0 работ 0 работ на 0 руб.
Ваша корзина пуста
Скачать работу
Тема работы:

Реферат на тему «Этапы закрепощения крестьян в России»


Условие задачи:

Введение

Актуальность курсовой работы заключается в том, что в условиях развивающегося российского общества важное значение имеет изучение особенностей развития российского государства. Известно, что большую часть населения Российской Империи составляли крестьяне, значительная их часть была в крепостной зависимости, учитывая это можно говорить, что история Российского крепостного права – суть истории России. Крепостное право – уникальная в своем роде система просуществовало необычно долго, в нем многие видели причины отсталости России. Закрепощение крестьян оказало огромное влияние на развитие нашей страны - оно вызвало резкий, хотя и малозамечаемый пока исследователями, сдвиг в психологии самых широких масс населения России. Когда и как была поставлена решающая точка в процессе закрепощения крестьян, остается и по сей день не вполне выясненным, несмотря на почти необозримую историографию вопроса.

Степень научной разработанности темы курсовой работы. Достаточно много работы было проведено исследователями по выяснению переломных этапов, законов, указов в проблеме закрепощения крестьян, либо ослабления их зависимости. Однако отсутствие прямых свидетельств в источниках обрекает историков на многочисленные гипотетические реконструкции этого события. Остается много не изученных до конца последствий действий того или иного указа. Да и сам переломный момент не может быть определен однозначно. Откуда брать начало становления «крепости» крестьян, от «полюдья» княгини Ольги, или же «заповедных лет» Ивана IV. Остается много не разрешенных исторических вопросов по данной теме требующих дополнительных исследований.

Объектом исследования выступают подверженные крепостничеству, и разного рода ограничению, массовые слои населения того времени крестьяне.

Предметом исследования выступаетзаконотворческая деятельностьправителей каждого из рассмотренных этапов становления крепостничества.

Хронологические рамки работы определены поставленными задачами. Начальный этап это середина Xв. – податная система княгини Ольги заканчивая 19 февраля (3 марта) 1861 г. Манифест об отмене крепостного права Александра II.

Территориальные рамкиисследования ограничиваются российскими княжествами.

Цель курсовой работы является раскрытие сущности, основных принципов и хронологии формирования системы крепостничества в России изучить развитие крепостного права, его основные этапы, выяснить переломный момент окончательного закрепощения крестьянина.

Методология и теоретико-правовая основа исследования. Методологическую базу составляют общие принципы и методы научного познания, относящиеся к исследовательскому аппарату гуманитарных наук. Они включают основные принципы диалектики – развития и историзма; общенаучные подходы – системный, генетический; методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, абстрагирования и теоретического моделирования, восхождения от абстрактного к конкретному, типологического анализа и др. При изучении проблематики работы мы опирались на специальные методы: формально-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический, социологический, дескриптивно-индуктивный и др.

В курсовой работе использованы в комплексном сочетании методологические средства, идеи и концепции, разработанные в современной общей теории государства и права, истории государства и права, ряде отраслевых юридических наук, истории, а также философские и концептуальные подходы к изучению исторических процессов.

Источниковая база исследования включает широкий круг документов и литературы. Также мнения авторов проводивших исследование ранее.

Структура курсовой работы обусловлена его целями и задачами. Она состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка источников и литературы.

1. Первые этапы закрепощения крестьян

1.1. Правление княгини Ольги

На Руси первая форма взимания налогов получила название«полюдье», она была характерна для ряда зарождающихся государств Восточной Европы. «Полюдье» - это смешанный тип сбора дани, более или менее обусловленной в устных договорах между племенами, а также кормления князя и его дружины за счет населения подвластных территорий. О взимании «полюдья» в Киевской Руси сообщается в записках императора Византии Константина Багрянородного (908-959 гг.) «Об управлении империей». Описывая жизнь различных народов, в том числе в районах Дуная и Днепра, он свидетельствовал о «суровом образе жизни… россов». Когда наступал ноябрь месяц, их архонты (князья) выходили с «росами из Киава» (Киева) и отправлялись в «полюдья», что именовалось «кружением». Князь с дружиной объезжал поздней осенью и зимой подвластные ему территории с целью сбора дани, без заранее установленной квоты. Вначале сборщики «полюдья» отправлялись в ближайшее от Киева племя древлян (вер-виан), затем через Любеч по Днепру к дреговичам (другу-витам); после к Смоленску, где в Верхнем Поднепровье проживали кривичи. Далее «кружение» вокруг Киева продолжалось по реке Десне к северянам (севериям), и через Чернигов и Вышгород князь с дружиной возвращался в Киев. Главными итогами «кружения» были сбор: меда, воска, меха и рабов (невольников), которые продавались или менялись на внешних рынках, в том числе в Византии. Когда Древнерусское государство окрепло, в середине Х в. здесь была проведена первая известная на Русихозяйственная реформа, связанная с началом становления податной системы. Она связана с правлением княгине Ольги. Княгиня Ольга, жена князя Игоря. В 945 г., узнав о смерти мужа, Ольга приняла бразды правления страной в свои руки, поскольку ее с Игорем сын и законный наследник Святослав, был еще слишком мал. Начало правления Ольги омрачено варварскими, истинно средневековыми актами мести древлянам за гибель мужа. Сначала она велела закопать живыми в землю древлянских послов, приехавших сватать ее за своего князя. А двоих из них сожгла в бане. Затем она сожгла столицу древлян, город Искоростень. Надо сказать, что ее собственная дружина эти поступки вполне одобрила. Одно из главных деяний княгини Ольги - реформукоторую она осуществила в 946 г. По всей видимости, опасности походов за данью типа «полюдья», в одном из которых погиб князь Игорь, побудили княгиню Ольгу преобразовать всю эту систему. «И пошла Ольга с сыном своим (Святославом) и с дружиною по Древлянской земле, устанавливая дани и налоги», сообщается в Повести временных лет. Далее, говорится, что дани и оброки она установила по Мете и по Луге, побывала в Новгороде и Пскове, вдоль Днепра и Десны. Везде устанавливала и погосты (от слова «гости» – купцы). Княгиня Ольга в 946 г. впервые перешла к сбору дани, размеры которой хотя бы в общих чертах устанавливались заранее. Таким образом, во-первых, отменялось «полюдье» или «кружение» Киевского князя с дружиной по подвластным территориям.Данъ вместо «полюдья» была более цивилизованной формой налогов, осуществлялась один раз в год сбором продуктов, мехов, различных изделийсземель, которые становились волостями, затем уездными княжествами и т. д. Во-вторых, для сбора дани определялись специальные места – «погосты».

