ночи, изучая многочисленные документы и материалы, поступавшие на его имя.Обладая живым умом и широким кругозором, царь быстро схватывал существо рассматриваемых вопросов. Царь имел исключительную память на лица и события. Он помнил в лицо большую часть людей, с которыми ему приходилось сталкиваться, а таких людей были тысячи.

§ 1.Государственная деятельность Николая II в период 1900-1906гг

Проводить ненасильственную внешнюю и внутреннюю политику императору Николаю II не удалось. Уже с середины 80-х годов правительство начинает ущемлять автономные права Финляндии, а в 90-е гг. берёт курс на полное уничтожение особого статуса в составе Российской империи. Манифестом 1899 г. царь присвоил себе право издавать для Финляндии законы без согласия сейма. В 1901 г.были расформированы национальные воинские части, а финны должны были служить в русской армии. Был издан также манифест о введении делопроизводства в государственных учреждениях на русском языке. Сейм отказался одобрять эти законы, а финские чиновники объявили им бойкот. Это значительно обострило политическую обстановку в регионе. Финская территория превратилась в базу революционных групп. Ареной классического национально –освободительного движения продолжала оставаться и Польша, в которой после подавления восстания 1863-1864 гг.были ликвидированы последние следы автономии. Национальный гнёт испытывало на себе и еврейское население, проживающее в так называемой черте оседлости. Любые предложения об уравнении еврейского населения в правах встречали самое ожесточённое сопротивление со стороны НиколаяII. Правительство Николая II продолжало политику заселения национальных окраин русским населением.

В ночь на 27 января 1904 году Россия подверглась неожиданному нападению милитаристской Японии. Население России и военное руководство страны смутно представляло, где это – Япония, и каковы ее силы. Кампания сопровождалась бездарным военным управлением и героизмом русских солдат. Бессмертной славой покрыл себя экипаж крейсера «Варяг», принявшего неравный бой с десятикратно превосходящими силами противника. Через полтора года военных действий Россия и Япония подписали мирный договор, по которому к японцам отошла половина Сахалина, Порт-Артур, город Дальний (ныне принадлежит Китаю), южную ветку КВЖД. Русские войска возвращались в Россию, бурлящую революцией, по железным дорогам, которые контролировало не центральное правительство, а забастовочные комитеты, их путь пролегал через самозваные Иркутскую, Читинскую, Красноярскую и другие республики.
В самой России революция 1905-1907 годов вызвала значительные потрясения. Крестьяне жгли помещичьи усадьбы, рабочие в городах устраивали вооруженные восстания, террористы убивали правительственных чиновников, мистики-иноверцы оскверняли православные храмы. Были созданы параллельные органы власти – Советы депутатов. Император Николай, после жесткого подавления революционной смуты был вынужден пойти на либерализацию политической системы в стране и учредить Государственную думу, чего требовали от него прозападно настроенные либералы.
Николай II никоим образом не осознавал противоречий своего отца. С одной стороны, он пытался добиться социальной и политической стабилизации сверху путем сохранения старых сословно-государственных структур, с другой – политика индустриализации, проводимая министром финансов, приводила к огромной социальной динамике. Индустриализация знала не только выигравших, она порождала и проигравших. Одним из таких считало себя русское дворянство, которое, прежде всего в период правления Николая II, начало массированное наступление против проводимой государством экономической политики.

Нескольким авантюристам удалось, польстив империалистическим устремлениям Николая II на Дальнем Востоке, вопреки совету министра финансов, убедить его в необходимости активизации политики экономического проникновения на Дальний Восток, которая из-за слабости санкт-петербургского руководства вылилась в войну с Японией. Причиной растущей потери ориентации в верхушке петербургской бюрократии было то, что Министерство финансов, периодически определявшее внутреннюю и внешнюю политику, потеряло влияние, и Витте в начале 1903 г. был отстранен от должности царем. Такая внутриполитическая коррекция курса была исключительно делом царя. На символическом уровне Николай подготовил ее поездкой на богомолье по случаю канонизации Серафима Саровского, которую он осуществил против воли Священного синода. Он рассматривал канонизацию и паломничество, как средство мистической связи царя со своим народом. Это событие укрепило Николая в давнем намерении уволить своего, ориентированного на Запад, якобы нерусского министра финансов и взять курс на другую политику. Правда, царь не знал, куда следует держать путь. По инициативе Витте в среде бюрократии разгорелась ожесточенная дискуссия о том, как можно улучшить положение крестьянства и нужно ли для этого реформировать его правовой статус. Несмотря на некоторые реформаторские шаги, как, например, отмену телесных наказаний крестьян, царь под влиянием нового министра внутренних дел Плеве принял решение в пользу политики всемирного сохранения социальной структуры крестьянства (сохранение общины), хотя кулацким элементам, то есть более богатым крестьянам, был облегчен выход из крестьянской общины. Царь и министры не сочли необходимыми реформы и в других областях: в рабочем вопросе было сделано лишь несколько незначительных уступок; вместо того, чтобы гарантировать право на забастовки, правительство продолжало репрессии.

Политикой стагнации и репрессий, которая одновременно в осторожной форме продолжала начатую экономическую политику, царь не мог удовлетворить никого. Умеренное земское движение, которое, сопротивляясь государственной экономической политике и постоянному вмешательству Министерства внутренних дел, требовало больших полномочий для местного самоуправления, реформ в крестьянском вопросе и в школьном образовании, а также свободы печати и собраний, становилось все сильнее. Зашевелились и низшие слои. Крестьяне дали о себе знать в 1902 г. массовыми беспорядками в Полтаве и Харькове, что привело к еще большему пониманию неотложной необходимости реформ, по крайней мере, в небюрократических и недворцовых кругах. Царь, разумеется, решился на ужесточение репрессий. После долгих колебаний Николай под влиянием своей матери решился вопреки первоначальному намерению назначить министром внутренних дел сторонника реформ Святополк-Мирского. Назначение Святополк-Мирского поначалу пробудило надежды, но его программа совершенно не могла удовлетворить находившиеся в оппозиции элементы дворянства и высших городских слоев. Правда, они использовали относительную либерализацию для проведения ряда публичных мероприятий, на которых большей частью выдвигались требования, далеко выходившие за рамки планов Мирского. Самым значительным было собрание представителей земств 20 ноября 1904 г., на котором большинство потребовало конституционного режима, в то время как меньшинство удовольствовалось совещательным собранием. В начале декабря Николай II собрал высших государственных сановников и великих князей для обсуждения программы Святополк-Мирского. Итогом стал императорский указ от 12 декабря 1904 года, обещавший некоторые послабления. Однако о народном представительстве в указе не говорилось. Более того в нём подчёркивалось, что все реформы должны быть осуществлены при сохранении самодержавия в незыблемом виде. Отставка Святополк-Мирского была предрешена. Объединившиеся в оппозиции силы прогрессивного поместного дворянства, сельской интеллигенции, городского самоуправления и широких кругов городской интеллигенции начали требовать введения в государстве парламента. Эта кампания петиций и банкетов нашла отклик и в рабочем классе. Петербургские рабочие, которым (в подражание неудавшемуся московскому эксперименту по созданию полицейского социализма, когда тайная полиция вызвала к жизни профсоюзы) было разрешено образовать независимое объединение, возглавлявшееся попом Гапоном, также захотели подать петицию царю. Отсутствие общего руководства при уже фактически уволенном министре внутренних дел и царе, который, как и большинство министров, не понимал серьезности ситуации, привело к катастрофе Кровавого воскресенья. Девятого января 1905 г. более 100 000 рабочих потянулись к Зимнему дворцу, чтобы донести до царя свои беды и требования (среди них также требования учреждения парламента в империи и отделения церкви от государства). Армейские офицеры, на которых были возложены полицейские задачи сдерживания толпы, в панике приказали стрелять по мирным людям. 100 человек были убиты и предположительно более 1000 ранены. Рабочие и интеллигенция отреагировали стачками и впечатляющими демонстрациями протеста. Хотя рабочие большей частью выдвигали чисто экономические требования и революционные партии не могли играть важной роли ни в движении, возглавляемом Гапоном, ни в забастовках, последовавших за Кровавым воскресеньем, в России началась революция.