1.2. «Русская правда» Ярослава мудрого и «Правда Ярославичей»

Следующим этапом можно принять свод законов изложенного в «Русской Правде» Ярослава Мудрого и «Правде Ярославичей» 1061, 1072 гг. Основная масса крестьян – смерды – еще свободны. Появляются первые формы зависимости: рядовичи (крестьяне, заключившие договор, ряд по поводу кредита или натуральной формы долга), в составе рядовичей – закупы, отрабатывающие на земле князья или боярина свою купу (долг), вдачи (изорники) – разорившиеся общинники, жившие на земле хозяина и обрабатывающие ее хозяйским инвентарем, огнищане (дружинники) и тиуны – привилегированные домоуправители и ключники, добровольно отдавшиеся в служение.

В XIII-XIV вв. долги крестьян росли. При отчуждении имений (вотчин), имевших долг крестьян передавали новому владельцу вместе со своими долгами. В XIV-XV вв. происходило «окняжение» и «обояривание» земель, в том числе населенных «черными» крестьянами, которые потеряли право свободного распоряжения, продажи, дарения и завещания земли. В XIV в. появляются добровольно «задавшиеся» под чужое покровительство крестьяне, в том числе добровольные холопы. Указом Дмитрия Донского от 1388 г. «черным» крестьянам запрещалось продавать свою землю. Во второй половине XV в. появляются факты «вывоза» крестьян: землевладелец платит долги крестьянина и вывозит его в свое имение, обязывая трудиться на себя. Факт старожительства и долги крестьянина влекли за собой фактическое крепостное состояние. Тогда же во второй половине XV в. князья жалуют землевладельцам льготу: не отпускать от себя крестьян. К 1481 г. относят первое упоминание в документах о «кабальных» людях – переходном состоянии к холопству за долги.

2. Правление Ивана III и Ивана IV . Законодательство XV XVII вв.

2.1. Судебник Ивана III, Ивана IV , введение «заповедных лет».

Закрепощения крестьян, находит нормативное отражение в Судебнике 1497 г. царя Ивана III. Статья 57 «О христианском отказе. А христианам отказыватися из волости, ис села в село, один срок в г., за неделю до Юрьева дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесех полтина. А которой христианин поживет за ким год, да пойдет прочь, и он платит четверть двора, а два года поживет да поидеть прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти двора; а четыре года поживет, и он весь двор платит».

эта статья впервые в общегосударственном масштабе ограничивала право крестьянского перехода от одного феодала к другому определенным сроком – неделей до и неделей после Юрьева дня (26 ноября) после окончания полевых работ. Установление единого срока перехода крестьян было не более чем юридическим оформлением реально существующих порядков. Не стоит думать, что перемена места жительства для крестьян было делом желанным и регулярным. Если не возникало чрезвычайных ситуаций, крестьянин предпочитал оставаться на месте. Новым было лишь то, что за уход крестьянин должен был уплатить владельцу «пожилое» – деньги за утрату рабочих рук, за «двор», за годы, прожитые на старом месте. Судебник 1497 г. устанавливает размер пожилого – в степной полосе 1 рубль (царский судебник прибавит еще два алтына), а в лесной – полтину. Судебник оговаривает и зависимость величины пожилого от срока проживания крестьянина на земле, так проживание в течение 4 лет считалось равносильным истреблению здания, потому надлежало выплатить полную стоимость двора, иными словами, сумма пожилого за год равнялась стоимости крестьянского двора

Что касается сроков перехода, то вполне обоснованным представляется следующее утверждение: при крайней сжатости цикла сельскохозяйственных работ, их интенсивности, время перехода определялось практическими соображениями весьма жестко – конец осени – начало зимы. Уход в другое время грозил бы невосполнимыми упущениями в ведении хозяйства. Кроме того, именно в этот промежуток проводились основные выплаты по отношению к казне и к собственнику земли. Так что, по-видимому, здесь судебник не вводил никаких новостей. Но фиксация законом определенного краткого срока перехода свидетельствовала, с одной стороны, о стремлении феодалов и государства ограничить право крестьян, а с другой – об их слабости и неспособности закрепить крестьян за личностью определенного феодала.

Таким образом, основными положениями, повлиявшими на ограничение свободы и вольности крестьян, являются юридическое установление правила Юрьева дня и введение платы за «пожилое».

При сыне Ивана III Василии III и его внуке Иване IV происходили дальнейшие посягательства на свободу крестьян. Население страны было обязано нести тягло – комплекс натуральных и денежных повинностей. В середине XVI в. была установлена единая для всего государства единица взимания налогов – большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли соха составляла 400-600 десятин земли. Народные выступления и боярский произвол в период малолетства Ивана IV, а также общая тенденция к централизации страны и государственного аппарата повлекли за собой издание этого нового свода законов. Взяв за основу судебник Ивана III, составители нового судебника (Судебник Ивана IV 1550 г.) внесли в него изменения, связанные с усилением центральной власти. Судебник Ивана IV подтверждал право перехода крестьян в Юрьев день, но была увеличена плата за «пожилое». К тому же, теперь феодал отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Вместе с тем происходило сокращение холопства. По судебнику 1550 г. холопам родителям было запрещено холопить своих детей, рожденных на свободе. С 1589 г. ставиться под сомнение холопство свободной женщины, вышедшей замуж за холопа. Судебники XV-XVI вв. в качестве источников холопства уже не упоминали наказание за бегство закупа, разбойное убийство, поджог и конокрадство (как это было в Русской Правде). Вместе с тем усложнялась процедура отпуска холопов на волю, выдача грамот осуществлялась в ограниченном числе городов. Требовалась усложненная форма выдачи документа (судом с боярским докладом). С конца XV в. кабальное холопство вытеснило холопство полное. Кабальное холопство вместе с тем превратилось в форму зависимости, которая с XVI в. стала распространяться на новые слои свободного населения, попадавшие в экономическую зависимость. При этом основой зависимости становился не заем имущества, а договор личного найма. Судебник упоминает и о барщине (выполнение работы на господина), как явлении общем и законном, позволяя «не делать боярского дела» крестьянину, который перешел и лишь хлеб его оставался в земле (ст. 88). Между тем некоторые исследователи отказываются видеть в судебниках начало юридического оформления крепостного права. В доказательство этому они говорят о том, что ограничение перехода не может считаться единственным показателем закрепощения, необходимо учесть и правовое положение крестьян, подробнее остановившись на вопросе об усилении эксплуатации. Прежде всего, крестьяне, как индивидуально, так и в составе общины оставались субъектом права, а не его объектом и в таком качестве судились судом. Судебник 1497 г. фиксирует процессуальное равенство черных крестьян и рядовых феодалов в некоторых отношениях. Одновременно расширились юридические права этой категории крестьян: их участие в гражданско-правовых сделках, свидетельство в суде (в XIII в. в качестве свидетеля мог выступать боярский тиун, в XV в. дворский тиун, в XVII в. такое право получили все холопы). Так, они были равноценными свидетелями при признании обвиняемого татем (ст. 12), для них существовал единый срок давности для возбуждения иска в поземельных делах (ст.63 «о землях суд»). Наконец, Судебник 1497 г. закрепил присутствие судных мужей из «лучших, добрых» крестьян на судах кормленщиков (ст. 38), Судебник 1550 г. не внес тут никаких серьезных изменений. Таким образом, хотя Судебники 1497 и 1550 гг. содержали положения, способствующие закрепощению крестьян, нельзя говорить об их ярко выраженной крепостнической направленности, поскольку положения, касающиеся крестьян и юридически оформленные в 1497 и 1550 гг., предоставляли им еще значительную свободу, крестьяне воспринимались как вполне правоспособная часть населения.