Система не знала, как реагировать. Царь назначил А.Г. Булыгина министром внутренних дел и Д.Ф. Трепова – генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Одновременно он лишил Сергея Витте, ставшего представителем реформаторских сил, большинства из его функций. Кроме того, царь решил успокоить рабочих способом, типичным для него и Трепова. Николай принял поспешно составленную делегацию рабочих, вероятно, чтобы продемонстрировать, что простой народ в действительности оставался верным царю и лишь был совращен городской интеллигенцией. Неудача этого предприятия заставила царя снова больше прислушиваться к своим министрам, которые посоветовали ему предпринять решительные реформаторские шаги: так уже раньше рабочим пообещали разрешить выборы санкт-петербургского рабочего представительства, через которое они вместе с предпринимателями могли бы доводить до правительства свои беды. Кроме того, царю посоветовали, наконец, гарантировать созыв Государственной думы с совещательными правами, в котором было отказано в декабре 1904 г. После убийства великого князя Сергея Александровича Николай в распоряжении министру внутренних дел Булыгину 18 февраля 1905 г. пообещал созвать Государственную думу. Однако это распоряжение, как обычно, сопровождалось манифестом, в котором царь – языком, более соответствовавшим старым временам, - призывал лояльные элементы населения сплотиться вокруг трона и защитить царя от революционеров. Николай, который считал себя отцом своих поданных и намеревался умиротворить их рядом милостей, одновременно верил, что суровое предостережение вернет его детей на правильный путь. Дальнейшая политика царя характеризовалась двойственностью (одновременными репрессиями и уступками), которая оказалась губительной для режима. Манифест от 18 февраля 1905 г. призвал население информировать царя о своих бедах и, тем самым, предоставил ему право направлять царю петиции. Это фактически означало свободу печати и было немедленно использовано оппозиционным движением интеллигенции и земств для организации собраний и утверждений петиций, требовавших конституционализации страны, причем на основе всеобщего и равного избирательного права. Эти петиции дали импульс революционному движению. Становившиеся все хуже новости с театра военных действий на Дальнем Востоке приводили к радикализации оппозиционного и революционного движений, которые даже умеренные элементы рассматривали как единое движение против самодержавия. Революционное движение в это время опиралось, прежде всего, на радикальную интеллигенцию, а на окраинах империи – и на национальности. Только в октябре на первый план вышли рабочие, а в ноябре – крестьяне. Революционное и оппозиционное движение постоянно пополнялось, поскольку решение о созыве обещанной выборной думы заставляло себя ждать, и было неясно, будет ли собрание соответствовать по-прежнему сословным принципам или же более современным представлениям. Николай попытался, приняв депутацию земского конгресса, подтвердить свою добрую волю и дать понять, что фактически он будет созывать булыгинскую думу. Одновременно он объяснил праворадикальным и консервативным элементам, хотя это не было понято общественностью, что только он имеет право принимать решение о созыве выборного собрания и о том, совместимо ли это с идеей самодержавия. Гарантированная по совету Трепова независимость университетов в сентябре 1905 г. была использована студентами для того, чтобы привлечь массы рабочих в университеты и под прикрытием свободы собраний пропагандировать революционные идеи.

Это, как ничто другое, способствовало дальнейшему развитию революционного движения. Когда революционное и оппозиционное движение в октябре 1905 г. достигло высшей точки – всеобщей стачки, практически парализовавший страну, царь был вынужден вновь обратиться к своему бывшему министру внутренних дел, который, благодаря очень выгодному для России мирному договору, заключенному им с японцами в Портсмуте (США), приобрел всеобщее уважение. Витте объяснил царю, что он либо должен назначить диктатора, который жестоко боролся бы с революцией, либо должен гарантировать буржуазные свободы и выборную законодательную власть. Николай не хотел топить революцию в крови. Таким образом, принципиальная проблема конституционных монархий – создание баланса власти – обострилась в результате действий премьер-министра. Октябрьский манифест (17.10.1905 г.) обещал буржуазные свободы, выборное собрание с законодательными полномочиями, расширение избирательного права и, косвенно, равноправие религий и национальностей, но не принес стране умиротворения, которого ожидал царь. Он скорее вызвал серьезные беспорядки, вспыхнувшие в результате столкновений между лояльными царю и революционными силами, и приведшие во многих регионах страны к погромам, направленным не только против еврейского населения, но и против представителей интеллигенции. В Петербурге был образован Совет рабочих депутатов, который периодически конкурировал с правительством за власть. В ноябре в деревнях начались крестьянские беспорядки. С подавлением вооруженного восстания в декабре 1905 г. в Москве и других местах правительство интерпретировало октябрьские обещания все уже. Если закон о выборах, изданный в разгар московского восстания, казался еще вполне либеральным, то вышедший в апреле 1906 г. основной закон, первая конституция России, существенно ограничивал возможности действий вновь созданного законодательного органа, думы, и давал ей равноправного конкурента в виде на две трети назначенного государственного совета. Внешняя политика и военная сфера были изъяты из компетенции думы. Кроме того, царь имел абсолютное право вето. Статья 87 основного закона предоставляла царю право издавать законы в период, когда дума и Государственный совет не заседают. В конституции царь снова именовался самодержцем, чем Николай давал понять, что законность в его стране должна быть обоснована все еще монархически, а не демократически. Однако советникам удалось отговорить его от того, чтобы записать в конституцию прежнюю формулу «неограниченный самодержец». После принятия конституции и заключения договора об иностранном займе невиданного до сих пор размера, для которого еще был нужен премьер-министр, Николай сместил с должности, теперь окончательно, глубоко ненавистного Витте. Премьер не получил даже обычного в таких случаях денежного подарка.