В 1565 г. в стране была введена опричнина. Стремясь уничтожить сепаратизм феодальной знати, Иван IV не останавливался ни перед какими жестокостями. Начались опричный террор, казни, ссылки. До сих пор вызывает ужас и содрогание дикий произвол и гибель многих неповинных людей. Опричнина привела к еще большему обострению противоречий внутри страны, ухудшила положение крестьянства и во многом способствовала его закрепощению. На положение дел в стране повлияла и изнурительная Ливонская война (1558-1583 гг.), которая продолжалась в течение 25 лет. Ее начало сопровождалось победами русских войск, но война не оказалась для России победоносной. Страна была истощена Ливонской войной и опричниной. В разгар военных действий между русскими войсками и Стефаном Баторием, когда успех склонялся в сторону Батория, Иван IV вводит указ (1581г.), которым впервые были введены «заповедные лета» - годы, в которые запрещался переход даже в Юрьев день (от слова «заповедь» - запрет). 1581 г. уже был «заповедным годом», между тем как в 1580 г. и до него крестьяне еще уходили от своих господ по Судебнику. Так, в тверской писцовой книге 1580 г. зафиксированы крестьянские выходы из вотчины Симеона Бекбулатовича, в приходо-расходных книгах Волоколамского монастыря отмечены крестьянские выходы, начиная с 1573 по 1580 гг., включительно, отмечено 96 случаев выхода из-за монастыря и 26 - за монастырь. Зато в писцовых книгах 1581 г. нет ни одного случая ни выхода ни входа. До сих пор не совсем ясно, вводились ли заповедные годы на территории всей Руси или в отдельных землях. Неясна также периодичность их введения. По свидетельству Грекова, из документов по преимуществу судебного характера, вытекает, что с 1581 по 1586 все годы были заповедными, затем в источниках наблюдаются некоторые пробелы до 1590 г., а относительно 1590, 1592, 1594 и 1595 достоверно известно, что и эти годы были заповедными. О сроках действия закона « о заповедных летах» свидетельствует запись в приходо-расходной книге Волоколамского монастыря от 6 января 1595 г. Речь идет о сборе долгов с монастырских крестьян. Монастырский старец Мисаил Безнин по этому предмету сделал распоряжение, чтобы не собирать долгов с крестьян, живущих и собирающихся жить и впредь за монастырем. «А будет государь изволит, - продолжает старец, - крестьянам выходу быть, и которые крестьяне пойдут, и на тех... деньги имати». То есть предполагалось, что государь может объявить в любой момент «выход». Об это говорят и другие факты – крестьяне в своих подрядных записях 80-х г. XVI в. иногда писали, что они крепки своим хозяевам только на время «заповедных годов», до «государевых выходных лет». Иными словами, закон о «заповедных годах» был известен как мера временная, «покамест земля поустроится». Однако, как отмечает Б.Д. Греков, «временность затянулась... закон прочно и надолго лег в основу дальнейшего развития крепостного права в России «[1] .Основной причиной прочного укоренения закона об отмене Юрьева дня являлась, прежде всего, заинтересованность основной массы помещиков в сохранности этой меры. Недаром в течение первой половины XVII в. они сначала слезно, а потом и с угрозами просили правительство о полной отмене Юрьева дня, указывая при этом на незаконное сманивание крестьян более крупными помещиками и монастырями. Это в действительности имело место, так Л. Шишко говорит, что «когда они (богатые землевладельцы) нуждались в рабочей силе, они посылали перед Юрьевым днем своих приказчиков выкупать крестьян из долгов и переводить на свою землю. У богатых помещиков крестьянам жилось легче, чем у мелкопоместных и они охотно соглашались на такую сделку...»[2] . После выхода закона «о заповедных годах» его выгоды для себя почувствовали все виды и разряды землевладельцев. Что касается района распространения этого закона, то, очевидно, распространялся он на территорию всего Московского государства. Можно руководствоваться как соображениями логического характера, так и конкретными историческими доказательствами. Прежде всего,

поскольку вышеозначенная мера была вызвана интересами служилого населения – помещиков и среднего достатка вотчинников она должна была действовать там, где имелись землевладельцы средней руки, т.е. почти на всем пространстве Московского государства. Да и не было у правительства сколько-нибудь веской причины отменять Юрьев день только на какой-то определенной территории страны. Между тем, кроме общих соображений, есть и определенные показания источников. Так, в одном из указов следующей эпохи, указе Бориса Годунова о предоставлении крестьянам права выхода в годы 1601 и 1602, прямо говорится «Пожаловали во всем своем государстве от налога и продаж велели крестьянам давати выход». Разрешать можно только то, что было запрещено. И если разрешение распространялось на территорию всего государства, то, следовательно, и запрещение тоже действовало на всей территории.

2.2. Этапы закрепощения крестьян в эпоху Смуты

18 марта 1584 г. во время игры в шахматы умирает Иван Грозный. Его старший сын Иван был убит отцом в припадке гнева (1581 г.), младшему сыну Дмитрию было лишь два года. Вместе со своей матерью, седьмой женой Ивана IV Марией Нагой, он жил в Угличе, отданном ему в удел. На престол вступил средний сын Грозного – двадцатисемилетний Федор Иоаннович (1584-1598 гг.), мягкий по натуре, но неспособный к делам правления государством. Фактическим правителем государства стал шурин царя Борис Федорович Годунов. В годы правления Федора Иоанновича был введен ряд указов, которые способствовали фактическому закрепощению крестьян.

На 80-90 г.г. XVI в. Приходится составление писцовых книг. Все население было включено в специальные книги, и появилась возможность устанавливать, кому из феодалов принадлежит крестьянин. Впоследствии, писцовые книги стали считаться основанием крестьянской крепости. Этот государственный акт явился обобщением долголетней практики использования писцовых книг и выписей из них для удостоверения владельческих прав на крестьян. Так, например, в Важской грамоте 1552 г. содержится предписание органам земского самоуправления: «Старых им своих тяглецов хрестьян из-за монастырей выводить назад бессрочно и беспошлинно... сажать по старым деревням... кто в которой жил преже того...». Имеются прямые свидетельства источников о закрепощающем характере записи в писцовые книги. Так, власти Никольского Корельского монастыря в своей челобитной, относящейся к началу 1592 г. о бегстве "старинных " монастырских крестьян в доказательство своих прав ссылались на записи в писцовых книгах. Таким образом, писцовые книги стали своеобразным юридическим основанием режима заповедных лет, они в письменной форме подтверждали закрепление крестьян за феодалом.