Избранная в апреле 1906 г. дума разочаровала правительство. Так как социалистические партии бойкотировали выборы, то власть в думе принадлежала либералам и радикал-либералам. Тем не менее представления думы были еще слишком радикальными для правительства. Она настаивала на ответственности министров, учредительной функции думы, то есть функциях, аналогичных таковым Учредительного собрания, и на широкой экспроприации частных землевладений в пользу крестьян с компенсацией по рыночной цене. Николай ждал только удобного момента для роспуска думы. Когда она призвала население дождаться решения ею аграрного вопроса, то правительство расценило это как революционный акт и распустило думу. Одновременно царь заменил премьер-министра Горемыкина энергичным и дельным Столыпиным, в прошлом предводитель дворянства в Ковно и губернатор Саратова, который произвел впечатление своей активной позицией во время революции и ясными докладными записками о положении в стране. Столыпину удалось заинтересовать царя своей аграрной программой, предусматривавшей ликвидацию общины – священной коровы реакционеров. Николай одобрил и учреждение военных трибуналов, которые могли бы в суммарном производстве приговаривать к смерти политических противников, действовавших с оружием в руках. Эта мера встретила упорное сопротивление общественности и сделала невозможным сотрудничество между консервативными конституционными силами и Столыпиным во время второй думы. Столыпинские трибуналы попирали принципы правового государства, но нужно сказать, что число приговоренных к смерти казненных лиц было незначительным. Вторую думу, состав которой был еще более радикальным, чем состав первой, поскольку социалистические партии отказались от бойкота выборов, нельзя было склонить к сотрудничеству с существующей системой. Правительство и теперь ждало только удобного момента для ее роспуска. Это произошло 3 июня 1907 г. Одновременно царь издал новый закон о выборах и созвал третью думу, которая должна была начать работать осенью 1907 г. Новый закон о выборах давал огромные преимущества дворянам и богатым горожанам. Избирательное право сохранили за собой почти все, за исключением сельской интеллигенции и национальных меньшинств в азиатских регионах России. В результате представительство национальных меньшинств европейской России существенно уменьшилось, поскольку, как говорилось в манифесте царя, дума должна быть русским учреждением, и национальные меньшинства не должны определять судьбу государства. День 3 июня 1907 г. стал днем государственного переворота, поскольку новый закон о выборах должна была издавать только дума. Но это был государственный переворот, направленный в равной степени как против правых, так и против левых, поскольку Столыпин своей акцией расстроил далеко идущие планы, сводившиеся к отмене конституционных уступок от 17 октября 1905 г. При всем раздражении царя революционным движением и оппозиционными думами он не был еще готов к тому, чтобы нарушить свое слово.

Программа, на которой сошлись царь и премьер-министр, никоим образом не означала выполнения программы дворянской реакции. Конституция практически не была отменена, а дворянство не могло навязать правительству свою аграрную программу, скорее правительству удалось, искусно влияя на «Объединенное дворянство», заставить его просить о такой аграрной программе, которая в значительной степени отвечала бы желаниям правительства. Поэтому «Объединенное дворянство» вскоре пересмотрело свои взгляды и критиковало политику премьер-министра и царя в области промышленности и сельского хозяйства за то, что она приводила к постепенной экспроприации собственности дворян. Отношения между правительством Столыпина и «Объединенным дворянством» неудержимо ухудшались, и «Объединенное дворянство» отклонило ряд проектов премьер-министра, касавшихся реформ сельского самоуправления и администрации, поскольку они привели бы к существенному ограничению привилегий дворянства. С другой стороны, царь энергично защищал свои прерогативы, например, в военной области и во внешней политике.

Отношения между Николаем и его премьер-министрами демонстрируют основополагающую структурную проблему конституционной монархии: если премьер-министр приобретает явление, ему удается проводить единую политику правительства, что делает его популярным, то монарх отходит на задний план и простор для принятия им решений ограничивается. Николай почувствовал это и в различных ситуациях и становился на сторону противников Столыпина, чтобы сохранить свое положение. Тем самым он препятствовал политической консолидации своего режима. Николай сознательно ослабил своего следующего премьер-министра: Коковцову он не позволил стать министром внутренних дел, а Горемыкина в 1914 г. вообще сделал премьером без собственной компетенции. Поэтому их позиция становилась все более слабой, и разные министерства теперь совершенно открыто действовали друг против друга или осуществляли несовместимую политику. Так, премьер-министру Коковцову не удалось предотвратить вмешательство министра внутренних дел в выборы четвертой думы (1912 г.) не в пользу октябристов, а в пользу еще более правых партий и сфабрикования пресловутого процесса о ритуальном убийстве против еврея Менделя Бейлиса, этот процесс подорвал престиж и монарха, и Российской империи. Развитие событий с 1905 г. стало необратимым. Царь задумывался над тем, чтобы отменить уступки октября 1905 г. Во время процесса по делу Бейлиса, инсценированного с тайным намерением сместить внутриполитические акценты, царь потребовал от совета министров понизить статус думы и превратить ее в совещательный орган. Даже самые реакционные министры вынуждены были ответить царю, что теперь это сделать невозможно. В экономической области Николай под давлением реакционных кругов, таких, как «Объединенное дворянство» и другие, попытался путем отставки премьер-министра и министра финансов Коковцева в начале 1914 г. сдвинуть краеугольный камень государственной экономической политики так, чтобы повысилась «народная производительность» и маленькие люди несли меньшее бремя. Казалось, что впервые царизм хотел опрокинуть программу индустриализации, проводившуюся десятилетиями вопреки упорному сопротивлению. Но что звучало как левый лозунг, так это попытка реализации экономической программы, которая должна была, как требовали реакционеры с девяностых годов, повернуть капиталистическое преобразование страны на «русский» путь и остановить конституционализацию как следствие развития капитализма. Истинный дух «новой экономической политики» проявился очень скоро, когда приобретение земли за пределами городов было запрещено акционерным обществам с еврейским капиталом и существенно затруднено для акционерных обществ вообще. Правда, совету министров пришлось отменить эти положения с началом войны. «Новый курс» добился только отмены винной монополии – любимая идея царя, - вследствие чего русское государство накануне первой мировой войны потеряло больше 50% налоговых поступлений.

На уровне высокой политики, в том числе и экономической, антагонистические силы попали в патовое положение. Ни одна из них не могла против воли другой осуществить изменение системы, хотя никто не был доволен политической ситуацией. Внушало опасение то, что партия статус-кво, октябристы, раскололась, что, вероятно, соответствовало намерениям министра внутренних дел и царя. Для начавшегося изменения партийного спектра в сторону буржуазной партии реформ уже не хватало времени. Однако в других областях – после первого толчка – происходили положительные изменения, которые не были заблокированы на политическом макроуровне. Темпы экономического роста снова практически достигли уровня девяностых годов. На селе столыпинские аграрные реформы, имевшие целью создание частного владения, по-видимому, начали развиваться самостоятельно, несмотря на сопротивление со стороны крестьян. Здесь прежде всего развивалось, конечно, не все гладко, тесное сотрудничество между земствами, кооперативами, общественными организациями и государством, которые целым пакетом мероприятий добивались широкомасштабной модернизации в сельском хозяйстве. Наука, литература и искусство достигли нового расцвета.

На личном уровне продолжались наблюдавшиеся уже давно изоляция и отгораживание царя и царицы от окружающих. При дворе давно процветали шарлатаны и спириты. Утвердился как признанный знахарь Григорий Распутин, позиция которого оказалась непоколебимой, поскольку он обладал способностью останавливать кровотечения у наследника престола Алексея. Понятно, что заботливые родители хотели, чтобы этот человек был близок. Однако опасения вызывала растущая склонность считать Распутина истинным гласом народа. Это не было бы так трагично, если бы Распутин, человек из народа, жил скромно и сдержанно. Он не мог тихо наслаждаться своим успехом в высоком обществе, что сильно подогревало слухи. За это схватились пресса и оппозиционные круги, вероятно, с тайным умыслом поколебать престиж монархии и добиться внутриполитической либерализации. Скандальная фигура Распутина решающим образом способствовала потере престижа монарха. Примечательно, что царь так и не понял этого.

Глава III . Политика Николая II в период первой мировой войны

В первый день Мировой войны 20 июля 1914 года Император Николай II обратился к высшим чинам Империи со словами: «Я здесь торжественно заявляю, что не заключу мира до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдёт с земли нашей». Этой клятве Николай II сохранял верность до конца. «Сначала сам Государь захотел стать во главе армии и уже избрал себе помощников… Но потом Совет Министров… убедил Государя отказаться от своего решения, и тогда только Великий Князь Николай Николаевич был назначен Верховным Главнокомандующим», — вспоминал протопресвитер русской армии Георгий Шавельский. [3] Русское общество восприняло начало войны с воодушевлением.

Для Императора психологически всё было гораздо сложнее. По свидетельству бывшего военного министра Редигера, Император не считал себя полководцем, но, по его убеждению, сосредоточение военной и гражданской власти в одних руках, устраняет многие затруднения и трения. Император Николай II любил войска и военное дело и предпочитал быть во время войны в армии, а не в тылу.

Царь был весьма волевой человек. Разве мог бы человек слабохарактерный отважиться в самые роковые для России месяцы войны встать во главе отступающей армии?! Русская армия в тот период одними штыками сдерживала сильнейший натиск германской, австро-венгерской и турецкой армий. «Потери её в тот период были самыми большими за всю войну. Русский фронт между Вислой и Карпатами был прорван. Русские войска поспешно отступали. Много частей попало в плен, в том числе и генерал Л. Корнилов. Постепенно оставлялись Перемышль, затем Львов. На севере положение было не лучше. Недостаток снарядов вызвал всеобщие толки об измене. Говорили, что изменники — генералы, что изменники — министры. Несмотря на неудачи на фронте, популярность Николая Николаевича росла именно в оппозиционных кругах, которые видели в двоевластии Ставки и Правительства умаление Верховной власти», — анализировал ситуацию, которая сложилась на фронте в середине 1915 г. историк В. С. Кобылин. [4]

Во всю раскручивался глобальный план «тёмных сил», мечтавших о мировом господстве. Но именно в этот момент Император Николай II принял решение стать во главе Армии. Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановке. История часто видела монархов, становившихся во главе победоносных армий для лёгких лавров завершения победы. Но она никогда ещё не встречала венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось, безнадёжно разбитую, знающего заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только тернии..