Тогда же, по мнению ряда историков, был издан указ о запрете переходов крестьян, что означало установление крепостного права. Этот царский указ относят к 1592 г. или к 1593 г. однако текст указа не найден, имеются лишь косвенные доказательства его существования. Так, Ключевский, отрицал законодательное прикрепление в конце XVI в., он говорил о том, что «до нас дошло значительное количество порядных записей, в которых крестьяне уговаривались с землевладельцами... Эти порядные идут с половины XVI в. до половины XVII и даже далее. Если вы, читая эти записи, забудете сказание о прикреплении крестьян при царе Федоре, то записи и не напомнят вам о том... Возможность уйти... предполагается... как право крестьянина. Предположение, что в конце XVI в. крестьяне были лишены этого права ... делает непонятным целый ряд порядных, составленных по узаконенной форме». Ключевский говорил о том, что прикрепление образовалось раньше, вследствие экономических условий жизни крестьян, или, как он сам выражался» из кабального права, посредством приложения служилой кабалы к издельному крестьянству». Иными словами некоторые крестьяне (а точнее сказать, довольно значительная их часть) были прикреплены к земле и лишены права выхода задолго до предполагаемого указа об общем поземельном прикреплении. Таким образом, «крестьянское право выхода к концу XVI в. замирало само собой, без всякой его законодательной отмены»[3] .

Следует сказать и об иных подходах к данному вопросу. Так, Н.М. Карамзин говорил о « законе об укреплении сельских работников»[4] . В то время как Погодин М.П. в своей статье «Должно ли считать Бориса Годунова основателем крепостного права», опубликованной в 1858 г. соглашался с мнением Ключевского, говоря о прикреплении не законом, а действием стихийных сил – обстоятельствами, чем вызвал резкую критику со стороны другого крупнейшего историка - Костомарова, который настаивал на том, что в 1592 г. «Борис издал указ, уничтожавший Юрьев день, право перехода крестьян... «. Б. Греков в «Кратком очерке истории русского крестьянства», избегая резких выводов, «пробует разобраться» в данном вопросе. Автор отмечает, что это был один из таких вопросов общественной и политической жизни нашей страны, в определенном решении, которого были заинтересованы, прежде всего, помещики, на страже которых стояла знать. Следовательно, царское правительство не могло быть нейтральным зрителем развернувшейся в связи с разрешением крестьянской проблемы. Это подтверждает возможность существования указа 1592-1593 гг.

Делая краткий вывод, следует отметить недостаточную точность доказательств сторонников как одной, так и другой позиции. К недостаткам идеи о наличие указа о прикреплении относится, прежде всего, отсутствие самого указа, а также более или менее достоверных ссылок на него в исторических первоисточниках. Что же касается точки зрения Ключевского, то и его утверждение о «долговом холопстве» не может быть признано абсолютно верным, поскольку ситуацию можно толковать в данном случае двояко – крестьянин может задолжать землевладельцу и даже прожив на его земле год или два, потерять право выхода, так же как и другой крестьянин может прожить на земле господина 10 лет, при этом, не беря у него ничего в долг и также лишиться права перехода по причине старожильства. Таким образом, вопрос о том, пыталось ли государство ускорить процесс закрепощения крестьян, или он развивался согласно объективным закономерностям, остается в науке на повестке дня и его решение главным образом зависит от исторических источников, которые вероятно еще будут обнаружены.

Несмотря на всю свою приниженность и забитость крестьяне не желали мириться с новым своим положением. Всеми имевшимися у них средствами они протестовали как умели. Истории известны массовые крестьянские волнения в этот период, однако наиболее распространенной и излюбленной формой протеста для крестьян был побег. В этом отношении наиболее уязвимы были служилые люди. Во-первых, им приходилось часто отлучаться из дома и они не могли организовать эффективную охрану «живого инвентаря», а во-вторых, мелкие помещики ничем не могли содействовать властям в поисках бежавших. Да и аппарат государственной власти был далеко не достаточен, чтобы поспевать с выполнением бесчисленных челобитных, которые сыпались с разных сторон от служилого люда. В этой обстановке появляется знаменитый указ от 24 ноября 1597 г. Этим указом устанавливалась пятилетняя давность исков на беглых крестьян. Землевладельцы, у которых выбежали крестьяне за 5 лет до 1597 г. и которые успели в этот срок подать челобитную о сыске беглых, могли рассчитывать на содействие со стороны государственной власти: таким землевладельцам, говорит указ «давать суд и сыскивать накрепко всякими сыск и по суду и по сыску тех беглых крестьян с женами и детьми и со всеми животы возити назад, где кто жил». А относительно крестьян, выбежавших за 6 и более лет и относительно которых в течение этого срока не было подано челобитья, «суда не давати и назад их, где кто жил не возити». В нашей исторической науке этот указ не раз подвергался толкованию, с одной стороны потому, что он интересен сам по себе, как закон, сыгравший важную роль в судьбе крестьянства, с другой – потому что долгое время это был единственный документ, дающий сколько-нибудь определенное понятие о крепостных и беглых. Больше всего интересовал ученых вопрос о том, почему устанавливается именно 5-летний срок сыска, что могло произойти с крестьянами в период с 1592 по 1597 гг. Кстати, именно здесь следует искать истоки дискуссии о законодательной отмене Юрьева дня в конце XVI в., суть которой была изложена выше, поскольку вполне уместным казалось утверждение о том, что действия крестьян, уходивших от своего землевладельца после 1592 г. (когда предположительно и был принят законопроект, отменяющий Юрьев день) признавались незаконными и потому ушедшие подлежали сыску и возврату. Дает повод для размышлений взгляд на закон от 24 ноября 1597 г. В.О. Ключевского[5] . Историк говорит о том, что, несмотря на признание некоторыми данного закона первым актом, указывающим на прикрепление крестьян, содержание указа не оправдывает сказания. В самом законе говорится только о том, что крестьянин, бежавший не ранее чем 1 сентября 1592 г. (нового года) и землевладелец вчинит иск о нем, то крестьянина вместе с женой, детьми и имуществом следует вернуть на прежнее место жительство. Если условия побега не соответствуют вышеозначенным (крестьянин убежал ранее сентября 1592 г., землевладелец не подал иск), крестьянин освобождается от преследования. Ключевский полагал, что «указ говорит только о беглых крестьянах, которые покидали своих землевладельцев «не в срок и без отказу», т.е. не в Юрьев день и без... явки со стороны крестьянина..., соединенной обоюдным расчетом... Этим законом устанавливалась для иска и возврата временная давность, так сказать обратная... не ставившая постоянного срока на будущее время». Согласно Ключевскому, закон был принят с целью прекратить затруднения и беспорядки, возникавшие в судопроизводстве вследствие множества и запоздалости исков о беглых крестьянах. Сам же по себе закон не вносил ничего нового в право, а только регулировал судопроизводство о беглых крестьянах. Другие исследователи, в частности Б. Греков, говорили о том, что этот закон «с одной стороны признает, что крестьянин крепок своему хозяину, а с другой мирится с фактом бегства и даже его легализирует»[6] . Закон этот был выгоден тем, к кому бежали крестьяне, т.е. крупным землевладельцам, которые могли прятать у себя крестьян, и абсолютно не выгоден мелкому помещичеству. Стоит также отметить, что этим указом с 1597 г. кабальные холопы (люди, попавшие в рабство за долги) лишались права стать свободными после выплаты долга и закреплялись за своими владельцами-кредиторами. Добровольные холопы (люди, служившие по вольному найму) превращались после полугода работы в полных холопов. И кабальные, и вольные холопы становились свободными только после смерти хозяина.