Приказ по Армии и флоту от 23 августа 1915 г. гласил, что Император принял на себя предводительствование всеми сухопутными и морскими вооружёнными силами, находящимся на театре военных действий. С твёрдою верою в милость Божию и с непоколебимой уверенностью в конечной победе будет исполнять святой долг защиты Родины до конца и не посрамит земли русской. Если этот его шаг вызвал в тылу, в правительственной, общественной и парламентской сферах самые разноречивые толкования с общим оттенком недоброжелательного к нему отношения, то в армии и народе жертва, принесённая Царём была оценена инстинктом народной мудрости и сердца, исследовавший трагическую судьбу российского Императора и России. Начальником штаба Царь назначил генерала М. В. Алексеева, неутомимого штабиста-трудягу, сына простого солдата. Он только что вывел восемь русских армий из грозившего им окружения. (Впоследствии Алексеев стал одним из создателей Добровольческой Армии).

Смена командования всколыхнула на подвиг русские войска. В первый же день, как стало известно, что сам Царь возглавил армию, наши войска на Юго-Западном фронте успешно атаковали противника. Генерал Иванов сообщал в Ставку: «Сегодня (25 августа 1915 г.) наша 11 армия (Щербачёва) в Галиции атаковала две германские дивизии… было взято свыше 150 офицеров и 7000 солдат, 30 орудий и много пулемётов». «И это случилось сейчас же после того, как наши войска узнали о том, что я взял на себя верховное командование. Это воистину Божья милость, и какая скорая», — писал Император. «Всегда уравновешенный Государь и был причиной резкого улучшения положения на фронте после смены Верховного Командования» — объяснял стабилизацию фронта историк Кобылин.[5] Генерал Алексеев за спиной Царя-Главнокомандующего перестал нервничать, войска перестали отступать, фронт стабилизировался, тыл успокоился, оборонная промышленность стала наращивать выпуск необходимого количества артиллерийских снарядов. Одно из первых распоряжений Императора Николая II касалось наведения порядка на фронте, где он требовал не останавливаться ни перед какими мерами для водворения строгой дисциплины в войсках. В начале октября Царь побывал на передовой в боевой линии войск Юго-Западного фронта. В октябре 1915 г. Царь выезжал в действующую армию, а затем с сыном отправился в города, где работала военная промышленность. Они посетили города Ревель, Ригу, Псков, Витебск, Могилёв, Одессу, Тирасполь, Рени на Дунае, Херсон, Николаев. В то время как царь был на боевой линии войск и там вдохновлял войска на новые геройские подвиги, по повелению Короля Великобритании Георга V Императору Всероссийскому Николаю II был вручён фельдмаршальский жезл английской армии.

Решительные шаги Главнокомандующего остановили неблагоприятный ход войны. «История скажет, каким крестным путём, шла с какими сверхчеловеческими трудностями боролась летом 1915 г. наша армия», — свидетельствовал протопресвитер русской армии Георгий Шавельский.[6] В Императорской армии была глубокая вера друг в друга. Твёрдо знали: «Нога ногу подкрепляет, рука руку усилят» — все одни, Царёвы. Наверху — Император, под ним генералы, потом офицеры, потом солдаты, и все перед Царём равны и все одинаковы. Помнили вечно — солдат есть имя знаменитое. Первейший генерал и последний рядовой носят имя солдата. Это было свято. Этому верили, потому что видели Государя с Наследником в окопах под артиллерийским огнём.

Деятельность Императора Николая II на посту Главнокомандующего дала великолепный результат. Уже через год русские войска смогли совершить неслыханный по масштабу прорыв, названный Брусиловским по имени нового командующего ЮЗФ генерала Брусилова. Во время подготовки и осуществления Брусиловского прорыва Главнокомандующий безотлучно находился в Ставке. Русские войска в Брусиловском прорыве взяли до полумиллиона пленных солдат и офицеров противника! При этом и работа оборонной промышленности по обеспечению тяжёлого вооружения, поставка на фронт необходимого количества снарядов и патронов с лета 1915 по лето 1916 г. также была блестяще налажена.

И на Кавказском фронте русским войскам сопутствовал успех. Его войска начали зимнее наступление на превосходящую более чем в два раза по численности турецкую армию. Эрзерумская наступательная операция, проведённая с конца декабря 1915 г. по 19 февраля 1916 г. завершилась полным успехом. Операция проводилась в полосе 300 км на горном участке. Кавказская армия пленила более 13 тысяч турецких солдат и офицеров, захватила 300 орудий (всю крепостную и значительную часть полевой артиллерии), 9 знамён, большие запасы продовольствия. Русские овладели крепостью Эрзерум. Победа, казалось, была близка… «Но государственный корабль России, преодолев океан, разбился о скалы уже вблизи долгожданной гавани», — примерно так высказался У. Черчилль о судьбе России. [7] На весну 1917 года Ставкой планировалось решающее наступление, которое должно было привести к победе над противником.

Справедливость требует всё же признать, что Государь не обладал властным авторитетом, в нём не было той внутренней мощи, которая заставляет людей беспрекословно повиноваться ,Император умел настоять на исполнении своих решений, которые оспаривались его министрами. Но Государя не боялись. А власть, в особенности Верховная, должна внушать это чувство.

Советские историки целые десятилетия старались всячески принизить роль Николая II, как главнокомандующего, принизить роль русского командования и в целом боевые качества Русской Армии. По крайней мере, весьма редкое проявление резкости — та оболочка, которая скрывала волю Государя от взора непосвящённых — создали Николаю II в широких слоях страны репутацию благожелательного, но слабого правителя, легко поддающегося возможным, часто противоречивым внушениям. В действительности же Государь «подчинил себе» министров едва ли не в большей степени, чем Император Александр III, бывший только собственным министром иностранных дел. Император Николай был точен, аккуратен, и, может быть, несколько педантичен. Более 36 лет постоянно, каждый вечер, с неизменной аккуратностью Цесаревич, потом Император записывал несколько фраз о прошедшем дне. Личный архив Государя вёлся в образцовом порядке; в нём были собраны не только все важнейшие секретные письма, но и черновики ответов на них.

Пока Император Николай II занимался вопросами боеспособности армии, враги России не дремали. С весны по осень 1916 года окончательно складывается заговор с целью устранения Царя, подготавливаемый левыми партиями и масонскими ложами. Военная масонская ложа, куда (как потом выяснилось) входил начальник Верховного штаба Алексеев, бывший военный министр Поливанов, главнокомандующий армиями Северо-Западного и Северного фронтов Рузский, член Государственной Думы Гучков и целый ряд других высокопоставленных лиц, разработала план, согласно которому предполагалось заставить Царя отречься под страхом смерти или даже угрозой жизни его жены и детей. Ради достижения своих преступных целей изменники были готовы на всё. Про Государя и Императрицу были пущены самые гнусные слухи. Нельзя не согласиться с утверждением Ольденбурга: «Между Государем и массой не хватало промежуточных звеньев, не хватало исполнителей Его воли «не за страх, а за совесть». Генерал Краснов в книге «Памяти Императорской Русской Армии» указывал, что «те, кто задавался целью уничтожить русскую государственность, стремились прежде всего разрушить армию и, как её основу — обаяние Государева имени и её офицерский состав.[8]

Временное правительство, сменившее монархию, сразу же взяло Николая и его семью под домашний арест, но хотело разрешить уехать ему в Англию. Однако английское правительство не торопилось с ответом, а Временное правительство уже было недостаточно сильным, чтобы противостоять воле Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. В августе 1917 г. семью перевезли в Тобольск. В апреле 1918 г. местные большевики добились их перевода в Екатеринбург. Царь переносил это время унижений с большим спокойствием и надеждой на бога, которая перед лицом смерти придавала ему неоспоримое достоинство, но которое и в лучшие времена порой мешало ему действовать рационально и решительно. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. императорская семья была расстреляна. Либеральный историк Юрий Готье с холодной точностью высказался, узнав об убийстве царя: «Это развязка еще одного из бесчисленных второстепенных узлов нашего смутного времени, и монархический принцип может только выиграть от этого».[9]

Заключение

Парадоксы личности и царствования Николая II можно объяснить объективно существовавшими противоречиями российской действительности начала XX века, когда мир вступал в новую полосу своего развития, а у царя не хватило воли и решимости овладеть ситуацией. Пытаясь отстоять "самодержавный принцип", он маневрировал: то шел на небольшие уступки, то отказывался от них. Удивительным образом натура последнего царя соответствовала сущности режима: избегать изменений, сохранять статус-кво. В результате режим загнивал, толкая страну к пропасти. Отвергая и тормозя реформы, последний царь способствовал началу социальной революции, которая не могла не нести в себе всего туго, что накопилось в российской жизни за многие десятилетия ее попирания и угнетения. Это следует признать и при абсолютном сочувствии к судьбе царя, и при категорическом его неприятии.

В критическую минуту февральского переворота генералы изменили присяге и принудили царя к отречению. Потом Временное правительство по политическим расчетам попрало принципы гуманизма, оставив отрекшегося царя в революционной России, свергнувшей царизм. И, наконец, классовые интересы, как они понимались в разгоревшейся гражданской войне, взяли верх над нравственными соображениями. Итогом всего этого и стало убийство императора.