Этот и предыдущие указы привели к резкому обострению социальных противоречий в стране и создали базу для массовых народных выступлений. Обстановка в России накалилась, терпение крестьянства было вовсе не безграничным, они все чаще старались бежать туда, где бы не было вообще никаких землевладельцев. Объединяясь, такие крестьяне могли выносить требования от общего имени. На фоне общего нестабильного положения в стране, которым характеризовалось Смутное время в России, крестьянские выступления были, как нельзя некстати и потому правительство было вынуждено пойти на некоторые уступки.

2.3. Указы Бориса Годунова, политика Василия Шуйского.

Со смертью Федора Иоанновича прервалась прежняя правящая династия Рюриковичей. Престол стали занимать посторонние люди, самозванцы. Первым из них стал Борис Годунов, избранный на Земском соборе. Но его положение было весьма неустойчивым. Он находился в сложной ситуации. Боярское население было изначально против Бориса и, несмотря на мелкие уступки с его стороны, продолжала считать своим врагом. Дав некоторые льготы дворянству и посадским людям, правительство в тоже время пошло по пути дальнейшего закабаления крестьянства. Это вызывало недовольство широких народных масс. Крестьяне связывали ухудшение своего положения с именем Бориса. Они утверждали, что их закрепостили при царе Федоре Иоанновиче по наущению боярина Бориса Федоровича Годунова. Положение в стране еще более обострилось из-за неурожая, начался голод, росли народные недовольства. Цены выросли более чем в 100 раз. Ели собак, кошек, кору деревьев. Начались массовые эпидемии. В этих условиях не делать уступок крестьянству правительство Годунова не могло. Оно было вынуждено предпринять шаги к некоторому облегчению положения крестьян. Так появился указ от 1601 г., в котором Борис давал крестьянам выход «от налог и продаж». Разрешение выхода не стоит воспринимать как обдуманное и запланированное мероприятие, правительство, этот указ был не более чем защитной реакцией на возникшие обстоятельства. Известно, что выход, связанный с Юрьевым днем был дозволен в период с 19-20 ноября по 2-3 декабря (неделя до и неделя после), указ же был подписан только 28 ноября (правда, срок отказа был продлен, но это и было сделано, очевидно, потому, что издан он был не вовремя...). В 1602 г. (опять-таки за два дня до 26 ноября) был издан новый указ, который по содержанию близок был к предыдущему, но, тем не менее, содержал новые положения, запрещающие бесчинства землевладельцев, которые, препятствуя уходу крестьян, удерживали их насильно, в результате чего возникали бои и грабежи. Между тем, половинчатые меры Годунова не привели к ослаблению социальной напряженности, озлобив как бояр, так и крестьян, желавших большего. И следующие крупные мероприятия в области крестьянской политики были проведены уже правительством Шуйского.

Как известно, после Бориса Годунова на троне ненадолго задержался Лжедмитрий I (Юрий Отрепьев). Продолжение крепостнической политики, новые поборы с целью добыть обещанные польским магнатам средства, недовольство русской знати привели к организации против него боярского заговора. После смерти Лжедмитрия на престол вступил боярский царь Василий Шуйский (1606-1610 гг.). Указ Шуйского от 9 марта 1607 г. рассматривался в боярской думе и был составлен в целях борьбы с крестьянским движением. Безо всякой шаткости указ объявляет всех частновладельческих крестьян, записанных за своими господами в писцовые книги 1592 г. крепкими. Далее тот же закон устанавливает:

1) на беглых крестьян и холопов 15 лет сыска;

2) вводит десятирублевый штраф за принятие беглого;

3)увеличивает «пожилое» до 3 рублей в год, вкладывая в это понятие новый смысл – теперь, это не плата хозяину при выходе крестьянина, а штраф за держание у себя беглого;

4) разрешает нанимать чужих крестьян на временную работу только с ведома господина, которому принадлежит крестьянин;

5)устанавливает обязательный сыск крестьян.

Этот закон действовал очень долго. Он как законодательный акт канул в вечность вместе с падением Шуйского, но дух его был жив. «Он не умирал, да и не мог умереть, поскольку землевладельцы требовали дальнейшего укрепления за ними рабочих рук и поскольку власть находилась в руках землевладельцев», - писал Греков[7] . Таким образом, при определенной направленности законодательства, касающегося крестьян, неудивительно, что в середине XVII в. с изданием Соборного Уложения (1649 г.), они оказались окончательно прикрепленными к земле помещиков.

3. Крепостное право середины XVII начала XIX вв.

3. 1. Соборное Уложение 1649 г., развитие крепостного

права в XVIII в.

«Боязни ради и междоусобий от всех черных людей», как писал впоследствии патриарх Никон, был созван Земский собор. Его заседания проходили в 1648 – 1649 гг. и завершились принятием Соборного Уложения царя Алексея Михайловича. Уложение 1649 г. содержит совокупность правовых норм о крестьянстве, определяющих его место в общественной структуре того времени.Целиком посвящена крестьянам XI глава – «Суд о крестьянах», в ней собраны законы, регулирующие правовые взаимоотношения феодалов по вопросам владения крестьянами. Тем не менее, правовые нормы, касающиеся крестьян, не сводятся в Уложении только к положениям XI главы. В той или иной мере о крестьянах говорится в 17 главах из 25. В общей сложности крестьянам посвящено 111 статей. Это означает, что роль крестьянства в общественной жизни России того времени была значительна - от его жизнедеятельности зависели многие сферы жизни феодального строя. Уложение признает незыблемой и постоянной крепостную зависимость по писцовым и переписным книгам и в силу этого отменило урочные годы, как противоречащие указанному назначению писцовых книг. Противоречие действительно было. Как справедливо заметил Новосельский[8] , наличие указов об урочных годах «находилось в противоречии с установившимся признанием писцовых книг решающим документом в делах о крепостной зависимости крестьян». Соборное Уложение прямо говорит «А которые крестьяне и бобыли за кем записаны в переписных книгах...з женами и з детьми и со всеми животы, и хлебом... отдавать...тем людем, из-за кого они выбежат по переписным книгам, без урочных лет « (XI, ст. 9). Наиболее крупной и радикальной нормой Уложения стал закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян, собственно говоря, отмена урочных лет была закономерным условием и следствием претворения этой нормы в жизнь (XI, ст.1,2). Основанием прикрепления как государственных, так и частновладельческих крестьян стали писцовые книги 1626 г. (XI, ст.1). Другим основанием крепостной зависимости стали переписные книги 1646-1648 гг., которые учитывали мужское население крестьянских и бобыльских дворов любого возраста. На будущее значительно расширяется круг родственников крестьян и бобылей, на которых распространялась крепостная зависимость. Помимо жен и детей, в этот круг включались братья, племянники и внучата (XI, ст.9). Писцовые книги 20-х и переписные 40-х могли либо выступать независимо друг от друга, либо дополняли друг друга: крепостная принадлежность устанавливалась:

1) по записи отцов в писцовых книгах, если дети почему-то не попали в переписные;

2) по записи в переписных книгах, если отцы не значились в писцовых (XI, ст. 11). Важно отметить, что крепостное право включало в себя две формы прикрепления - к земле и к феодалу, на протяжении развития крепостного права соотношение этих форм менялось. На момент создания Уложения преобладала первая форма зависимости, что было связано с высоким удельным весом поместной системы в феодальном землевладении. Это находит свое отражение в нормах Уложения. Крестьянин выступает в нем как органичная принадлежность поместья и вотчины независимо от личности владельца. Это видно, прежде всего, в запрете переводить крестьян с поместья в вотчину, даже в пределах одного владения, запрет этот был распространен на крестьян, записанных в книгах за поместьями (XI, 30). Статья 31 XI главы запретила давать отпускные грамоты поместным крестьянам. Государство вынуждено было идти на такие меры, дабы «поместий не пустошити». Мена земельных владений между феодалами допускалась только при условии равного состояния поместья или вотчины – пустое на пустое и жилое на жилое (XVI, 3,4,5). Признание экономической связи феодального владения и крестьянского хозяйства очевидно из защиты законом имущества крестьянина от произвола феодала. За грабеж крестьянского хозяйства предусматривалось наказание по предусмотрению царя (XVI, ст.45). Кроме того, крестьянин выступает в Уложении, как активно действующее в хозяйственном процессе лицо, он имеет право задержать чужую скотину, потравившую его хлеб или хлеб помещика, мог потребовать возмещения ущерба (X, ст. 208). С возникновением крепостного права объект собственности феодала становится комплексным - земля и сидящий на ней крестьянин. Собственность феодала на крестьянина в отличие от собственности рабовладельца на раба никогда не была полной, но объем ее менялся с развитием крепостного права. В середине XVII в. крестьянин был уже объектом феодального права, круг правомочий феодала в отношении крестьянина был достаточно широк, вместе с тем крестьянин был наделен и определенными правами, как субъект права. В Уложении 1649 г. обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина нашли свое отражение. Своеобразным фокусом пересечения обязанностей и прав дворян в отношении крестьян своих служил закон, согласно которому дворяне « за крестьян своих ищут и отвечают во всех делах, кроме татьбы, разбою, поличного и смертных убийств «(XII, ст. 7 ). Эта формула открывала широкий простор для внутривотчинного судопроизводства феодалов. Реальный же объем юрисдикции помещиков был гораздо шире и глубже определений, данных в законе. Вместе с тем сохраняющиеся права крестьян давали повод историкам не придавать значительной роли Соборному Уложению в закрепощении крестьянства. Характерна в этом отношении точка зрения В.О. Ключевского[9] , который писал, что «Уложение отнеслось к крепостным крестьянам поверхностно, даже прямо фальшиво... . Так, статья 3 главы XI говорит, будто «по нынешний государев указ заповеди не было, что никому за себя беглых крестьян не приимати», тогда как указ от 1641 г. ясно говорит «Не принимай чужих крестьян и бобылей». Почти вся XI глава Уложения трактует только о крестьянских побегах, не выясняя ни сущности крестьянской крепости, ни пределов господской власти и набрана с некоторыми прибавками из прежних узаконений, не исчерпывая, впрочем, своих источников. Вместе с тем Ключевский опровергает мнение о том, что крестьяне были достаточно правоспособной частью населения. Он говорил о том, что «личные права крестьянина не принимались в расчет, его личность исчезала в мелочной казуистике господских отношений». Закон допускал также противоцерковное дробление семьи крестьянина: в случае женитьбы на беглой крестьянке, человек вместе с женой возвращался к ее владельцу, между тем как его дети, нажитые от предыдущих браков, оставались во владениях его господина (XI, ст.13). Что же касается защиты имущества крестьянина, как доказательства его правоспособности, то Ключевский говорил о том, что инвентарь крестьянина принадлежал ему не как правоспособному лицу, а как крестьянину, доказывая это тем, что в случае женитьбы на беглой крестьянке человек возвращался с ней к ее владельцу, при этом оставляя свое имущество своему прежнему землевладельцу (XI, ст.13). Заканчивая краткий обзор Соборного Уложения 1649 г., и отмечая его роль в развитии крепостничества, следует отметить, что, несмотря на произвольное толкование некоторых статей разными авторами, сама суть этого документа не изменяется, и такие важнейшие нововведения, как отмена урочных лет (объявление бессрочного сыска беглых) и закрепление потомственного (наследственного) характера крестьянской крепости были значительными, по своей важности, шагами государства в направлении к окончательному закрепощению крестьян и сближению их положения с положением рабов.

Вернадский справедливо замечал, что исследователи, занимающиеся проблемой крепостного права в России, основное внимание уделяют XVI-XVII вв., между тем, как последующее два века остаются малоизученными в данном отношении, несмотря на значительно большее количество документов разного рода, касающихся крестьян и относящихся к данному периоду[10] . Историк говорил о том, что крепостное право XVIII и XIX вв. существенно отличалось от крепостного права ранее рассмотренных периодов, первое, по его словам, представляло собой совокупность крепостного права сложившегося к XVII в. и холопства – от слияния этих двух элементов и образуется новый юридический институт – крепостное право XVIII и XIX вв.

3. 2. Крепостничество в Петровскую эпоху, крестьянская политика Павла I .

Петровские преобразования привели к изменению всех сфер жизни общества и позиций России в мире. Но абсолютное большинство населения (крестьяне) от реформ ничего не получили, но фактически были вынуждены их оплачивать. Тем самым эти реформы укрепляли крепостную зависимость крестьян. Указом Петра I от 1707-1708 гг. за укрывательства и невозвращение беглых крестьян наказанием назначалась полная конфискация имения. Указ 1718 г. о введении подушной подати и замене подворного обложения налогом привел к упразднению таких категорий, как подсуседники, захребетники, бобыли. Известно, что при подворном налоговом обложении практиковалось объединение дворов. Во двор более или менее зажиточного крестьянина подселяли бедные крестьянские семьи (подсуседники, захребетники) или одиноких крестьян-бобылей, чтобы не платить налог с их дворов. С введением подушной подати исчезал стимул к такому объединению. 18 января 1721 г. вышел указ о покупке деревень к заводам. В указе говорилось о том, что, несмотря на прежнее запрещение купцам приобретать деревни (а запрещение было потому, что купцы занимались исключительно купечеством и не приносили тем самым пользы государству), «...позволяется сим нашим указом ...деревни покупать невозбранно», по причине того, что «...многие купецкие люди...возымели к приращению государственной пользы заводить разные заводы...». Таким образом, выходило, что владельцы крестьян были лишь временными их держателями по уполномочию государственной власти. Иными словами характерной особенностью крепостного права XVIII – XIX вв. было то, что в отличие от предыдущего, московского периода крестьяне находились в собственности государства. Другая особенность (а точнее сказать тенденция) рассматриваемого периода - консолидация различных категорий крестьянства в единое сословие. Между тем, со второй половины XVIII в. положение крестьян частновладельческих заметно ухудшается.