Драму русского царя, по всей вероятности, правильнее рассматривать в контексте мировой истории с позиций ее поступательного движения. Николай II сам выбивал почву из-под своих ног. Он упрямо защищал свои позиции, не шел на серьезные компромиссы и этим создал условия для революционного взрыва. Не поддержал он и либералов, стремившихся предотвратить революцию в надежде на уступки царя. И революция свершилась. 1917 год стал роковым рубежом в истории России, вместе со смертью династии Романовых уходила в небытие эпоха.

Видимо, к личности Николая II пора отнестись объективно, предварительно сказав о ней всю правду, как в интересах истины, так и сохранения согласия в обществе.

Давно замечено, что нынешний Президент России как две капли воды похож на Николая II. Более того, судя по многочисленным слухам, просочившимся в СМИ, Дмитрий Медведев любит, когда его сравнивают с последним русским царём, портрет которого якобы висит в одном из его кабинетов.

Что именно так льстит Медведеву? Тот факт, что правление Николая II привело к полному краху Российской Империи и кровопролитной гражданской войне?! Или его более чем сомнительные личные качества, которые свидетельствовали о полной неспособности управлять такой страной как Россия (умилению его “слишком человеческими” качествами мы, как это принято сегодня, предаваться не будем).

Николай II имел 23 года для малодушного и слабовольного утопления России в гнилье уже разлагающегося самодержавия. Такого срока у Дмитрия Медведева нет. Однако и Россия уже не та. И враг не дремлет. А человеческие качества нынешнего российского президента таковы, что для того, чтобы стать таким же “святым”, ему пяти-шести лет за глаза хватит…

Список использованной литературы

1.Боханов, А.Н. Николай II / А.Н. Боханов. М.: Вече, 2008.

2.Бразоль, Б. Царствование императора Николая II: 1894-1917 г.г. в цифрах и фактах / Б. Бразоль. М., 1990, 7 сентября.

3.Вадеев, Л.С. Корона и эшафот/ исторические очерки/ под редакцией О.В. и Л.С. Вадеевы. М., Политиздат, 1991 г.

4.Голубев, А.В., Телицын В.Л. Энциклопедия. Российская история /А.В.Голубев, В.Л. Телицын .М.,2007.

5.Данилов, А.А. История России XX в./А.А.Данилов, Л.Г.Косулина.М.,2001.

6.Иоффе, Г.Революция и судьба Романовых /Г. Иоффе.М. 1992г.

7. Косулин, Л. Г. Русские цари.1514-1917г./ Л.Г. Косулин .Издательсво «Феникс» 1997г.

8.Кряжев, Ю. Н. Военно-политическая деятельность Николая II Романова / Е.Ю. Сергеев, А. А. Улунян. М., 1997.

9. Пашков, Б.Г. Новые святые: Николай II и его семья- символ русского православия /Б.Г.Пашков.М.,2000.

10.Рыжов, К. Энциклопедия. Все монархи мира /К. Рыжов.М.,2002.

11.Фирсов, С.Л. Жизнь замечательны людей: Николай II / И.И. Никифорова.М.,2010.

12.Черкасов, П. Последний император// Новый мир. 1993. №1.

13.Хуторский, К. Николай II: путь к трагическому концу. // Свободная мысль. 1998. № 7.

14.Шацилло, К. Монархическая идея и последний самодержавец// Свободная мысль 1992г.№11.

15.Шокарев, С.Падение династии Романовых (мемуары современников)// Гибель монархии. М., 2000 г.


[1] Рыжов, К. Энциклопедия. Все монархи мира /К. Рыжов.М.,2002.С.34

[2] Голубев, А.В.Энциклопедия. Российская история/ А.В. Голубев. М.,2003.С 54.

[3] Вадеев, Л.С.История России в портретах / Л.С. Вадеев.В 2-х тт. Т. 2. Смоленск: Русич, Брянск: Курсив, 1996.С.112.

[4] Вадеев, Л.С.История России в портретах / Л.С. Вадеев.В 2-х тт. Т. 2. Смоленск: Русич, Брянск: Курсив, 1996.С.86

[5] Данилов, А.А. История России XX в/А.А.Данилов, Л.Г.Косулина.М.,2001.С.303

[6] Данилов, А.А. История России XX в/А.А.Данилов, Л.Г.Косулина.М.,2001.С.213

[7] Вадеев, Л.С.История России в портретах / Л.С. Вадеев.В 2-х тт. Т. 2. Смоленск: Русич, Брянск: Курсив, 1996.С.51

[8] Вадеев, Л.С.История России в портретах / Л.С. Вадеев.В 2-х тт. Т. 2. Смоленск: Русич, Брянск: Курсив, 1996.С.64

[9] Вадеев, Л.С.История России в портретах / Л.С. Вадеев.В 2-х тт. Т. 2. Смоленск: Русич, Брянск: Курсив, 1996.С.158.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!