Годы 1725-1741 в истории России принято называть эпохой Дворцовых переворотов. Политика правителей этой эпохи шла по двум основным направлениям: расширение функций дворян, усиление крепостного гнета. Нам более интересно второе направление. С 1731 г. помещики или приказчики стали приносить присягу на верность императору за крестьян, что означало более прочное прикрепление крестьян к личности владельца. В том же году в руки дворян был передан сбор подушных денег с подвластных крестьян в связи с их задолжностью государству. Помещик получал право сам устанавливать наказание за побег крестьянина.

Указом Анны Иоанновны от 1732 г. помещикам запрещалось переселять собственных крестьян без разрешения Камер-коллегии (в интересах фиска). В 30-40-е гг. принудительный труд господствовал практически во всех отраслях промышленности. Указ от 1736 г. вводилось «вечное закрепощение» рабочих на мануфактурах, фабрикантам разрешалось покупать крестьян «на вывоз», без земли. Политика Елизаветы Петровны в крепостном вопросе оставалась такой же. В 1746 г. только за дворянами было закреплено право владеть землей и крестьянами. В 1760 г. помещики получили право ссылать крестьян, выступавших против них, в Сибирь, с зачетом их вместо рекрутов. Крестьянам было запрещено вести денежные операции без разрешения помещика. Помещик выполнял по отношению к крестьянам полицейские функции. В 1744-1747 гг. была проведена вторая перепись податного населения. В 1755 г. заводские крестьяне были закреплены в качестве постоянных (посессионных) работников на уральских заводах. Таким образом, помещики получили право распоряжаться на только землей, но и личностью и имуществом крестьянина.

При Екатерине II начинается процесс превращения крепостных крестьян в рабов (как она сама их и называла). В 1765 г. последовало официальное разрешение на продажу крестьян без земли (что доказывает преобладание на данном этапе прикрепления не к земле, а к помещику) и даже с разлучением семей. Их имущество принадлежало помещику, гражданско-правовые сделки они могли совершать только с его разрешения. Они подлежали вотчинной юстиции помещика и телесным наказаниям, которые зависели от воли помещика и ничем не ограничивались. 22 августа 1767 г. вышел указ императрицы «О бытии помещичьем людям и крестьянам в повиновении и послушании у своих помещиков, и о неподании челобитен в собственные Ея Величества руки», в котором крестьянам и прочим людям недворянского сословия запрещалось подавать челобитные Ее Величеству, «а ...буде ...крестьяне в должном у помещиков послушании не останутся, и в противность... на помещиков своих челобитныя... Ея Императорскому Величеству подавать отважатся», то предписано высечь их кнутом и отправить на каторгу, засчитав их в рекруты, дабы не причинять ущерба помещику. Этим законом государство фактически отказывалось защищать крестьян от произвола помещиков, что естественно вело к его усилению. В историографии конец XVIII характеризуют как кульминацию крепостного права, как период расцвета крепостнических отношений, однако неизбежно за кульминацией следует развязка, за периодом расцвета – период разложения, так произошло и с крепостным правом.

Определенную, хотя и весьма противоречивую политику в отношении крестьянского вопроса проводил Павел I . За четыре года царствования он раздарил около 600 тыс. крепостных, искренне полагая, что за помещиком им будет жить лучше. В 1796 г. произошло закрепощение крестьян в области войска Донского и в Новороссии, в 1798 г. отменен введенный Петром III запрет на покупку крестьян владельцами не из дворян. Вместе с тем, в 1797 г. была запрещена продажа дворовых крестьян с молотка, а в 1798 г. — украинских крестьян без земли. В 1797 г. Павел издает Манифест о трехдневной барщине, вводивший ограничения на эксплуатацию помещиками крестьянского труда и ограничивавший их владельческие права. Более решительные (хотя и далеко не достаточные) шаги в данном направлении – улучшения положения крестьян – были сделаны уже в XIX в.

Уже в начале XIX в. наблюдается некоторое облегчение положения крестьян. Так изданный Александром I 12 декабря 1801 г. указ, предоставлял право покупать земли не только помещикам, но и крестьянам, за исключением помещичьих. Монопольное право дворян на землю отменялось. 28 мая 1802 года выходит указ о запрещении печатать объявления о продаже крепостных крестьян без земли. 20 февраля 1803 г. был издан указ «Об отпуске помещиками крестьян своих на волю по заключении условий на обоюдном согласии основанных» (более известный, как закон «о вольных хлебопашцах»). В указе говорится о том, что с обоюдного согласия помещика и крестьянина, последний, выплатив выкуп, мог быть отпущен на волю, участок земли, полученный им по выходу находился в его собственности, и он мог продавать, закладывать его и передавать по наследству (было здесь и ограничение – запрещалось дробить участки менее 8 десятин). На крестьян, имевших в собственности недвижимость, не распространялись запреты на различные сделки. Реально, этим законом воспользовались немногие, крестьянское население было слишком бедно и потому неспособно платить выкупы, но уже само наличие юридического закрепления возможности законного выхода имело большое значение.

Стоит отметить, что многие государственные деятели (М.М. Сперанский, А.А. Аракчеев, П.Д. Киселев и д.р.) разрабатывали по поручению Александра I проекты освобождения крестьян. Однако практического воплощения они не получили. Император Николая I в речи на заседании Государственного совета весной 1842г. с горечью был вынужден признать: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении у нас есть зло, для всех ощутимое и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более губительным». В этом высказывании вся суть николаевской политики в крестьянском вопросе. Правительство Николая I предпринимало меры, направленные лишь на смягчение крепостного права, но не уничтожавшие крепостничество. Было запрещено отдавать крепостных на заводы и ограничено право помещиков ссылать крестьян в Сибирь. В 1841 г. принят закон, запрещавший продавать крестьян поодиночке и без земли. В 1843 г. безземельных дворян лишили права приобретать крестьян. Так было покончено с самыми уродливыми формами крепостничества, когда разрушались семьи, а их члены использовались как домашние рабы. В 1842 г. был издан указ «Об обязанных крестьянах». Он продолжил линию, намеченную указом 1803 г. новый указ сохранил рекомендательный характер. Он разрешал помещикам отпускать крестьян на свободу с предоставлением им надела, но не в собственность, а в пользование. За данный надел крестьяне обязаны были выполнять прежние повинности, т.е. работать на барщине или платить оброк. Правительство также пыталось вмешаться во взаимоотношения помещиков и крестьян. В западных губерниях вводились инвентари, регламентировавшие размеры крестьянских наделов и повинностей, способы возможного наказания крестьян. Важным этапом ослабления крепостного права явилась реформа управления государственными крестьянами, проводимая под руководством П.Д. Киселева в 1837-1841 гг. Эти крестьяне составляли более трети сельского населения, платившего подати, и находились в ведении Министерства финансов. Цель реформы – поднять благосостояния этой категории крестьян, чтобы облегчить сбор налогов, и показать помещикам пример отношения к крестьянам. Управление государственными крестьянами было передано специально созданному Министерству государственных имуществ. Оно заботилось об удовлетворении хозяйственных и бытовых нужд подведомственных крестьян, проводило размежевание земель и увеличивало наделы малоземельных, создавало семенной фонд, и продовольственные магазины на случай неурожая, следило за справедливой раскладкой налогов, открывало в деревнях начальные школы и больницы. Реформа также улучшила правовое положение государственных крестьян. Впервые в России вводилось выборное местное крестьянское самоуправление на уровне волости и села. Для разбора мелких мирских тяжб избирались сельские и волостные суды. В целом крестьянский вопрос в течение первой половины XIX в. сохранял свою социально-политическую остроту, а крепостное право оставалось незыблемым. Между тем, эти, несколько половинчатые, меры в отношении крестьянства сначала Александра I, а затем и Николая I не могли справиться с нараставшим кризисом в среде сельских жителей. Крестьяне находились в нищете, смертность превышала рождаемость. Требовалось гораздо более серьезное и кардинальное решение, принять которое решился только следующий российский император Александр II

Заключение

Исследуя вопрос поэтапного закрепощения крестьян, мы вплотную подошли к реформе отмены крепостного права. Таким образом, проследив его зарождение и развитие практически до конца. Как оказалось, этот вопрос весьма неоднозначен и широк. Несмотря на большое количество работ по его исследованию и документов, закрепляющих различные этапы развития крепостного права в России, здесь нет единой точки зрения. Так, некоторые историки за своеобразную точку отсчета в развитии крепостного права в России принимают появление первых судебников. тем задолго до первых судебниковй точки зрения на то, в какое именно время зародилось крепостное право. го оформления. Другие исследователи, например Л. Шишко, связывают зарождение крепостного права с татаро-монгольским нашествием. Третья группа исследователей говорит о постепенном формировании крепостного права задолго до его юридического оформления.

Мое мнение также совпадает с этой точкой зрения, ведь первые формы зависимости (рядовичи, закупы, вдачи (изорники), тиуны) появились еще в X-XI в. К тому же зарождение крепостнических отношений отражается и в «Русской правде», и в указе Дмитрия Донского (1388г.). Этот процесс более заметен в Судебниках 1497 и 1550 гг., где юридически установлено правило Юрьева дня и введена плата за «пожилое». Но все равно в то время крестьяне воспринимались как вполне правоспособная часть населения. Важные изменения в развитие крепостного права внесла смута. Именно в эпоху Смуты впервые были введены «заповедные лета» (1581 г.), пятилетний срок сыска беглых (1597 г.), составлены писцовые книги (80-90 гг. XVI в.). Многие исследователи говорят о том, что в то же время был издан указ о запрете переходов крестьян, что означало установление крепостного права. Этот царский указ относят к 1592 или к 1593 г. однако текст указа не найден, имеются лишь косвенные доказательства его существования. В 1607 г. при правлении Василия Шуйского срок сыска беглых крестьян устанавливался в 15 лет. Таким образом, при определенной направленности законодательства, касающегося крестьян, неудивительно, что в середине XVII в. с изданием Соборного Уложения (1649 г.), они оказались окончательно прикрепленными к земле помещиков. 1649 г. большинство историков признают как дату юридического оформления крепостного права. Но, оформившись, крепостное право продолжало развиваться. Так в XVIII в. в связи с расширением привилегий дворян основной тенденцией его развития было усиление крепостного гнета. Причем крестьяне прикреплялись не только к земле, но и к личности феодала. А в XIX в., когда крепостное право стало тормозящей силой развития всех сфер жизни общества, правительство пошло по пути его смягчения, но не торопилось его отменять, ведя, таким образом, двойственную политику. Таким образом, крепостное право было неотъемлемой частью жизни нашей страны на протяжении нескольких эпох, в разное время играя положительную или отрицательную роль. Оно затрагивало другие проблемы нашей истории, являлось причиной многих явлений. Поэтому для образованного человека, стремящегося как можно глубже изучить историю собственной страны, важно хорошо ориентироваться в этой теме. Ведь знание прошлого, помогает нам строить будущее. А исследование исторических процессов делает нас богаче, умнее и проницательнее.

Список источников и литературы

1. Шишко Л. М. Рассказы из Русской истории. Ростов-на-Дону: Донская речь,

1988.

2. Хрестоматия по истории государства и права России/ под ред. Ю.П. Титов

М.: Проспект, 1999.

3. Вернадский Г. С. Замечания о юридической природе крепостного права. М.:

Родина, 1993.

4. Колычева Е.И. Холопство и крепостничество (конец XV – XVI в.). М.: Наука,

1971.

5. Греков Б.Д. Краткий очерк истории русского крестьянства. М.: Наука, 1958.

6.Карамзин Н.М. История государства Российского. Том 10. М.: Мысль, 1997.

7. Исаев И.А. История государства и права России. М.: Юристъ, 1999.

8. Корецкий В.И. Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во

второй половине XVI в. М.: Наука, 1970.

9. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.

Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

10. Чибиряев С.А. История государства и права России. М.: Былина, 1998.

12. Маньков А.Г. Уложение 1649 г. кодекс феодального права России.

Ленинград: Наука, 1980.

13. Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Курс русской истории.М.: Мысль,

1989.

14. Новосельский A. A. К вопросу о значении «урочных лет». М.: Мысль, 1954.


[1] Греков Б.Д. Краткий очерк истории русского крестьянства. М.: Наука, 1958.

[2] Шишко Л. М. Рассказы из Русской истории. Ростов-на-Дону: Донская речь, 1988.

[3] Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Курс русской истории.М.: Мысль, 1989.

[4] КарамзинН.М. История государства Российского.Том 10. М.: Мысль, 1997.

[5] Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Курс русской истории.М.: Мысль, 1989.

[6] Греков Б. Д. Краткий очерк истории русского крестьянства. М.: Наука, 1958.

[7] Греков Б. Д. Краткий очерк истории русского крестьянства. М.: Наука, 1958.

[8] Новосельский A. A. К вопросу о значении «урочных лет». М.: Мысль, 1954.

[9] Ключевский В.О. Сочинения в 9 т. Курс русской истории.М.: Мысль, 1989.

[10] Вернадский Г. С. Замечания о юридической природе крепостного права. М.: Родина, 1993.

Не нашли то что искали? Cпросите у нашего специалиста!